Зачем нужна многолетняя пшеница?

С начала международного беспокойства о глобальном потеплении в ученой среде идет разговор о многолетних злаках: пшенице, ржи, ячмене и других. Почему? Расходы энергии на вспашку десятков миллионов гектаров дважды в год сравнимы с тектоническими процессами. Если к этому прибавить тепло, выделяемое при выработке топлива, удобрений, средств защиты растений, металла для тракторов, комбайнов, сельхозавиации, при работе сборочных заводов, от запуска метеоспутников и от многих других процессов, позволяющих иметь на столе свежие продукты каждый день, очевиден факт: рост народонаселения планеты генерирует разогрев атмосферы.

Многолетние злаки, прежде всего идущие на хлеб, крупы и корма, в значительной степени могли бы снизить издержки и выработку попутного тепла. Очень удобно: посеял раз и несколько лет собираешь урожай — пахать не нужно, только ухаживать и собирать зерно. Тракторов и комбайнов, а также топлива нужно меньше. Научное сообщество и политики озаботились этой идеей с середины нулевых годов. Началось финансирование разработок в США и Европе. Но селекция — дело не быстрое и вовсе не дешевое. Тем более когда речь идет о растениях, которые человек никогда не выводил. Особое внимание в этой связи уделяется диким эндемичным растениям — прообразам культурных.

Самое интересное в этой истории то, что у России здесь не просто приоритет, а безусловный приоритет — многолетняя трититригия (гибрид пшеницы и пырея). Первая версия гибрида уже запатентована, вторая на выходе. И срок этой разработки без малого 90 лет.

Впереди планеты

Я видел посевы этой пшеницы в засуху 2010 года, когда земля трескалась от жары,— урожай был 30 центнеров с гектара без удобрений (денег у ученых не было). Хлеб из ее муки был великолепным, на буханку можно было садиться, и она поднималась — значит, белок очень высокий, в зерне больше хромосом, чем у традиционной пшеницы. А стебель с листьями был зеленым — корень пырея добывал воду с глубины нескольких метров, а это означало, что два-три укоса зеленой массы на корм скоту гарантированы…

Разработка многолетней пшеницы началась по личному указанию Иосифа Сталина в середине 20-х годов прошлого века. Требовались сорта, способные произрастать в сложном климате и при минимальной зависимости от человеческого фактора. Условия и мотивы были другими, чем теперь: опытные агрономы частью были сосланы, частью расстреляны, урожаи падали, а на носу была большая война и армейские командиры предвидели потерю основных зерновых регионов на юге страны.

Документ, решивший судьбы цицинской пшеницы

Были созданы несколько научных групп, одну из которых возглавил будущий академик Николай Цицин. Именно ему дал подсказку великий Мичурин: не терять время, скрещивая пшеницу с пшеницей, а попробовать работать с дикими растениями. Что Цицин и сделал, получив в 1928 году первый урожай семян для размножения и изучения. К этому же периоду относятся ботанико-агрономические экспедиции Николая Вавилова, которые дали России уникальную коллекцию семян со всего мира и самую большую на планете.

По большому счету, многое тогда имело двойное назначение: тракторные заводы производили танки, а калибр макарон, папирос и патронов был одинаков — 7,62. Их делали на одинаковых станках. И сельское хозяйство должно было послужить обороне.

О Сталине можно говорить всякое, но он был последователен и о своем поручении не забывал, обеспечивая финансирование, поощрение и охрану научных коллективов. Из рассказов очевидцев известно, что в 1943 году, когда в сталинградской степи был выращен первый промышленный урожай многолетней пшеницы, на прикрытие жаток с фронта была отправлена рота танков. Это в тот момент, когда танки по штукам распределял лично Верховный. Напомню, шла Сталинградская битва и судьба СССР висела на волоске, явно были вопросы поважнее, чем какие-то снопы. За этот урожай в 1943 году Цицин получил Сталинскую премию.

Для сравнения: НИИ Центральных районов Нечерноземной зоны РФ полностью решил проблему продовольственного зерна в Средней России и на северах, чего не могли ни цари, ни большевики, а у него в «благодарность» отобрали землю под Сколково, которое ничего не генерирует, кроме скандалов.

В 1945 году многолетняя пшеница была засекречена, как и некоторые разработки в сфере животноводства (производство молока и мяса в закрытых бункерах). Эти проекты были выведены из-под опеки Минсельхоза и переданы в разные ведомства под общим крылом руководителей атомной отрасли — академиков Курчатова и Александрова, которые живо интересовались питанием населения после ядерной атаки. Многолетняя пшеница попала в ведение Главного ботанического сада АН, которым руководил ее автор и уже академик Николай Цицин. Под подобные эксперименты был создан отдел отдаленной гибридизации в подмосковных Снегирях — с полями и великолепным исследовательским корпусом, который, судя по «начинке», строился тем же атомным ведомством (откуда у «ботаников» такие ресурсы и оборудование?!). Наверное, именно такая отдаленность пополам с секретностью и спасла ученых и их работы от интереса всех начальников, начиная от Хрущева с его целиной до Ельцина с его приватизацией. Вплоть до патентования трититригии в 2019 году о ней толком не знали даже в Минсельхозе России.

И вот пришли наши славные дни. В 2020 году готовились получить урожай семян для промышленных испытаний на полях агрохолдингов и фермеров, но не случилось: 18 августа в Снегири приехали косилки неизвестного предприятия и ученым предъявили документ, по которому земля более не принадлежит Академии наук, а передана организации «ДОМ.РФ» под жилищную застройку. Там сильно торопились, и 10 дней, оставшихся до спелости колосьев, ждать не стали. Пшеницу, которую создавали около 90 лет, даже не собрали в валки, а измельчили косилкой, которой стригут обочины дорог. Бесценные семена за час стали навозом. Немая сцена. Занавес…

Измена внутри РАН

Директор Главного ботанического сада РАН им. Н.В. Цицина Владимир Упелниек, который доводил цицинский проект до патента, прокомментировал так: «Произошло то, что и должно было произойти». Не вдаваясь в детали (о них подробно — в следующем материале на соседней странице), напомню: Снегири находятся в Истринском районе Подмосковья. Дачное место. Золотое…

Надо сказать, что на поля науки в ближнем Подмосковье еще с 80-х годов, когда не стало Николая Цицина с его авторитетом и связями, начали потихоньку наседать «по партийной линии» — примеривались уже тогда. Потом, в 90-х, когда нечем было платить за коммуналку, за долги расплачивались землей. Аппетиты девелоперов росли вместе с ценой на здешние сотки: сегодня земля в Снегирях стоит от 2 тысяч долларов за сотку, а тут какие-то ученые с какими-то непонятными опытами.

Измена произошла и внутри РАН. Технология такова: сначала единый массив академической собственности поделили между ГБС им. Н.В. Цицина и вновь образованным ФГУП НЭХ «Снегири», которому отошли земли и животноводческий комплекс с уникальными гибридами коров и зебу — остатки от «атомного» проекта. Эти животные не болеют лейкозом и способны давать молоко с высокой жирностью и белком, питаясь при этом практически соломой и ветками. «Ботаникам» остался корпус, а земли они засевали по устному разрешению. Это однажды уже привело к тому, что очередной директор, пытаясь свести дебет с кредитом, велел скосить многолетнюю пшеницу и ссыпать в общий амбар для продажи. Тогда поднялся большой скандал, об этом дважды писал «Огонек». Того директора сняли, но семена были перемешаны, и патентование сорта отложили на несколько лет. Никто не был наказан.

Как и за сколько РАН продала бесценные экспериментальные участки

Затем у заветных гектаров сменился хозяин: вся академическая собственность, включая земли, от РАН перешла в управление Федерального агентства научных организаций (ФАНО) — с целью «эффективного управления имуществом». После ряда скандалов ФАНО закрыли, сочтя за благо передать его функции вместе с имуществом в Миннауки и высшего образования. И вот результат: члены правительственной комиссии под председательством зампреда правительства В.Л. Мутко по представлению замминистра науки (!) Н.А. Бочаровой и вице-президента РАН (!!) Ю.Ю. Балеги единогласно постановили изъять опытные земельные участки в Снегирях в интересах акционерного общества «ДОМ.РФ» для жилищного строительства.

Дата принятия документа — 30 октября 2019 года. То есть приговор случился, когда многолетняя пшеница уже была посеяна. Но сеятелей-исследователей, как водится, никто в известность не поставил, не холопское это дело — вникать в барские дела. Напомню, цена сотки земли в Снегирях начинается от 2 тысяч долларов…

Тут уместно вспомнить: когда в 2016 году та же правительственная комиссия «по развитию жилищного строительства...» с другим составом пыталась застроить земли Тимирязевской сельхозакадемии, вспыхнул скандал, в ходе которого очень быстро выяснилось, что члены комиссии часто не собираются вместе, голосуют заочно, никто не вникает в детали и не задает вопросы. Как на самом деле решается судьба лакомых гектаров, широкой публике не ведомо, в курсе немногие, которые решают свои узкие проблемы. Притормозить эту бюрократическую машину в состоянии только широкий резонанс и внимание СМИ: если они есть, существует шанс как минимум отсрочить пагубное решение. Вот буквально месяц назад пресса отбила у «ДОМ.РФ» земли ВНИИ Люпина в Брянске. Но сколько земель науки ушло под фундаменты коттеджей в дальних регионах, где нет серьезных медийных ресурсов и способных постоять за благое дело энтузиастов,— уже не счесть. Скорее всего, появление того или иного объекта в рабочей повестке комиссии начинается с интереса застройщика, который ищет ходы к лидерам мнения в организациях, а те, в свою очередь, вносят предложения на комиссию «совершенно добровольно и в интересах государства». В упомянутом случае с Тимирязевкой так и было: предложение исходило от МСХ РФ (замминистра теперь служит в «ДОМ.РФ»). Оценка участка там зашкаливала за девять нулей — центр Москвы. Но скандал, дошедший до президента, потушил этот пожар больших цифр. А заодно избавил министра сельского хозяйства от его должности и вернул в родную станицу. В Снегирях, увы, этого не случилось…

Кому выписать счет?

То, что правительство РФ давно не единый организм для реализации государственной стратегии, а сообщество нередко конкурирующих между собой финансовых групп, давно ни для кого не секрет. Как не секрет и то, что качество государственного аппарата по этой причине начинает представлять угрозу государственной безопасности. Ведь что, в сущности, произошло в Снегирях 18 августа?

Нанесен серьезный экономический ущерб собственности и доходам Российской Федерации. Вместо того, чтобы в 2021 году дать семена трититригии на испытания и в 2022 году предложить их мировому рынку, страна отброшена минимум на три года.

Сегодня в мире идет активное слияние генетических и семеноводческих компаний со стоимостью сделок в десятки миллиардов долларов. Большинство этих компаний проявляют рвение в получении ресурсов вавиловской библиотеки растений и семян, причем с использованием административного давления внутри России. У конкурентов нет ничего подобного трититригии, но создать ее быстрее, чем за 90 лет, они в состоянии. И каждый потерянный для России год — это минус в ее бюджете и позициях на мировом рынке семян.

Как говорил один исторический персонаж, у каждой ошибки есть имя, фамилия и должность. До тех пор, пока мы будем валять дурака и сваливать провалы на объективные причины, перемещая «эффективных менеджеров» по властной горизонтали без ответственности за «ошибочки», экономика вперед не двинется. Подсчет ущерба конкретен и было бы справедливо разделить его между членами правительственной комиссии. Может быть, более ответственно станут относиться к своим подписям после начала следствия.

И второй момент. В Снегирях как в капле росы отразилась разруха в управлении земельными ресурсами РФ.

Сегодня землей занимаются более 15 ведомств. Но даже главные из них — Минэкономики, Минфин и Минсельхоз — не имеют представления об общей картине собственности на землю. Главный ресурс остается без хозяина.
Более 70 процентов государственных земель не состоит в кадастре. По данным Государственного университета землеустройства, если поставить эти земли на учет, то только от налогов казна получила бы 1 трлн рублей в год, не считая отчислений от сделок с участками. Это та самая сумма, которой не хватало в Пенсионном фонде. Но речь даже не об этом, хотя о едином органе учета и управления землей говорить надо на самом высоком уровне. Не был бы упразднен Роскомзем в середине 90-х, земли науки числились бы как особо ценные и ничего бы не произошло.

Как Россия разбрасывается уникальными достижениями

Наиболее радикально вопрос с землями науки, к слову, решил президент Линкольн. Когда все земли были проданы переселенцам за символические 10 долларов за акр, все спохватились, что нет земли для колледжей. Тогда Линкольн за счет казны выкупил у фермеров в каждом штате по большому участку по рыночной цене и продал колледжам за 1 серебряный доллар, чтобы зафиксировать факт купли-продажи. Вот так началась знаменитая система американских аграрных университетов. На их земли никто не посягает — собственность!

В России университеты и НИИ образовывались в то же время, но как государственные. До нынешней поры ничего в этом плохого не видели, но сейчас ученые на своей шкуре начали чувствовать, что в государственном аппарате работают люди с разными наклонностями, интересами и пониманием выгоды. Вместе с землей исчезают исследователи и научные школы. И это данность, с которой совсем не хочется считаться.

Игорь Абакумов, кандидат экономических наук
Поделиться:

Нет комментариев