Олигархи и их деньгомешалки

Почему президент Касым-Жомарт Токаев был вынужден слить воедино неэффективные госхолдинги «КазАгро» и «Байтерек»?

Объявленное президентом страны во время обращения к нации 1 сентября 2020 года решение о слиянии государственных холдингов «КазАгро» и «Байтерек», похоже, решит застаревшую проблему этих «серых дыр» в экономике страны. Как заявил глава государства, необходимо «объединить эти две организации, создать единый институт развития с гораздо большими финансовыми возможностями. При этом количество портфельных компаний должно сократиться вдвое, штатная численность также сократиться на 50 %».

ИНСТРУМЕНТ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ОЛИГАРХИИ

Холдинг «КазАгро» со своими космическими долгами давно является притчей во языцех, тесно связанной с деятельностью Асылжана Мамытбекова. Созданный в 2006 году, спустя 2 года он получил 120 млрд. тенге финансирования. В 2008 году его возглавил Мамытбеков, контролировавший мегакорпорацию с 2008 по 2016 годы в качестве руководителя «КазАгро» и главы МСХ.

Проблемы начались сразу же. В мае 2010 года глава Счетного комитета Омархан Оксикбаев обратил внимание на неэффективную деятельность холдинга: «По состоянию на 1 января 2010 года, из 82 проектов, запланированных на 2009-2010 годы, фактически реализация начата только 20-ти. Установлены факты предоставления кредитов аффилированным лицам. Средства облигационного займа, заимствованные у Национального фонда, конечным заемщикам – субъектам АПК выдавались по ставке 12 % годовых. Между тем, на уровне нацхолдинга «КазАгро» ставка вознаграждения устанавливалась в размере 1,02 %, а на уровне дочерних организаций — 6,98 процента».

Как следует из выводов Счетного комитета, «действующий механизм субсидирования крестьянских хозяйств и частного сектора не способствует поддержке отечественных предприятий, занимающихся выпуском продукции с высокой добавочной стоимостью, принуждает их к продаже полуфабриката».

Если приглядеться внимательно, то Асылжаном Мамытбековым изначально была создана система обогащения за счет государственного бюджета узкой группы крупных сельхозпроизводителей, на которых и растрачивались средства предназначенные на господдержку АПК и зарабатывания на разнице кредитных процентов.

В частности, в 2015 году через структуры холдинга «КазАгро» было выдано 203 млрд тенге для 15 тыс. заемщиков. При этом 50 % прямого финансирования пришлось на 1 % заемщиков. Среди них – предприятия «Мясного союза Казахстана».

Как обращал внимание депутат нижней палаты ПарламентаРоман Ким, «мы выезжаем в регионы и видим там откормочные комплексы, на которые были потрачены миллиарды. Но при этом, мясоперерабатывающие предприятия, которые построили без учета обеспеченности сырьем, загружены всего на 36 — 40 %».

Фермерам же не оставалось практически ничего. По состоянию на 1 июля 2019 года холдинг финансирует лишь 30 % от всех крестьянских и фермерских хозяйств страны. Более того, получая кредитные средства под 0,1 % годовых, аграриям «КазАгро» выдавал их уже под 14 %.

Результаты работы «эффективных менеджеров» как для отрасли в целом, так и для финансовых показателей холдинга, как говорится, на лице. Накопленный убыток АО «Национальный управляющий холдинг (НУХ) «КазАгро» на начало 2019 года составил почти 400 млрд тенге.

Причин несколько. Во-первых, в 2013-14 годах «КазАгро»выпустила еврооблигации в размере $1 млрд и 600 млн евро. Девальвация тенге увеличила эти долги в два раза. Причем, нельзя сказать, что руководство холдинга не знало о последствиях своих действий. Очередную порцию валютных обязательств «КазАгро» взял на себя уже в 2014 году, во время кризиса.

Во-вторых, холдинг активно размещал средства в банках второго уровня. За период 2016 – 2018 годов «сгорел» 261 млрд тенге. А Асылжан Мамытбеков перешел на должность независимого директора в банк «Астана», где пропало 5,8 млрд тенге, вложенных «КазАгро».

После возвращения в МСХ в 2018 году так называемой команды «Мясного союза» валютные долги холдинга гасились за счет фондов социального страхования и пенсионного обеспечения. То есть, за предыдущиехудожества пришлось расплачиваться всему казахстанскому народу.

Как сообщила член Счетного комитета Халида Камбарова, в2017-2018 годы в АО «КазАгро» были направлены средства в сумме 1,6 трлн тенге. Но «из-за неэффективного управления активами группа компаний холдинга завершила финансовую хозяйственную деятельность с убытками на общую сумму 245,1 млрд тенге».

Сельскохозяйственная же отрасль за 2008-2018 годы была фактически похоронена. В разрезе общего республиканского бюджета, доля сельского хозяйства выросла с 2,5 % в 2001 году до 6,5 % в 2005 году. В период с 2006 по 2015 годы рост составил еще 5 %, в 2016 году – 4%. Несмотря на такое мощное увеличение финансирования, доля сельского хозяйства в ВВП страны за период 2008 –2016 годы (время работы Асылжана Мамытбекова сначала во главе холдинга «КазАгро», а потом Минсельхоза) неуклонно снижалась. Если в 2008 году она равнялась 8,7 %, то к 2016 году снизилась до 5,6%. Второе пришествие Мамытбекова в МСХ привело к дальнейшему падению доли сельского хозяйства в ВВП Казахстана. Если в 2017 годупоказатель составлял 4,52 %, то по итогам 2018 года упал до 4,4 %.

В итоге глава государства выразил возмущение: «Это уже притча во языцех, показатель абсолютно неумелого руководства подобного вида структурой. Накопленный убыток компании по итогам 2018 года составил более 120 млрд. тенге. А из 672 профинансированных проектов 270 (или 40 %) являются простаивающими. Вопросы здесь излишни, комментарии неуместны. Компания должна быть решительно и оперативно реформирована».

ДЕНЬГОМЕШАЛКА

Вторая структура «Байтерек» тоже может являться примером неэффективности. Отпочковавшаяся в 2013 годуот ФНБ «Самрук-Казына», холдинговая империя с кучей «дочек» должна была выполнять задачи развития несырьевых отраслей экономики, частного сектора, поддержки урбанизации, экспорта несырьевой продукции и развития инноваций.

Если же посмотреть портфель корпоративных кредитов холдинга, обнаружится, что 68 % средств идет на финансирование добычи природных ресурсов и первого передела сырья. То есть государство в лице «Байтерека» вместо финансирования несырьевого бизнеса и МСБ дает льготные кредиты сырьевикам.

Как подчеркнул тогда депутат Мажилиса Парламента Мейрам Пшембаев, «в Казахстане ключевым национальным институтом в области государственной поддержки обрабатывающей промышленности является холдинг «Байтерек», деятельность которого требует пересмотра с учетом имеющихся системных вопросов по его эффективности. По данным аудита финансовой отчетности по деятельности холдинга «Байтерек» за 2017 год, 78 %, или 2,2 триллиона тенге, приходятся на добывающий нефтегазовый сектор, а также ипотечные займы. При этом доля обрабатывающего сектора составила всего 6,6 %, или 147 млрд тенге. В настоящее время только 4 из 11 дочерних компаний «Байтерека» финансируют промышленность. Это Банк Развития Казахстана, Kaztech ventures, «Казах-Экспорт» и «Даму». Отмечается дублирование функций. К примеру, между «БРК лизинг» и АО «КазАгроФинанс» в части предмета лизинга оборудования и специальной техники, сельхозтехники и грузовых вагонов».

В 2016 году репутацию холдинга сильно подмочил коррупционный скандал. Его первый руководитель Куандык Бишимбаев был приговорен к 10 годам лишения свободы, пожизненному запрету на занятие государственных должностей и конфискации имущества, нажитого преступным путем. Его признали виновным в получении взяток на сумму 346 млн. тенге и хищении 1,2 млрд. тенге бюджетных средств. Руководство холдинга наладило коррупционную схему систематического получения откатов, лоббируя интересы компаний, осуществляющих строительство арендного жилья в регионах в рамках госпрограммы «Нурлы жол».

Оценить работу «Байтерека» предлагалось еще в 2014 году, но наибольшей критике работа холдинга подверглась в марте текущего года. Как заявил глава НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов, национальная палата предпринимателей не видит смысла в НУХ «Байтерек», предложив передать в управление Нацпалате фонд «Даму», а «Жилстройсбербанк Казахстана» в ведение Мининдустрии и инфраструктурного развития (МИИР) РК.

Как следует из выводов Счетного комитета, административные расходы холдинга «Байтерек», управляющего институтами развития, оцениваются в 54 миллиарда тенге в год, и 24 миллиарда из них уходят на зарплаты сотрудников. При этом «Байтерек» тратит на себя больше, чем зарабатывает. Его чистая консолидированная прибыль по итогам 2018 года составила 34,7 миллиарда тенге, в прошлом году – 51,5 миллиарда.

При этом без коррупции тоже не обошлось. Столичный департамент Агентства РК по противодействию коррупции начал в отношении должностных лиц холдинга досудебное расследование – дело касается хищения бюджетных средств, выделенных на закуп консультационных услуг по преобразованию бизнес-модели дочерней организации АО «Национальное агентство по технологическому развитию». Сумма похищенного оценивается почти в 200 миллионов тенге.

Экономическая же эффективность структуры откровенно сомнительна. Она просто смешивает государственноефинансирование с привлеченными на внешних рынках заимствованиями, что приводит к удорожанию государственной помощи для предпринимателей.

ПОПЫТКИ РЕФОРМ

Столкнувшись с критикой главы государства, новая команда МСХ предпринимает попытки реформировать «КазАгро».

Как рассказывает председатель правления холдинга Ербол Карашукеев, «по поручению президента мы приняли у себя программу трансформации. Делаем компактный холдинг «КазАгро», сокращаем расходы. Из семи «дочек» до первого квартала следующего года оставим три. В целом будет порядка 1000 человек сокращено, расходы административные сокращаются. Полностью меняем органы управления «КазАгро». По результатам 2020 года, планируем вывести холдинг на безубыточный уровень. И в ближайшие 10-15 лет хотим нивелировать накопленный убыток, который до 2019 года был сформирован, и выйти на траекторию роста».

Программа реформирования включает в себя три основных направления. Это, во-первых, разработка и принятие срочных мер по стабилизации финансового положения холдинга. В рамках данной работы холдинг в конце мая текущего года окончательно погасил всю свою валютную задолженность. Удалось «КазАгро» и сократить убытки до 11,2 млрд тенге против 117,9 млрд тенге годом ранее.

Во-вторых, оптимизация структуры. Штат уже сокращен на 20 % и предполагается дальнейшее поэтапное сокращение еще на 25 % в ближайшее время.

В-третьих, что самое важное, автоматизация всех процессов. За счет этого время рассмотрения заявок на кредит сократится с 30 дней до трех часов.

Как, в свою очередь, проинформировал глава МСХ Сапархан Омаров, «те деньги, которые направляются на поддержку сельского хозяйства, на закрытие долгов «КазАгро» направляться не будут. Эти деньги уходят в дочерние предприятия холдинга и дальше через них кредитуются товаропроизводители». Он также сообщил, что Минсельхоз Казахстана разработал проект стратегии развития АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро» на 2020 – 2029 годы

Как отметили в министерстве, «видение компании к 2029 году – компактный, финансово устойчивый и профессиональный управляющий холдинг, соответствующий передовым стандартам корпоративного управления и обеспечивающий реализацию задач по цифровой, технологической модернизации и развитию АПК».

Основными стратегическими направлениями АО «НУХ «КазАгро» на 2020-2029 годы определены: содействие развитию конкурентоспособности в АПК, привлечение инвестиций и обеспечение доступности финансирования в АПК, а также трансформация холдинга в целях обеспечения финансовой устойчивости и повышения эффективности кредитного процесса. Утверждение Стратегии развития АО «НУХ «КазАгро» в новой редакции планируется до 15 октября 2020 года.

Что касается «Байтерека», то воз и ныне там. Должностные лица холдинга клятвенно пообещали, что уже в этом году ужмут общие и административные расходы на 5,9 миллиарда тенге, а штатную численность сократят на 170 человек. В течение же ближайших трех лет, по их заверениям, общий объем затрат на содержание этой махины под государственной крышей уменьшится на четверть.

Процесс вроде бы идет. По крайней мере в головной структуре должно остаться 2630 сотрудников из 2800. Но «дочки» тут же объявили о наборе нового персонала. Так, АО «Байтерек Девелопмент» еще в мае опубликовала план расходов в 3,5 миллиона тенге на «онлайн-тестирование кандидатов при конкурсном отборе и работников в АО «Байтерек Девелопмент» для определения профессиональных знаний и уровня компетенций». 11 мая «Жилстройсбербанк» тоже разместил объявление о привлечении персонала со стороны. Цена вопроса – более 12 миллионов тенге. Просто отлично. Не пересядут ли уволенные из головной структуры в другие кресла?

Впрочем, компания «Байтерек Девелопмент» недавно все же была ликвидирована путем присоединения к «Казахстанской ипотечной компании».

ДВУХ ЗАЙЦЕВ ОДНИМ ВЫСТРЕЛОМ

Совершенно очевидно, что эта многолетняя возня у кормушки превзошла меру терпения президента. Решение о слиянии «КазАгро» и «Байтерека» является относительно мягким. Действительно, полностью ликвидировать структуры, на которые завязаны тысячи отечественных предприятий, невозможно, да и сопротивление будет колоссальным. Но здесь обращает на себя внимание то, что Касым-Жомарт Токаев явно сделал ставку на сельское хозяйство.

Стратегическую важность АПК как для продовольственной безопасности страны, так и для наращивания экспорта сложно переоценить. А с развитием сельского хозяйства тесно связано также промышленное и инновационное развитие, которым ранее занимался «Байтерек». Грядущий мировой экономический кризис, многократно усиленный пандемией коронавируса, заставляет концентрировать ресурсы.

Значительная импортозависимость Казахстана в аграрном секторе касается не только ряда социально важных продуктов, но и техники, удобрений, посевного материала и т.д. В этом контексте слияние промышленного «Байтерека» с сельскохозяйственным «КазАгро» выглядит целиком логичным.

Решение главы государства тесно перекликается с тезисами его Послания, касающимися сельскохозяйственного сектора. Напомним, что президентом поставлены задачи решить проблемы доступа к земле, отсутствия «длинных» денег и дефицита профессиональных кадров.

Кроме того, Касым-Жомарт Токаев поручил принять меры по повышению производительности, уходу от сырьевой направленности, развитию складской и транспортной инфраструктуры, развитию систем орошения. Как видим, роль индустриального сектора в выполнении этих задач является решающей.

Очевидно и то, что глубокое реформирование олигархических кормушек направлено на принципиальные изменения политики в сфере сельского хозяйства. Как подчеркнул глава государства, «следует эффективно задействовать и потенциал личных подсобных хозяйств». Для этого «нужно вовлекать их в создание региональных продуктовых хабов. Нам следует помнить о потенциале и горизонтальной кооперации. Без нее никакого прорыва в развитии АПК не будет. Разрозненные личные подсобные хозяйства фактически находятся на грани выживания. Тяжелый сельский труд оценивается сверхдешево, а основную прибыль получают перекупщики. Поэтому в рамках программ субсидирования и налоговых льгот следует подготовить пакет мер по стимулированию кооперации на селе». Вольница крупных игроков и перекупщиков заканчивается.

Минсельхоз уже приступил к подготовке проекта нового национального плана развития агропромышленного комплекса. Как сообщил глава МСХ Сапархан Омаров, «проект Концепции национальной программы по развитию АПК – документ очень серьезный, поэтому будет обсуждение со всеми ассоциациями и сельхозтоваропроизводителями, бизнесом. Мы планируем, что первоначальный проект этой программы будет готов к маю следующего года».

Он будет базироваться на идее президента о 7 крупных экосистемах по производству и переработке: мяса, фруктов, овощей, сахара, зерновых, масличных культур, молочной продукции. Соответственно, под реализацию этих задач будут проводиться и реформы нового «КазАгроБайтерека» с учетом ранее подготовленного пакета реформ для «КазАгро».
Поделиться:

Нет комментариев