Почему РК продает на экспорт зерно и мясо, а не муку и колбасу

В 2007 Казахстан вышел на первое место в мире по экспорту муки с объемом 1 млн 454 тыс. тонн, обогнав Турцию и Евросоюз. Объемы продолжали расти, достигнув пика в 2010 — 2 млн 296,7 тыс. тонн. Однако потом началось снижение, и Казахстан мировое лидерство потерял. По итогам 2015 экспорт муки составил чуть более 1,8 млн тонн.
Казахстан уступил лидерство в силу целого ряда причин. Президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений Ган считает, что сами мукомолы с проблемами не справятся, и без поддержки правительства отрасль продолжит терять позиции.

Упущенное лидерство

Поддержка экспортных возможностей мукомолов — это еще и вопрос обеспечения стабильности в целом агропромышленного комплекса Казахстана. Ежегодно казахстанские крестьяне выращивают пшеницы больше, чем нужно для собственных продовольственных потребностей страны, а также больше, чем могут принять традиционные рынки сбыта. Перепроизводство чревато падением внутренних цен на зерно, и пример этого нам дал сверхурожайный 2011 год, когда Казахстан собрал под 27 млн тонн зерна, и крестьяне могли продавать его только ниже себестоимости.

И вот тут большую поддержку внутреннему спросу оказывают именно мукомолы.

В 2010 году, на который пришелся пик развития отрасли, в Казахстане, согласно статистике, работало порядка 980 мукомольных предприятий. Суммарная мощность переработки достигла 11-12 млн тонн зерна в год. С тех пор число работающих мельниц сократилось примерно до 350, но модернизации оставшихся на рынке позволила сохранить суммарную мощность неизменной.



— В лучшие времена мы закупали у казахстанских крестьян до 5,5 млн тонн зерна в год, — рассказывает Евгений Ган. — Сегодня в связи с сокращением экспорта муки мы сократили закуп зерна до 4,8 млн тонн в год. Этот объем примерно соответствует тому, сколько казахстанского зерна отправляется ежегодно на экспорт. То есть, по большому счету мы, мукомолы, – самый крупный покупатель казахстанского зерна. И благодаря нам на рынке поддерживается баланс спроса и предложения, обеспечивающий стабильность цен на зерно внутри страны. Потому что зерно мы покупаем по мировым рыночным ценам.

Помимо этого, переработка зерна дает мультипликативный эффект. Загружается транспорт, получают заказы трейдеры, идет потребление электроэнергии, да и просто появляются рабочие места.

Внутренняя конкуренция
Казалось бы, понятно – продавать продукты переработки и для экономики полезнее, и для бизнеса выгоднее. Однако в мукомольной отрасли после 2010 всё пошло не так.

Первым ударом по сектору стало повышение тарифов на транспортировку зерна. До этого момента приоритетом казахстанских агрохолдингов была доставка пшеницы до черноморских портов. С повышением тарифа такой путь стал невыгоден. Крестьяне начали искать другие рынки – и вышли на Среднюю Азию, которая ранее была основным рынком сбыта казахстанской муки. Таким образом, возникла внутренняя конкуренция между зерном и мукой казахстанского производства, поскольку оба товара пошли в одни и те же страны. И эти страны встали перед выбором, что им выгоднее покупать. Вполне логично, что выбор они сделали в пользу зерна, одновременно с этим начав активно развивать собственную мукомольную отрасль.

Кроме того, в соседних странах были применены государственные меры, призванные поддержать внутреннюю переработку.

Например, Узбекистан ввел акциз на импортную муку в размере 15%. Через несколько лет, в 2014, пошлину снизили до 11%. Но тут же увеличили ввозную пошлину на макаронные изделия с 15 до 30%.

Примерно такая же ситуация и в Таджикистане: там импортер оплачивает входной НДС по муке в размере 18%, а по зерну – 10%. Это тоже создает условия для экспорта казахстанского зерна, а не муки.
Киргизия вообще отменила НДС на ввозимую пшеницу, и это тоже создает условия для развития собственного мукомолья.

Союза зернопереработчиков Казахстана на межправительственных комиссиях этот вопрос не раз поднимал, но безрезультатно.

— К сожалению, я должен констатировать, что наши переговорщики не могут твердо отстаивать позиции, защищающие интересы отрасли, — говорит Евгений Ган. — Да, страны-импортеры действуют абсолютно правильно, исходя из своих интересов. Но и Казахстану нужно точно также отстаивать свои позиции, и спокойно применять зеркальные меры в случае введения преград для казахстанского экспорта. К сожалению, пока такие механизмы не созданы.

Отметим, что в Казахстане нет уполномоченного органа, который был бы ответственен за развитие экспорта переработанной сельхозпродукции. Соответствующий департамент существовал в структуре МСХ РК, но несколько лет назад был ликвидирован. Так что мукомолы остались один на один со своими проблемами. Да, существует агентство по продвижению экспорта KAZNEX INVEST, но его инструменты ограничены помощью в сертификации, организации выставок и прочими мелочами. Системные меры развития экспортного потенциала не в его компетенции.

Рынок сегодня
Долгое время именно Узбекистан был основным покупателем казахстанской муки, занимая 75% экспортного рынка: в 2011 туда уходили три из четырех экспортных вагонов. После того как в Узбекистане стало активно развиваться собственное мукомолье, экспорт казахстанского зерна туда стал расти, а муки – падать. В 2014 эти объемы сравнялись, а в 2015 зерна в Узбекистан ушло уже намного больше, чем муки.

Тенденцию красноречиво иллюстрируют такие цифры: в 2007 Казахстан экспортировал в Узбекистан 157 тыс. тонн зерна и 732 тыс. тонн муки. А в 2015 туда ушло 1 млн 405 тыс. тонн зерна и 818 тыс. тонн муки. В нынешнем году разрыв будет еще больше.

По итогам первой половины 2016 Казахстан отгрузил на экспорт порядка 1 млн тонн муки. Основные получатели – Узбекистан, Таджикистан, Афганистан, Киргизия, Туркменистан Небольшие объемы эпизодически отгружаются в Китай. При сохранении таких темпов годовой объем экспорта может составить 2 млн тонн, что очень неплохо. Но мукомолы не спешат заряжаться оптимизмом.

— Если присмотреться к сегодняшней структуре экспорта, то становится понятно, насколько тут все зыбко, — поясняет Евгений Ган. — Сейчас рост экспорта идет только за счет расширения одного направления – Афганистана. Но рынок этой страны очень хрупкий, и все может поменяться молниеносно. Дело в том, что рядом там есть мощный производитель зерна, Пакистан. Им проще работать с Афганистаном, чем нам. В последние три года у Пакистана есть проблемы с производством зерна, и только благодаря этому поставки казахстанской муки в Афганистан увеличились. Но мы уже проходили это в недавнем прошлом. В 2010 объем поставок РК в Афганистан составил 790 тыс. тонн, а в 2011 рухнул до 350 тыс. тонн, потому что Пакистан восстановил свои позиции, и нам пришлось подвинуться. Так же может случиться в любой момент. Многое там зависит не от нас, и в долгосрочной перспективе рассчитывать на Афганистан нельзя.
Это ставит вопрос о необходимости открытия новых направлений сбыта. Но потерять позиции на традиционных рынках просто, а выйти на новые неизмеримо тяжелее.

— Сложность заключается в том, что мука – традиционный продукт с очень узкой границей товарного рынка, — продолжает Евгений Ган. — Она не может продаваться, например, в Европе, потому что доставка очень дорогая. Попытки торговать мукой в России тоже успеха не приносят, потому что там хватает своих производителей, и конкуренция очень жесткая. Иранский рынок сейчас открывается для многих товаров, но мы пока со своей мукой себя там не видим. Хотя, интерес к этому направлению у нас есть. Была попытка освоения Юго-Восточной Азии – Индонезии, Малайзии и прочих стран региона. Да, рынок ёмкий, но доставка туда тоже дорогая: $50-70 на каждую тонну муки. Пока отработать более оптимальную логистику не удается. Если бы мы смогли использовать вариант с доставкой до портов Китая, а оттуда морем, то попробовали бы конкурировать на рынке ЮВА.

Мучные надежды
Казахстанские мукомолы отмечают, что их отрасль – одна из немногих в Казахстане, готовая работать в условиях ВТО. Последние пять лет она не пользуется никакими мерами государственной поддержки, не получает никаких субсидий и преференций. В том числе, правительство не проводило никакой работы по поддержке экспорта казахстанской муки: прежнее руководство МСХ РК твердо стояло на позиции, что задача ведомства — заниматься вопросами производства, а не торговли. Даже в стратегической программе развития АПК Казахстана «Агробизнес 2020» о развитии экспортного потенциала продукции переработки не сказано ни слова.

Однако опыт соседних стран показывает, что если правительства выделяют силы и средства на развитие экспорта, то эти затраты окупают себя в перспективе.

— Мировой рынок муки растет, — рассказывает Евгений Ган. — 7-8 лет назад он составлял 12 млн тонн в год, а сейчас находится на уровне 14 млн тонн. Но мы за этот период не увеличили, а сократили свою долю на нем, потеряв лидирующие позиции. Поэтому, с учетом современных реалий и вызовов, я считаю, что правильно было бы реформировать наше аграрное ведомство, превратив его в министерство сельского хозяйства и продовольствия. Это даст перенести центр тяжести с только производства на производство и переработку.
Президент Союза зернопереработчиков Казахстана полагает, что такая ситуация во многом сложилась из-за политики прошлого руководства МСХ РК. Бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков больше внимания уделял зерновой, а не мукомольной отрасли. Поэтому с новым руководством министерства переработчики сейчас связывают определенные надежды.

— Опыт последних двух лет убедительно показал, что торговля сырьевыми ресурсами хороша только до определенного момента, — анализирует Евгений Ган. — Перенесемся в другую плоскость: сегодня перед Минсельхозом стоит задача по итогам 2016 отправить на экспорт 60 тыс. тонн мяса. Но почему мы хотим торговать мясом, а не высококачественными мясными изделиями? Выезжая за пределы Казахстана, я всегда везу казахские национальные мясные изделия в подарок, и их встречают на ура. А мы на уровне государства дальше продажи сырого мяса не задумываемся. То же самое – с зерном и мукой. У нас как будто тумблер внутри еще не щелкнул, мы не переключились на понимание того, что торговать сырьем — это несовременно и неперспективно.

Также мукомолы считают, что необходимо перестроить план развития АПК и вести всю работу «от продаж», тогда как сейчас Минсельхоз планирует работу «от производства». Но бизнесу неинтересно работать на склад, ему еще на этапе планирования нужно понимать, куда пойдет товар. Поэтому мукомолы ждут аналитической поддержки со стороны государства: анализа ёмкости внешних рынков, тенденций их роста, определения потенциала сбыта. И уже исходя из этих данных, переработчики готовы наращивать производство.

— Наша, мукомолов, беда в том, что мы опередили на несколько этапов развитие других секторов казахстанской экономики, — говорит Евгений Ган. — И мы на внешних рынках уже сейчас делаем то, о чем пока не задумываются другие наши отрасли. Они тоже к этому придут, и перед ними встанут те вопросы, которые сейчас решаем мы. Было бы хорошо к тому моменту на примере мукомольной отрасли создать систему государственной поддержки казахстанского экспорта, которая работала бы во благо всей экономики.

Коррупция в АПК. Чтобы минимизировать риски

Промежуточные результаты совместной работы НПП РК «Атамекен» и Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по минимизации и устранению причин, способствующих совершению коррупционных правонарушений в сфере сельского хозяйства, подведены в ходе селекторного совещания.

Как пояснил заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Рустам Журсунов, Нацпалата и АДГСПК объединили усилия в борьбе с коррупцией и произволом чиновников на местах в 16 сферах и отраслях. В конце прошлого года разработана «Дорожная карта» по реализации соглашения о сотрудничестве, цель которого — выявление системных проблем и барьеров, препятствующих развитию бизнеса, принятие мер по недопущению нарушений прав и интересов субъектов предпринимательства.

— Аграрный сектор имеет огромное значение для экономики Казахстана, в сфере сельского хозяйства занято наибольшее количество трудоспособного населения, — подчеркнул Рустам Журсунов. — Несмотря на значимую роль в социально-экономическом развитии государства, аграрный сектор находится в зоне повышенных коррупционных рисков. Здесь преобладают факты хищения, прямое взяточничество, злоупотребление должностными полномочиями чиновниками при выделении субсидий агроформированиям, хромает правоприменительная практика, когда, например, наложенное дисциплинарное взыскание на сотрудников госорганов на местах снимается досрочно и т. д.

Заместитель председателя Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев в своем выступлении озвучил, что по итогам 2016 года осуждены 30 должностных лиц, осуществлявших госрегулирование в сфере сельского хозяйства. Почти четыреста человек привлечены к административной ответственности. Наиболее распространенные правонарушения — хищения, злоупотребления должностными полномочиями и получение взяток.

По мнению зампреда АДГСПК, увеличение объемов выделяемых субсидий АПК страны за последние 5 лет с 8,9 млрд до 257 млрд тенге вызывает закономерную необходимость тщательного анализа коррупционных рисков. Им также были названы наиболее коррумпированные регионы в сфере сельского хозяйства по итогам 2016 года: Южно-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Жамбылская и Алматинская области.

— В течение первого квартала текущего года в отношении должностных лиц в сфере сельского хозяйства возбуждено 28 уголовных дел, — отметил Алик Шпекбаев. — Если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года (24), наблюдается незначительное увеличение фактов регистрации коррупционных проявлений в системе сельского хозяйства.

Стороны намерены продолжить анализ сложившейся ситуации в сфере АПК, чтобы выработать соответствующие предложения и рекомендации по минимизации проявлений коррупции.

Казахстанские экономисты развеивают мифы о ВТО...

«Мы слышим, что в 2019 году Казахстан вступит в ВТО, и все меры поддержки станут противоречить нормам этой организации. Это не так. Например, нашей рабочей группой будут выработаны конкретные механизмы, и, естественно, все это найдет отражение в виде изменения тендерных процедур, законодательных актов – в первую очередь это налоговые льготы, таможенные преференции, льготное кредитование», – заявил недавно в ходе совещания в Уральском офисе КПО б.в. управляющий директор по развитию бизнеса и местного содержания ТОО «PSA» Мухит Магажанов.

Напомним, ТОО «PSA» представляет интересы Казахстана в нефтегазовых проектах в части соблюдения норм ОСРП (окончательного соглашения о разделе продукции – «Курсив») и интересов отечественного бизнеса.

«Да, есть обязательства, которые страна взяла на себя. Но при этом мало кто знает нюансы. Например, у стран, входящих в ВТО, есть «threshold» (пороговый уровень – «Курсив»), в рамках которого любая страна вправе, а где-то даже и обязана поддерживать местные компании. Будь то Норвегия, Кувейт, Оман или Казахстан», – объяснил спикер.

Пока на ниве поставок в нефтегазовый сектор отечественные заводы больших побед не имеют, считает директор западно-казахстанского кораблестроительного завода «Зенит» Вячеслав Валиев. Он убежден: после вхождения в ВТО казахстанские производители гражданского сектора окажутся в условиях сложной конкуренции.

«С КПО б.в. мы работаем сегодня по сертификации производства, но заказов оттуда больших не имеем», – говорит в эксклюзивных комментариях «Курсиву» директор завода. По его словам, предприятие от компании «Сайпем», которая сейчас работает на Чинаревском месторождении, получило заказ на строительство нефтевышек. «Но это мелочи по сравнению с тем, что мы можем. Пока все получаем по остаточному принципу. А с вступлением в ВТО на наш рынок будут заходить на равных условиях зарубежные игроки. Что делать? Работать. Знаете как? Мы грудью дорогу проложим себе…» – заключил Валиев.

Главный научный сотрудник института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов, напротив, считает, что ВТО не противоречит программам импортозамещения. Это нормальная национальная промышленная политика большинства экономик развитых стран, уверен он. Тем более, в рамках договоров с недропользователями (ОСРП) и нового Кодекса недропользования есть нормативы по местному содержанию.

«Казахстан не вступал в ВТО так безоглядно, как это сделали некоторые другие страны. Например, Кыргызстан, который стал ее членом на условии развитой страны. Там есть лазейки, которые позволяют отстаивать свои интересы», – говорит в комментариях «Курсиву» эксперт.

То, что сегодня уровень казсодержания в нефтегазовом секторе по товарам небольшой (около 13% – «Курсив»), по мнению Додонова, объясняется сложностью проектов на месторождениях и тем, что операторами являются международные компании, которые привыкли работать со своими поставщиками.

«Но попытки развивать машиностроение на основе потенциального спроса в такой сфере разумны и нормальны. Не думаю, что вступление в ВТО сильно ограничит эти возможности», – говорит Вячеслав Додонов.

Требования по сертификации и стандартизации, которые будут выставлены казахстанским экспортерам, – это «перетягивание каната», когда все игроки понимают: процесс этот сложный, но необходимый, считает эксперт. Но, как страна сырьевой экономики, Казахстан не сильно заинтересован вступать в ВТО. Это выгодно странам, которые продвигают свою готовую продукцию на высококонкурентные зарубежные рынки. Тогда при возникновении разного рода ограничений у них появляется возможность апеллировать к ВТО.

«Хотя мы видим, как на наших глазах происходит деградация всех международных договоренностей, развязанная в рамках торговых войн. ВТО была выгодна раньше, а не в новой реальности, странам, желающим продвинуть конкурентоспособную продукцию на уже занятые кем-то рынки. У нас и без ВТО купят и нефть, и газ, и пшеницу, и металлы. С другой стороны, это, безусловно, поможет зарубежным поставщикам зайти на наш рынок, а местные производители могут оказаться бессильными перед лицом мощных компаний», – высказывает свои опасения экономист.

Он также обратил внимание на то, что в ходе множества конференций, где обсуждалась эта тема, задачей казахстанских экономистов было найти консенсус в этом вопросе.

«ВТО несильно поможет подвинуть интересы бизнеса на экспортных рынках, но внутренний рынок ставится под удар. Такой была общая консолидированная позиция казахстанских экономистов», – говорит эксперт, напоминая, что ВТО регулирует не только торговлю, но и сферу услуг.

«Это вызывает озабоченность и в нашем финансовом секторе. Банки всерьез опасаются, что западные конкуренты напрямую – через филиалы, а не как сейчас, через «дочки», – могут присутствовать на нашем рынке. И тогда резко обострится конкуренция», – заключил эксперт.

Точка зрения
Айдархан Кусаинов, независимый эксперт-экономист:

«Все принципы ВТО во многом согласованы с принципами ЕАЭС. Мы туда входили уже с учетом Таможенного Союза. Так что на своем долгом 19-летнем пути в ВТО мы многие вещи уже регламентировали и отчасти давно живем по ее правилам. Эффект от вступления в ВТО не будет грандиозным. Возгласов: «Вау! Как все изменилось!» – не ждите. Мы в этой реке уже плывем, и рассуждать, больше или меньше мы намокнем, нет смысла. Требования ВТО открыть границы, снизить таможенные пошлины – все это у нас уже есть. Но теперь мы можем что-то диктовать странам – участницам ВТО. Например, просить в Турции снижения тарифов на товары. Теперь мы имеем этот аргумент, возможность идти на экспортные рынки. При этом наши рынки уже много лет открыты, и никто сюда не пришел.

А судьба машиностроения зависит не от ВТО, а от внутренней политики. Есть казахстанские компании, которые экспортируют макароны в Италию. Алматинский вентиляторный завод открыл филиал в Подмосковье – наладил там производство и успешно продает свою продукцию. Другая компания экспортирует мороженое в Китай. Бизнесмены найдут, с чем и как выйти на зарубежные рынки. Или все боятся, что зайдут иностранные банки и наш финансовый сектор умрет. Китайский банк придет? Для него Казахстан как один микрорайон Шанхая. Это наши фобии. Например, Сингапур хоть и маленькая страна, но экспортирует огромное количество товаров. Поэтому туда идут. У нас же маленькая экономика. В ВТО вступают не для того, чтобы бояться вала импорта, а чтобы получить аргументы поставлять товары на экспортные рынки. Поэтому ВТО – для экспортных компаний. Наши урановые компании и по добыче металлов на западных рынках облагались большими пошлинами. И теперь «Казатомпром» очень выиграл от вступления в ВТО»…

Как заработать в Казахстане на голландских козах

В Костанайской области появилась ферма, на которой разводят голландских коз. Этот вид животноводства не только для области, но и для страны – редкость.

Из города в село
Ферма Дмитрия Беспалько и Полины Назаровой располагается в поселке Октябрьском, рядом с областным центром. Супруги перебрались туда из Костаная в 2011 году. Дипломированные программист и психолог оставили город, выбрав крестьянскую жизнь и труд. Было бы желание, считают они, а научиться всегда можно.

Начиная свое дело, семья много чего перепробовала: занимались выращиванием птицы, откармливали свиней, но в конце концов остановились на козах. Предприниматели начали с выбора продуктивных коз, первых зааненок. Животных приобретали в России. В Казахстане три года назад не смогли их найти.

«Может, и были, но сообщество козоводов еще не сложилось, общаться негде было с коллегами, – рассказал «Курсиву» Дмитрий Беспалько. – Сейчас информации побольше, есть общая группа в WhatsApp. Так что следующую партию зааненских коз мы купили уже на ферме под Нур-Султаном».

Средства для формирования первичного стада появились благодаря тому, что начинающие предприниматели выиграли грант в размере 1,2 млн тенге в областном управлении предпринимательства. Отработали его сполна, получили приплод, стали торговать молоком. Старались сразу дело вести цивилизованно – заключили договоры на ветеринарное обслуживание животных и с лабораторией НаЦЭкС, куда регулярно доставляли молоко на анализ. Сейчас лабораторию сменили, услуги государственной в пять раз дешевле.

Клиентская база росла. Дмитрий и Полина в животноводстве постоянно совершенствуются, много читают. О качествах и особенностях козьего молока могут рассказать много. И так как они люди, склонные к экспериментам, однажды приготовили из него сыр. Когда продукт созрел, Дмитрий разрезал 15 головок на кусочки и развез всем, кто покупал у них молоко. Большинству клиентов подарок понравился.

Сыр в масле
Встал вопрос о приобретении небольшой сыроварни. А еще требовалось нарастить стадо с четырех десятков коз хотя бы до 50 дойных, чтобы иметь литров 150 молока в сутки – и цельное реализовывать, и в переработку пускать. Кроме того, распробовав вкус добавленной стоимости в кухонном сыроварении, фермеры запланировали к козьему стаду добавить несколько коров. Перспектива – готовить сыр из другого молока, а также живые йогурты, творожки для детей.

Они написали бизнес-план и отправились по банкам искать деньги. Их с интересом выслушивали, кивали и требовали только одного – залогового имущества в городе. Большой дом в деревне, причем близ областного центра, БВУ категорически не подходил.

«Нам говорили, что он неплох, но нет, например, канализации. Я кому-то из клерков ответила, что у нас полстраны на селе живет в таких условиях. Что ж теперь, не развиваться?» – вспоминает Полина Назарова.

Финансирование в конце прошлого года они все-таки получили – не в банке, а в Аграрной кредитной корпорации. Деньги работают. Куплена и опробована одна сыроварня, отличная, по отзывам Дмитрия, с небольшим расходом воды, что важно для сельского подворья. Приобретены две коровы. Из их молока уже сварена первая партия сыра типа качотты. Кроме того, с фермы реализуют коровье молоко, творог. Хозяева считают, что таким образом на охладитель и еще одну, более мощную, сыроварню буренки должны заработать сами. Хватит кредитов.

«Люди берут сейчас у нас молоко по 200 тенге за литр. Потому что вкусное. Сливки, творог тоже. А это просто натуральные продукты от хорошего скота. Покупатели устали от «пальмы» и «химии». Так что мы на верном пути», – считает Дмитрий.

Новая жизнь
Начало июня – время рождения первых чистопородных малышей у зааненок. Новое племя пополнит фермерское стадо, также молодняк будут продавать всем желающим.

Сейчас Полина и Дмитрий глаз не спускают с коз, волнуются. И дело не только в деньгах, в запланированном доходе. Это, конечно, важно. Но ласковые, сообразительные животные, похоже, гораздо больше значат в жизни своих хозяев. Стоит посмотреть, как они несутся к присевшей передохнуть Полине, а Дмитрий с удовольствием рассказывает, как быстро к нему в роли дояра привыкли коровы. Эти люди не просто бизнес делают, они кардинально изменили свой образ жизни. И новый, похоже, им очень нравится…

Из чего складывается цена клубники в Казахстане

Минувшая весна способствовала получению хорошего урожая клубники в странах Центральной Азии. Но на конечную цену сладкой ягоды в сезон ее созревания этот факт никак не повлиял. В сравнении с прошлым годом клубника стала даже дороже. «Курсив» попытался разобраться в причинах этого явления.

В Алматы и Алматинской области встретить продавцов клубники можно практически повсеместно. Первой ягодой лета, выращенной местными фермерами, торгуют на всех без исключения городских и областных базарах, в гипермаркетах, во многих магазинчиках «у дома» и вдоль трасс республиканского значения. При этом, несмотря на не особое разнообразие предлагаемых сортов клубники, цены в зависимости от места продажи разнятся весьма существенно.

И 400% не предел

К примеру, если на городских рынках Алматы килограмм достаточно крупных по своим размерам ягод клубники сортов «Альбион» и «Дукат» предлагается за 700–800 тенге, то в гипермаркетах и «у дома» – за 900 –1300 тенге. Дороже всего «Альбион» и «Дукат» у гарантирующих доставку до двери интернет-магазинов – от 1500 до 2000 тенге. Тогда как на трассе и у оптовиков рынка «Алтын-Орда» клубника этих сортов уже стоит 500–600 тенге за килограмм.

Из бесед с оптовиками выясняется, что самой дорогой и сладкой считается клубника сортов «Черный принц» и «Клери», цена мелкого опта на которые начинается от 1100 тенге. Самой дешевой – несколько кисловатая ягода сорта «Виктория», что идет за 400–450 тенге при покупке минимум 5 килограммов. С продвижением на север цены на клубнику растут чуть ли не с геометрической прогрессией.

Из сообщений в социальных сетях выясняется, что в Нур-Султане сладкая продукция фермеров южных регионов Казахстана продается за 1500–2000 тенге, в Усть-Каменогорске – за 2200–2500, в Актау – от 2500 до 3000 тенге.
Это означает, что, несмотря на урожайный год, чему способствовало отсутствие заморозков в апреле-мае, в сравнении с прошлым годом цены на клубнику выросли на 60–80 %. Для примера, клубника сорта «Виктория» в начале июня 2018 года мелким оптом продавалась на трассе за 250 тенге/килограмм. Ссылки же на рост курса доллара в качестве оправдания для столь существенного роста выглядят не совсем корректно. Ведь к концу июня 2018 года за него давали 341,08 тенге, тогда как сейчас – 383, 94 тенге.

Когда автобус под запретом

По словам хозяйки нескольких магазинов «у дома» Разиды Юнусовой, ежегодно заключающей контракты на поставку до 3 тонн клубники в Алматы, в этом году стартовую цену на ягоды определили на казахстанско-узбекской границе.

«У нас в магазинах первая клубника появляется в начале мая. Ее мы закупаем у производителей Ташкентской области. В этом году уже ко Дню Победы такие сорта, как «Виктория» или «Маэстро», в Ташкенте даже в розницу стоили от 4000 до 5000 сум (от 180 до 225 тенге) за килограмм, а «Черный принц» – до 20 000 сум (чуть больше 896 тенге). То есть у нас в начале мая в зависимости от сорта узбекская клубника стоила бы от 500 до 1500 тенге. Это меньше, чем в прошлом году на 100 тенге. Но в этом году мы столкнулись со странным явлением. Раньше все возили клубнику из Ташкента в Алматы в багажниках автобусов – вечером отправляли, а утром получали. А в этом году казахстанская сторона делать это запретила. Только поездом», – рассказала Разида Юнусова, заметив, что поскольку поезд из Ташкента на 12 часов идет дольше автобуса, немало клубники испортилось и сделало ее дороже.

Между тем выращивающий клубнику много лет фермер из Сарыагашского района Туркестанской области Фахриддин Орынбаев с запретами на перевозку ягод автобусами не сталкивался. В беседе он отметил, что использовать большие багажники автобусов для перевозки клубники между городами является общемировой практикой.

«И в Алматы, и в столицу, и в другие города Казахстана, и даже в Россию из Сарыагаша в основном автобусами возят. Если партия превышает 2-3 тонны, то нанимают «ГАЗели». Проблем нет. Поездом никто не повезет. Это потеря до 80% товара», – сообщил нашему изданию Фахриддин Орынбаев.

В то же время он допустил, что по отношению к узбекским ягодам подобные ограничения и могли быть введены. «Если из Узбекистана везут, то вполне возможно. Клубника из Узбекистана у нас уместна только с конца апреля и максимум до середины мая. Потом в Казахстане своя ягода поспевает. У нас клубника выращивается от Сарыагаша и до самой Чунджи на границе с Китаем. Мы на 90% можем покрыть внутренние потребности рынка. Узбекская клубника уже к концу июня не актуальна», – поделился своими наблюдениями фермер с юга Казахстана.

Клубничное дно

Вместе с тем Фахриддин Орынбаев отметил несколько проблем, с которыми сталкиваются и выращивающие клубнику казахстанские фермеры.

«Часто не хватает финансирования. Клубника сама по себе не дешевая культура даже при выращивании в открытом грунте, не говоря уже о парниках и теплицах. Одна только рассада стоит 50 тенге. Если осваивать один гектар, посчитайте, сколько ее надо при посадке через каждые 30 см между рядами в 60-70 см? Тысячи кустов. Банки же неохотно идут на кредитование, требуя залоговое имущество. В результате в Сарыагаше сейчас дно за килограмм клубники – 250 тенге. Дешевле нельзя», – заметил фермер из Туркестанской области.

Что касается конечных цен на клубнику для потребителей, то, по словам Фахриддина Орынбаева, их определяют уже продавцы. «Оптовая цена на рынке «Алтын-Орда» в Алматы непосредственно от фермеров из Сарыагаша сейчас от 350 до 400 тенге в зависимости от сорта. Все, что вы видите потом, это уже с учетом различных накруток от продавцов», – подчеркнул Фахриддин Орынбаев.

В завершение один интересный момент. По словам фермера из Туркестанской области, развивать выращивание клубники в Казахстане в настоящий момент помогает созданный Таможенный союз. Дело в том, что представители торговых сетей России и Беларуси уже третий год подряд в больших объемах охотно приобретают первые ягоды лета у фермерских хозяйств Казахстана.

Даже несмотря на тот факт, что клубника активно выращивается в Ставрополье, на Кубани и в Краснодарском крае. Может быть, именно по этой причине на сельскохозяйственных рынках Москвы килограмм все той же популярной на постсоветском пространстве клубники сорта «Виктория» стоит от 110 до 115 рублей, что является эквивалентом 660-680 тенге.

Справка: 1 рубль = 5,91 тг.

Концепция Государственной программы развития АПК Казахстан на 2017–2021 годы

Приоритетом программы должно стать увеличение объемов сельхозпроизводства с акцентом на наиболее востребованные на рынке виды продукции.

Из выступления Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева на расширенном заседании Правительства РК 9 сентября 2016 года

В условиях новой глобальной реальности приоритетное значение отводится ускоренному развитию аграрного сектора. В ближайшие пять лет производство и переработка сельхозпродукции должны стать основным источником диверсификации и драйвером экономического роста. Реализация новой роли АПК сбалансирует устойчивое развитие страны, увеличит производительность труда и обеспечит повышение уровня жизни основной части населения. Сельские жители, ведущие подсобные хозяйства, получат новые возможности для вовлечения в товарное производство через масштабную кооперацию и целевую государственную поддержку.

Анализ текущей ситуации
1. Не используется огромный ресурс личного подсобного хозяйства и мелких крестьянских, фермерских хозяйств нерешенность вопросов заготовки и сбыта продукции

В стране более 1,6 млн ЛПХ и 185 тыс. крестьянских и фермерских хозяйств. На их долю приходится до 70–90% производства молока, мяса, плодов, овощей и картофеля.

2. Низкая доля переработки продукции

Перерабатывается менее 30% мяса, молока, плодов и овощей, при этом загрузка
мощностей всех 403 перерабатывающих предприятий составляет всего 20–60%.

3. Дисбаланс производства в растениеводстве – преобладание пшеницы над другими культурами

Это приводит к ежегодному накапливанию запасов пшеницы в объеме до 2–3 млн тонн и недостаточному производству комбикормов (1,3 млн тонн), ячменя, кукурузы, кормовых и масличных культур (2,7 млн тонн). При этом размер субсидирования пшеницы достигает четверти государственной поддержки растениеводства, что снижает эффективность расходования бюджетных средств. В свою очередь недостаток комбикормов сдерживает развитие животноводства.

4. Низкий уровень экспорта и высокая доля импорта

Производство мяса и зернобобовых культур полностью обеспечивает внутренние потребности и имеет большой экспортный потенциал. При этом наблюдается значительная доля импорта продовольственных товаров (40–90%), которые могут производиться в стране – сахар, сливочные и растительные масла, плодоовощные консервы, колбасные изделия, мясо птицы.

5. Низкий уровень внедрения инноваций

Невостребованная, слабая агронаука и отсутствие системы трансферта мировых агротехнологий.

6. Низкая доступность государственной поддержки

Неравномерное распределение выделяемых средств: субсидии получают менее трети
производителей, а половина прямого кредитования «КазАгро» приходится только на 1% от всех заемщиков холдинга.

Это приводит к отрицательному сальдо внешней торговли продовольственными товарами – 1,3 млрд долларов.

Цели и задачи программы
Необходимо производить продаваемое, а не пытаться продать произведенное.

Цель – обеспечение производства востребованной на рынках конкурентоспособной продукции АПК.

Основные задачи:

— развитие масштабной сельхозкооперации для вовлечения 500 тыс. ЛПХ и мелких К(Ф)Х в товарное производство и создание действенной системы сбыта и переработки продукции
— реализация целенаправленной экспортной политики и продвижение казахстанского бренда органической сельскохозяйственной продукции
— обеспечение эффективности и доступности господдержки с максимальным охватом сельхозпроизводителей
— повышение эффективности животноводства на 40%
— повышение эффективности растениеводства на 30%
— увеличение доли переработки и загрузки предприятий в 1,3 раза
— формирование эффективной системы трансферта агротехнологий
— совершенствование государственного регулирования АПК.

Механизмы реализации программы
1. Сельхозкооперация для сбыта и переработки продукции

Концептуальный подход программы заключается в масштабном развитии кооперации для использования потенциала ЛПХ и мелких крестьянских, фермерских хозяйств как объективного фактора роста производства и уровня жизни на селе.

Через сельхозкооперативы будут решаться вопросы стабильного закупа и реализации сельхозпродукции с дальнейшим направлением ее на перерабатывающие предприятия.

Обеспечение кооперативов технологическим оборудованием будет осуществляться холдингом «КазАгро». Также поддержка будет оказываться через субсидирование затрат кооперативов по оказанию для ЛПХ ветеринарных, агрохимических, финансовых, сбытовых и других сервисных услуг.

Развитие сельхозкооперации:

позволит вовлечь в товарное производство более 500 тыс. мелких производителей
обеспечит перерабатывающие предприятия сырьем и повысит уровень их загрузки в 1,3 раза
обеспечит дополнительный ежегодный доход сельских жителей в объеме 300 млрд тенге
снизит торговую наценку на 15–20% за счет сокращения лишних посреднических звеньев.

2. Целенаправленная экспортная политика

Продвижение продовольственной продукции на внешние рынки будет осуществляться Экспортным центром АПК на базе АО «Продкорпорация» через:

анализ рынков, поиск экспортных ниш и целевую работу с импортерами
форвардный закуп продовольственной продукции и создание экспортных каналов для сельхозпроизводителей
создание зонтичных брендов продовольственных товаров, включая органическую продукцию
выставление гарантий по исполнению экспортных контрактов.
Казахстан граничит с Китаем, Россией и странами Центральной Азии, рынки сбыта которых имеют большой потенциальный спрос на продовольственную продукцию. Глобальный спрос на продовольствие постоянно растет, формируя один из самых крупных потребительских рынков, годовой объем продаж которого составляет более 7 трлн долларов.

3. Изменение механизмов субсидирования и кредитования «КазАгро»

Реализация программы позволит расширить охват получателей субсидий в 7 раз, заемщиков по льготному кредитованию «КазАгро» и участников кредитных товариществ – в 1,4 раза с приоритетом поддержки малого и среднего предпринимательства.

Отдача от 1 тенге субсидий возрастет почти в 2 раза, с 7,5 тенге до 13 тенге производимой продукции с охватом 50% общего объема производства.

Основным условием льготного кредитования станет обеспечение загрузки перерабатывающих предприятий, а за счет инвестиционных субсидий недорогой сельхозтехники будут увеличены темпы обновления технического парка в 1,5–2 раза.

4. Повышение эффективности животноводства и растениеводства

Для повышения эффективности животноводства на 40% будет обеспечена кормовая база, увеличена доля племенных животных и расширены площади обводненных пастбищ:

— увеличение производства молочных продуктов, мяса и рыбы
— увеличение экспорта мяса
— снижение импорта мяса птицы, мясных изделий, молочных продуктов.
— Диверсификация площадей, увеличение внесения удобрений, применение качественных семян, а также повышение темпов обновления сельхозтехники в растениеводстве позволит заместить посевы пшеницы другими, более рентабельными и востребованными культурами, повышая эффективность производства на 30%:

— увеличение производства комбикормов, ячменя, сахарной свеклы, масличных, растительного масла, кукурузы, овса и сахара
— увеличение экспорта маслосемян
— снижение импорта растительного масла, плодоовощей и сахара.

5. Совершенствование государственного регулирования АПК

Государственное регулирование в сфере АПК предусматривает:

— решение вопросов рационального использования и обводнения сельхозземель
— обеспечение благополучной эпизоотической и фитосанитарной обстановки
— создание стимулов для интеграции науки, образования и производства
— формирование нормативно-технической основы для развития органического производства.
— В результате принятия мер государственного регулирования будет актуализирована кадастровая стоимость земли и вовлечено в оборот более 600 тыс. га орошаемых земель, что положительно скажется на эффективности сельхозпроизводства.

Ожидаемые результаты:

— увеличение валового выпуска сельхозпродукции на 30%, или 1 трлн тенге
— рост производительности труда на 50%
— рост экспорта и сокращение импорта на 17%
— расширение площади орошаемых земель на 40% – до 2 млн га
— расширение охвата сельхозпроизводителей мерами господдержки в 7 раз
— вовлечение более 500 тыс. ЛПХ в систему сбыта продукции через кооперативы
— увеличение доли переработки сельхозпродукции и загрузки перерабатывающих предприятий в 1,3 раза
— рост объемов частных инвестиций в отрасль более чем в 3 раза – до 427 млрд тенге.

Реализация программы создаст условия для становления ЛПХ в качестве крупного участника системы производства сельхозпродукции через кооперацию, расширения их производственных возможностей и повышения качества продукции.

Увеличение платежеспособного спроса и улучшение качества жизни на селе станет основой стабилизации процессов урбанизации и повышения социальной защищенности сельских жителей.

Фермерство – это просто? или Как простые казахстанцы нашли себя в сельском хозяйстве

Американская пословица гласит: хочешь разориться эффектно – проиграй в казино, красиво – спусти на женщин, некрасиво и не эффектно – вложи в сельское хозяйство. Многие инвесторы и правда считают АПК малоперспективной отраслью. «Если вкладываться некому, то приходится инвестировать самим, конечно же, при поддержке государства» – рассказывают люди, которые совсем недавно решили связать с ней свою жизнь. У каждого свои истории о том, как они пришли к фермерству. Однако самое трудное, признаются собеседники, сделать первый шаг.

На страницах газеты «АгроЖизнь» мы периодически знакомили читателей с некоторыми начинающими бизнесменами. И уверены, что продолжим делать это и дальше. Ведь именно они составляют ту самую крепкую прослойку фермерства, на которой держится отрасль. За ними – будущее села. Пообщавшись с этими людьми понимаешь, что без аула, без деревни, они не мыслят свое существование. Маленькое хозяйство – большое, трудное – дело всей семьи.

«Бастау» значит начало

Люди, о которых далее пойдет речь, занялись бизнесом в сельском хозяйстве благодаря участию в программе «Бастау» (в переводе с казахского – «начало»), для реализации которой организован проект обучения потенциальных бизнесменов. Как поясняют в Палате предпринимателей «Атамекен» (оператор нефинансовой поддержки) программа «Бастау» направлена на изучение базовых понятий и законов сферы предпринимательства с учетом казахстанской и международной практик. Помимо этого, проект имеет практикоориентированную модель обучения, способствующую формированию предпринимательского мышления и нарабатыванию сельчанами навыков XXI века.

– Цель проекта по обучению основам предпринимательства «Бастау Бизнес» – повышение экономической активности сельского населения через привлечение к занятию предпринимательской деятельностью самозанятых и безработных, – рассказывают представители Палаты. Стоит отметить, что программа обучения согласована с заказчиком – Министерством сельского хозяйства РК. Учебные модули разработаны авторским коллективом по написанию методического пособия с учетом экспертных заключений: Института экономических исследований, аналитической группы НПП РК «Атамекен», представителей бизнес-сообщества, профильных общественных объединений и фондов, таких как Мясной союз, Союз фермеров Казахстана, ассоциация бизнес-тренеров.

Возраст бизнесу не преграда

Среди успешно реализованных проектов по программе множество положительных примеров, когда люди стали молодыми фермерами, выйдя на пенсию… Вот такой парадокс. Также много историй, связанных с теми, кто после развала СССР остался не у дел и уже довольно в зрелом возрасте сумел открыть свое дело. Среди таких примеров – житель Железинского района Павлодарской области Смагул Хаймульдинов.

Свою будущую профессию мужчина выбрал не случайно. Когда пришло время, сельчанин решил стать зоотехником. После окончания училища пошел работать в совхоз «Железинский», где ухаживал за местными бурёнками. Однако после ликвидации совхоза дипломированный специалист долгое время был безработным. Справедливо рассудив, что лучше заняться делом по душе, Смагул Хаймульдинов решил создать собственное подсобное хозяйство.

Впрочем, и здесь возникли сложности, так как отсутствие финансовых возможностей затрудняло работу. Поэтому за пять лет он смог довести свое маточное поголовье крупного рогатого скота только до трех голов.

Получив через Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства кредит в размере двух миллионов тенге, выпускник «Бастау» приобрел КРС мясо-молочного направления, племенного быка казахской белоголовой породы и планирует участвовать в государственной программе субсидирования развития племенного животноводства.

В 2019 году начинающий предприниматель уже получил приплод от приобретенных животных. Вместе с супругой доят коров, продают молоко, сметану, масло, коспа. И, стоит отметить, его продукция пользуется спросом у покупателей.

– Без помощи бизнес-тренера и Палаты «Атамекен» я бы не рискнул на такой шаг.В процессе получения кредита возникало много вопросов, на которые я всегда получал ответы у них. Всем советую обращаться в Палату и начинать свое дело, – гово-рит Смагул Хаймульдинов.
Женщина – фермер? Легко!

Еще одна особенность проекта – отсутствие гендерных границ. Представительницы прекрасного пола наравне с мужчинами открывают свои ИП и ТОО, развивают семейные фермеры. Так бизнесвумен из Актогайского района Павлодарской области, успешная глава крестьянского хозяйства «Орынтай» Айман Кожанова расширяет семейное дело. Предпринимательница решила приобрести необходимую сельскохозяйственную технику для своего хозяйства.

– Я живу в отдаленном сельском округе, в селе Шолаксор. В 2018 году для расширения нашего хозяйства мне нужен был кредит: чтобы закупить поголовье крупного рогатого скота. К нам в село приезжала группа по разъяснению государственных программ по поддержке бизнеса на селе, где я узнала, что Палата предпринимателей помогает в различных вопросах, – рассказывает Айман.

Через Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства женщина получила заем на сумму 4 млн тенге и приобрела 16 голов КРС. В 2019 году, посоветовавшись с мужем, фермер решила обновить машинно-тракторный парк — приобрести трактор МТЗ. И здесь вновь на помощь ей пришла Палата «Атамекен» и государственные программы поддержки предпринимателей.

– Вначале я пыталась самостоятельно приобрести все необходимое. Выехала в город Павлодар, посетила поставщиков сельскохозяйственной техники и пришла к выводу, что это не так-то просто. Я получила от фирм-поставщиков перечень документов, которые необходимо собрать. А заниматься этим у нас – тех, кто занимается сельским хозяйством – зачастую просто не хватает времени. Помощь пришлась кстати.

Козье молоко для здоровья

И еще одна женская история. Глава крестьянского хозяйства «Аякоз» Еркинай Оразымбетова из Актюбинской области успешно занимается племенным разведением коз. Долгое время она работала поваром в воинской части, однако совмещать это с уходом за маленькими детьми становилось все тяжелее. Всего в семье растут пятеро детей, самому младшему — пять лет, старшему — 21 год. Мизерной зарплаты повара едва хватало: все больше денег требовалось на обучение и содержание детей. Тогда Еркинай решилась уволиться, но работу с большей заработной платой так и не нашла. Зато в местном центре занятости она узнала о возможности получить грант от государства и обучиться предпринимательским навыкам в палате предпринимателей «Атамекен» по проекту «Бастау».

В семье Оразымбетовых есть подсобное хозяйство. Ранее по проекту «Бастау» Еркинай получила кредит на покупку крупного рогатого скота. Однако на этот раз решилась заняться разведением коз.

– По сравнению с коровами, козы неприхотливы в уходе. Им намного меньше нужно корма, поэтому содержать их было выгодней. К тому же молоко коз намного полезнее, чем коровье. Поначалу я переживала за сбыт. Но хозяйка местного санатория убедила меня, что будет закупать у меня продукцию. К тому же у нас в Мартукском районе не было козьих ферм, а спрос на продукцию был. Многие просили у меня именно козье молоко, – поясняет Еркинай. От мечты и разговоров решительная женщина быстро перешла к делу. Она подала заявку на участие в конкурсе по государственной программе «Дорожная карта бизнеса – 2020», и удача улыбнулась. Еркинай выиграла грант и получила 3 млн тенге на закуп племенного стада коз.

Этот успех ещё больше воодушевил Еркинай. Она приобрела 20 коз знаменитой зааненской породы в Оренбургской области. Каждая из них стоит 150 тысяч тенге. Но вложенная сумма, как показывает практика, себя легко оправдывает. Зааненская порода выведена в Швейцарии. По размеру это самые крупные козы. Но самая главная ценность породы – высокий надой. Если обычная коза даёт не более одного литра, то зааненская способна дать более 5 литров в день. Чтобы собрать хорошее стадо, Еркинай пришлось вложить немало сил.

– В поисках хороших коз мы объездили всю Актюбинскую область. Потом съездили в соседнюю Оренбургскую, которая славится пуховыми платками из козьей шерсти. И, наконец, в Акбулаке мы нашли то, что искали, – вспоминает глава хозяйства.

В содержании зааненская коза особо непритязательна. Нужны лишь хорошие пастбища для выпаса и витамины. С этим вопросом особо проблем не возникало. Благо, у семьи есть 600 гектаров собственного пастбища и трактор для сенокоса. Однако в первое время фермер всё же столкнулась с рядом трудностей. Помещение для рогатых оказалось холодным.

– У этих коз очень мало шерсти. Мы их привезли осенью и поселили в сарай. Но, как выяснилось, вместе с коровами таких коз держать нельзя. К тому же им требуется очень тёплое помещение на зиму. В результате из-за холода мы потеряли несколько козлят, – сетует Еркинай. Набравшись опыта, Еркинай Оразымбетова создала для коз более комфортные условия. Женщина лично следит за рационом питания животных. Ежедневно даёт им только зелёную траву, овощи и комбикорм, смешанный с витаминами. Хлопот много, поэтому в хозяйстве Еркинай помогают дети и муж. На накопленные средства женщина купила доильное оборудование и арендовала магазин. На сегодняшний день налажена реализация готовой продукции на коммунальные рынки Актобе. Если в сутки надаивается больше, чем приобретают покупатели, оставшееся молоко пускают на переработку. Из него готовят нежный сыр, творог, шубат и балкаймак (казахский десерт на основе сливок). Козоводство действительно оказалось рентабельным бизнесом, который окупается за короткие сроки. Хоть и стоит такая продукция на порядок дороже других, (к примеру, литр козьего молока стоит 700 тенге, а творог – 1000 тенге) покупательская активность всё равно растёт. По словам Еркинай, сегодня люди стали более разборчивы и многие осознают ценность козьего молока. Этот диетический продукт очень полезен, особенно для укрепления детского иммунитета, а также для страдающих желудочно-кишечными заболеваниями. Научно доказано, что козье молоко усваивается гораздо лучше, чем коровье. Оно уникальное по составу, в нем огромное количество аминокислот, козье молоко способно повысить иммунитет организма и сопротивляемость к инфекционным заболеваниям. Но ценность коз не только в молоке. Этот бизнес практически безотходный. В мировом производстве широко ценится козья шкура. Из неё выделывают качественную кожу. Из шерсти делают пух для изготовления тёплой одежды, из копыт варят клей, из рогов делают сувениры, кости уходят на минеральные удобрения, а козий навоз – отличное удобрение для дач и огородов.

Пока крестьянское хозяйство «Аякоз» безотходное производство ещё не наладило. Но планов много. Свои плоды уже приносит племенное разведение коз – их, в основном, приобретают в Актюбинской области. Таких молочных коз в регионе почти нет – ниша не занята, а потому и реализация идёт на ура. Однако для увеличения поголовья скота нужно большое тёплое помещение под сарай. На эти цели у Оразымбетовых средств пока нет, придется подождать.
Молодым везде у нас дорога

Если выше мы рассказывали о людях, которые пришли в агробизнес, имея за плечами богатый жизненный опыт, то эта история о совсем юной для фермерства де-вушке. Асем Колисенова – инспектор миграционной службы в прошлом, и бизнес-леди в настоящем. Год назад 24-летняя девушка начала заниматься разведением перепелов в селе Озерное Костанайского района. Сейчас ее мини-ферма обеспечивает диетической продукцией местные кафе, магазины и санатории.

Все сложилось благодаря отцу Асем. Во-первых, он сам много лет занимался разведением перепелов и привил дочери любовь к этому делу. А во-вторых, он посоветовал ей пойти на курсы «Бастау», которые стали мотивационным толчком для будущей предпринимательницы.

– В какой-то момент я поняла, что миграционная служба – это не мое. Мне хотелось получать удовольствие от того, что я делаю. Когда папа показал мне в газете объявление о курсах «Бастау» я подумала — а почему бы и нет. Я хотела сама себе стать хозяйкой и ни от кого не зависеть, – рассказывает Асем Колисенова.

– Перепел – птица интересная. Это не куры и не утки, которые есть почти на каждом подворье. Перепела более нежные и капризные. Им нужны особые условия: довольно высокая температура и влажность в помещении. Но результат стоит всех хлопот. Пять штук перепелиных яиц, равные по весу одному куриному, содержат в пять раз больше калия, витаминов группы В и протеина. С помощью этих яиц лечатся многие заболевания, ими даже выводят из организма последствия радиации. Плюс к тому перепела не болеют сальмонеллезом, – делится предпринимательница.

Сначала Асем работала над увеличением поголовья – выводила с помощью инкубатора молодняк. Сейчас, когда ферма разрослась, девушка работает на увеличение продукции. Сначала перепелиные яйца и мясо у нее покупали только знакомые, потом, благодаря сарафанному радио, о ферме услышали магазинчики… Сейчас же бизнес-леди вышла на санатории, которые с удовольствием закупают полезные и диетические продукты.

По словам Асем, ферма рентабельна, она уже начала окупаться. В будущем девушка планирует расширять свое дело и в плане поголовья, и в плане рынков сбыта. И еще одна вдохновляющая и мотивирующая история о молодом предпринимателе.

С детства занимавшийся скотоводством и хорошо разбирающийся в нем, Асылхан Абылайулы (Кызылординская область) мечтал и в дальнейшем посвятить себя разведению скота, но если его старшие братья держали лошадей, то Асылхан решил заняться разведением крупного рогатого скота.

Первым делом он получил консультацию у специалистов областной палаты предпринимателей и прошел обучение по проекту «Бастау», затем составил бизнес-план. После его одобрения получил льготный кредит. На кредитные средства Асылхан приобрел десять коров и сейчас держит их на летовке. Поскольку его братья также скотоводы, скотину они пасут по очереди, а дома держат только дойных коров. Теперь молодому бизнесмену остается только увеличивать поголовье, расширяя свое хозяйство.

Подготовила
Алтын АКБИКЕШЕВА,
фото НПП Атамекен
Информационное агентство «Светич»
Газета «АгроЖизнь» №5 (96), май 2019

Коррупция в Казахстане и ее влияние на экономику страны

Власть в Казахстане приняла на вооружение лозунг «Люди — новая нефть!» и решила заняться повышением налогов и платежей с населения. Отметим основные вехи:
— Внедрение системы социального медицинского страхования;
— Внедрение Единого социального платежа для самозанятых (ожидается);
— Обязательные взносы фрилансеров в Единый пенсионный фонд с 14 июля 2018 года;
— Утверждение формы обязательной декларации о доходах. Декларирование будет введено с 2020 года.

Остановимся на двух моментах — единый социальный платеж и пенсионные взносы для фрилансеров.

В сумму единого социального платежа (далее ЕСП) для самозанятых включаются суммы индивидуального подоходного налога (10% от ЕСП), обязательного пенсионного взноса (40% от ЕСП) социального отчисления в Государственный фонд социального страхования (10% от ЕСП), социального взноса в Фонд социального медицинского страхования (40% от ЕСП).

Фрилансеры же должны платить пенсионные взносы в Единый национальный пенсионный фонд в размере 10% от получаемого дохода, но не менее 10% от минимального размера заработной платы и не выше 10% 75-кратного минимального размера заработной платы.

Сколько денег можно получить от самозанятых и фрилансеров?

Сейчас сумма единого социального платежа для самозанятых составляет для городских жителей 28 860 тенге в год (около 5300 р.), а для сельских жителей — 8664 тенге (около 1600 р.). Отчислять эти платежи должны следующие категории самозанятых (кроме работодателей):
— самостоятельные работники;
— члены кооператива;
— помогающие (неоплачиваемые) работники семейных предприятий.

В городах в первом квартале 2018 года таких было 705 416 человек, а в селах — 1 203 351 человек. Если представить ситуацию, что все эти люди заплатят единый социальный платеж, то получится 30 784 138 824 тенге (около 5,6 млрд рублей).

Почти 31 миллиард тенге — много это или мало?

Откроем статистический бюллетень министерства финансов Казахстана за 2017 год и посмотрим размеры индивидуального подоходного налога, полученного за год. Он составляет 750 миллиардов тенге. Сколько же составит ожидаемая прибавка в процентах? Целых 4,1%, причем просто общий рост по сравнению с 2016 годом составил 59 миллиардов тенге или 7,9%.

ЕСП составит в общих налоговых поступлениях 0,45%. А если учесть, что там внутри три социальных платежа, а сам индивидуальный подоходный налог составляет 10% от ЕСП, то надо все делить на 10. Собственно, весь подоходный налог с самозанятых — это 3,1 миллиарда тенге. Фактически это нововведение прибавит к общей сумме налогов 0,045%, а к индивидуальному подоходному налогу — 0,41%. То есть это настолько мизерная сумма, что ее даже не стоит рассматривать.

Теперь про фрилансеров. Размер индивидуального подоходного налога с доходов, облагаемых у источника выплаты, то есть с заработной платы работников, составляет 676 миллиардов тенге. Вряд ли фрилансеры, заключающие договора, получают сумму большую, чем 10% от общего фона заработной платы страны, так что можно предположить, что в единый пенсионный фонд пойдет около 69 миллиардов тенге в год. Хотя это очень и очень оптимистичный сценарий. В реальности ни в России, ни в Белоруссии больших выплат налогов от самозанятых и фрилансеров государство не увидело.

Но допустим, что Казахстан не сможет выжить без 31 миллиарда тенге от самозанятых, а Единый пенсионный фонд страны не продержится без 69 миллиардов тенге. То есть общий объем предполагаемых отчислений от населения — 100 миллиардов тенге.

Можно ли их взять где-нибудь в бюджете, не затрагивая население? Да, как минимум двумя способами:

Снизить финансовые нарушения и коррупцию при использовании бюджетных средств;
Лучше управлять государственным имуществом.
Финансовые нарушения и коррупция при использовании бюджетных средств

Начнем с финансовых нарушений и коррупции. Имеющиеся официальные данные о финансовых нарушениях и неэффективно использованных бюджетных средствах, по данным Счетного комитета Казахстана, не позволяют полностью оценить масштабы и нанесенный экономике Казахстана ущерб, потому что проверки выборочные и охватывают в основном программы, а не постоянную государственную деятельность. Вместе с тем они позволяют выявить имеющиеся тенденции и определить сферы, наиболее подверженные коррупции.

За период с 2013 по 2016 годы сумма выявленных финансовых нарушений, включая неэффективно использованные бюджетные средства, составила 1,7 трлн тенге или 6,9 млрд долл. США. Пик растрат пришелся на 2015 год и составил 874,3 млрд тенге или 4,7 млрд долл. США.

В целом уровень коррупции в госсекторе оценивается Агентством по делам государственной службы и противодействию коррупции. По оценке агентства, ежегодные потенциальные потери экономики Казахстана от коррупции составляют около 3,8 млрд долларов США, что составляет около 10% от годового бюджета страны.

«Национальным бюро по противодействию коррупции (антикоррупционной службой) разыскивается 82 должностных лица, из которых две трети находится за рубежом. Они разыскиваются за злоупотребление должностными полномочиями, получение взяток, создание организованных преступных сообществ, хищение денежных средств и их отмывание. Общий ущерб государству оценивается на сумму свыше 1,1 триллиона тенге», — сообщил председатель агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев в ходе интернет-конференции.

Оценка делалась на основе данных по ущербу от правонарушений, отнесенных казахстанским законодательством к коррупционным (взяточничество, мошенничество и иные противоправные действия, ведущие к перераспределению уже созданного производителями дохода).

Сумма финансовых нарушений, включая неэффективно использованных бюджетных средств


Основной объем финансовых нарушений, включая неэффективно использованные бюджетные средства, зафиксирован в процессе реализации государственных программ.

Антирекорд поставлен при исполнении следующих государственных программ:

Программа по развитию космической деятельности на 2010−2014 гг. — 81,1% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;
Программа «Информационный Казахстан — 2020» — 46,4% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;
Программа «Дорожная карта бизнеса 2020» — 32,2% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы.
Общая сумма финансовых нарушений, включая неэффективно использованные средства, зафиксированная Счетным комитетом Казахстана при реализации государственных программ за период с 2013 по 2016 годы, составила 6,7 трлн тенге или 2,07 млрд долл. США. И здесь следует отметить снижающуюся с каждым годом открытость в предоставлении данных со стороны Счетного комитета Казахстана.

Финансовые нарушения, включая неэффективно использованные средства, выявленные в ходе реализации государственных программ, млн тенге


Из этих данных видно, что финансовые нарушения при использовании бюджетных средств составляют 190−870 миллиардов тенге в год

как минимум. И это в несколько раз больше сумм, которые хотят получать с самозанятых и фрилансеров.

Управление государственной собственностью

Теперь про государственную собственность. Посмотрим, сколько она приносит дохода.

Доходы от государственной собственности в 2017 году составили 104,867 млрд тенге. Они делятся по следующим категориям:

Поступления части чистого дохода государственных предприятий — 12,535 млрд тенге
Дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности — 22,849 млрд тенге
Доходы на доли участия в юридических лицах, находящиеся в государственной собственности — 3,077 млрд тенге
Доходы от аренды имущества, находящегося в государственной собственности — 53,400 млрд тенге
Вознаграждения по кредитам, выданным из государственного бюджета — 3,265 млрд тенге
Прочие доходы от государственной собственности — 8,574 млрд тенге.
Получается, что больше всего государство получает денег от сданной в аренду собственности.

Из этих данных видно, что финансовые нарушения при использовании бюджетных средств составляют 190−870 миллиардов тенге в год как минимум. И это в несколько раз больше сумм, которые хотят получать с самозанятых и фрилансеров.

Управление государственной собственностью

Теперь про государственную собственность. Посмотрим, сколько она приносит дохода.

Доходы от государственной собственности в 2017 году составили 104,867 млрд тенге. Они делятся по следующим категориям:

Поступления части чистого дохода государственных предприятий — 12,535 млрд тенге
Дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности — 22,849 млрд тенге
Доходы на доли участия в юридических лицах, находящиеся в государственной собственности — 3,077 млрд тенге
Доходы от аренды имущества, находящегося в государственной собственности — 53,400 млрд тенге
Вознаграждения по кредитам, выданным из государственного бюджета — 3,265 млрд тенге
Прочие доходы от государственной собственности — 8,574 млрд тенге.
Получается, что больше всего государство получает денег от сданной в аренду собственности.

А что же с расходами бюджета? Как ни странно, но на квазигосударственные и подведомственные организации государство, как владелец, еще и тратит деньги. И это в 3,5 раза больше, чем полученные от них же доходы. 105 миллиардов тенге доходов и 348 миллиардов тенге расходов — это не очень хорошее соотношение.

Пополнение уставных фондов и целевые вклады в объекты квазигосударственного сектора в 2017 году


Интересно, что ФНБ «Самрук-Казына» требуется пополнение уставных фондов в 74,5 миллиарда тенге. Между тем, по данным на 2016 год, размеры активов фонда составили около 20 триллионов тенге, а прибыль — 455 миллиардов тенге, и дивиденды из этой прибыли — 57 миллиардов тенге. Очевидно, что в 2017 году параметры не сильно изменились. То есть мощнейший суверенный фонд, включающий нефтяные, газовые, горно-металлургические, энергетические и транспортные компании для государства, как для владельца, является убыточным. 23 декабря 2017 года председателем правления фонда назначен Ахметжан Есимов, известный своим талантом решать очень сложные проблемы, и возможно, теперь ситуация изменится. Но тем не менее надо помнить, что государство сейчас несет убытки от своей собственности, и эти убытки составили в 2017 году 243 миллиарда тенге.

Что мешает государству увеличить объем дивидендов с квазигосударственного сектора или хотя бы не давать ему деньги в таком объеме? Да ничего. Может ли государство брать деньги с мультимиллионеров за доли в предприятиях и акциях — конечно. Но по понятным причинам не хочет. То есть самые простые действия осуществлены не будут.

Но доходы государства можно нарастить двумя способами:

Максимизация доходов за счет проверки договоров на аренду, на доверительное управление, увеличение дивидендов и т.д. То есть просто управлять государственной собственностью как обычной коммерческой. Этому мешают недостатки законодательства — нигде не написано, что государственное имущество должно приносить доход и прибыль, существует и полный бардак в определении количества имущества.
Определение точного количества государственных активов и принятие их на баланс. Это касается в первую очередь земли, но есть еще и разные инфраструктурные объекты, в том числе и работающие, которые сейчас являются бесхозными. Набрать сначала активов, а потом провести акционирование и частичную приватизацию государственных компаний — хороший способ получить деньги и развить фондовый рынок.
И то, и другое запросто может покрыть все суммы, которые гипотетически должны быть получены от самозанятых и фрилансеров.

Выводы

Подводя итоги, приходим к следующим выводам:

Суммы, которые можно получить от фрилансеров и самозанятых, представляют для государственного бюджета мизерную часть от налоговых и других поступлений, даже если их удасться собрать с этих категорий граждан в полном объеме. В реальности они составят несколько миллиардов и даже не оправдают расходы на администрирование.
Вместо этого необходимо улучшить систему учета безработных и частично занятых, а также объяснить населению, что накопительная часть пенсии — это личная забота каждого, и никто популизмом за счет добросовестных налогоплательщиков заниматься не будет.
Государственный бюджет испытывает проблемы с управлением — количество средств, расхищающихся или тратящихся неэффективно во много раз больше ожидаемых поступлений от фрилансеров и самозанятых.
У государственного бюджета есть огромный резерв получения доходов за счет квазигосударственного сектора — там можно сократить дотации или увеличить доходы, или сделать и то, и другое одновременно.
Также государство может сделать ревизию своих активов и частично выставить их на приватизацию в том или ином виде — это может принести большие доходы.
Повышение налоговой нагрузки на граждан приведет только к одному положительному итогу — граждане Казахстана, наконец, будут озабочены качеством расходования бюджета и коррупцией среди госслужащих.
Рекомендации

Ежегодно Комитету государственного имущества и приватизации министерства финансов следует публиковать национальный доклад, посвященный доходам от государственного имущества, который бы включал в себя следующие показатели: дивиденды, доходы от аренды, доходы от доверительного управления, доходы от переоценки активов.
Все организации с государственным участием должны сдавать раз в полгода только одну и короткую форму отчета, на основе которой затем рассчитываются общие показатели всего управления государственными активами. Показатели следующие (но нужно не больше 10, иначе их невозможно будет обработать):
Активы краткосрочные и долгосрочные
Прибыль валовая
Прибыль чистая
Объем уплаченных налогов
Размер выплаченных государству дивидендов
Провести инвентаризацию и взятие на баланс следующих объектов, которые в настоящее время часто остаются бесхозными, несмотря на то, что действуют и часто эксплуатируются: линии электропередачи, трансформаторы, кладбища, дороги, мосты, плотины, водохранилища, водопроводы, системы канализации и др.
В законе «О государственном имуществе» необходимо обозначить цели и задачи, которые выполняет государство с помощью своего имущества и подведомственных организаций, которые им управляют. Кроме того, отдельно надо прописать назначение каждого из видов государственного имущества.
Для центральных исполнительных органов должна быть разработана процедура создания подведомственной организации с обязательным указанием цели создания и обоснованием, что она не конкурирует с частным бизнесом и не выполняет функции самого ведомства. Если подведомственная организация приносит прибыль, то она должна быть перенесена в национальный управляющий холдинг. Прямо подчиняться ведомству должны организации, которые выполняют социальные/инфраструктурные функции и сложные задачи, которые в рамках частного предпринимательства решить невозможно.
Провести на основе космических снимков инвентаризацию всех видов земель и создать сайт земельного кадастра, где была бы доступна информация по функциональному зонированию и текущему распределению земельных угодий. Реквизировать в пользу государства незаконно используемые земли.
Провести на основе космических снимков или аэрофотосъемки учет домов и других строений в городах. Сравнить их как с текущей базой кадастров, так и с «красными линиями» генеральных планов. Выявить незаконные строения. Также выявить пустующие и неиспользуемые по назначению строения.
Повсеместно опубликовать генеральные планы населенных пунктов с «красными линиями», для того чтобы можно было планировать градостроительную деятельность, а также бороться с самохватами земель общего пользования.
Включить в состав организаций публичного интереса согласно подпункту 7 статьи 1 Закона Республики Казахстан от 28 февраля 2007 года «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» землепользователей, имеющих в своем распоряжении (аренда, собственность) более 10 000 гектаров сельскохозяйственных угодий.
Разработать нормы дивидендов для всех организаций с государственным участием, ведущих хозяйственную деятельность.
В закон «О правовых актах» внести антикоррупционную экспертизу как отдельный и обязательный этап научной экспертизы правовых актов.

Казахская белоголовая порода коров. Характеристики, особенности содержания.

Казахская белоголовая порода коров в первой трети XX века была выведена на территории бывшего СССР в Казахстане. Зона распространения породы настолько обширна, что условия содержания и виды кормов варьируются в зависимости от региона.

Характеристики продуктивности породы.

Эта порода мясная, что обусловлено изначальным местом выведения. В Казахстане очень жарко, и пастбища в первые теплые дни выгорают. Остается малопитательная солома, которой питаться может только подготовленный к таким условиям скот. Казахстанская корова была скрещена с близкими по генетическому признаку Герофордами, ради выведения коров дающих сочное, качественное мясо. Скрещивание ведется и сейчас, для получения эффективной молочной породы.

Поэтому порода имеет крепкий костяк и плотное телосложение: развитая мускулатура, крепкие короткие ноги, бочкообразное туловище, а к холодам обрастает густой шерстью. В результате скрещивания порода получила интересный окрас – это красная холка, спина и бока, а голова, ноги, живот и грудь – белые.

Крепкое телосложение и мускулатура – признак мясного вида. Но существует еще молочный и смешанный тип. Такое сочетание позволяет фермеру делать выбор в вопросе направления деятельности. Отметим, что казахская белоголовая порода отлично адаптируется к климату любого региона России, Украины и Белоруссии.

Молочный тип этой породы дает до 2500 кг молока за 1 год. Именно такое сочетание выхода молока и мяса экономически выгодно, при минимальных затратах на содержание скота. Годовой выход молока у мясного типа породы, при хорошем кормлении и выпасе, составляет всего 1500 кг.

Примечательно, что мясной вид казахской белоголовой породы отличается высокой скороспелостью и выходом мяса:

1. У коров убойный выход мяса составляет около 58%, притом что максимальный вес достигает 500–550 кг.

2. Убойный выход мяса бычков от 60 до 68%, а взрослая особь достигает веса в 900 кг.

3. Содержание костей 14%.

В зависимости от условий содержания и региона норма веса коровы или бычка может увеличиваться на 200–300 кг.

При рождении теленок этой породы достигает веса в 25–30 кг. Телята характеризуются продуктивностью, и в сутки набирают от 800 грамм до 1 кг. Ко времени отъема от матери бычок достигает веса в 240 кг (8 месяцев), а к 1,5 годам привес составляет еще 160 кг.

Методы кормления породы.
В зону распространения породы входят пустынные и полупустынные территории с плохо развитым земледелием. Скот хорошо выносит жару, и может в сутки пройти 25–30 км под палящим солнцем. Хорошо выносящая жару порода с легкость выдерживает засуху. Скот питается степной растительностью, при этом практически не теряя в массе из-за нажировки и жироотложений.

Для содержания этой породы мясного типа целесообразно выпасать скот на пастбищах в течение длительного времени. В зимнее время года телят подкармливают силосом и комбикормом, а взрослым особям дают, в основном, соломой.

С появлением первой растительности на пастбищах скот переходит на питание зеленой массой. Солома и зеленая масса в рационе казахской белоголовой породы занимают от 60 до 65%, остальные 40% отводятся концентрированным кормам. Корма смешивают с соломой, также мясной скот способен в больших количествах употреблять грубые корма, такие как свекла, силос.

В качестве добавок скот подкармливают костной мукой, трикальциемфосфатом, а быкам-производителям необходимо добавлять бобовые и злаковые культуры, сочные корма и сено высокого качества.



Вскармливание телят.

В первые 1,5 часа жизни теленка обязательно нужно приложить к вымени телки, чтобы он получил молозиво с высоким содержанием иммуноглобулина.В первые 3 месяца молоко – основной источник питательных веществ для теленка, а за весь период питания подсосом он выпивает до 1500 кг молока.

Очень важно вовремя приучить теленка к кормам и концентратам: в первые месяцы менее ценным, а во время заключительного периода давать хорошие концентрированные смеси.

Корма для подкормки закладывают в кормушки, из которых крупный рогатый скот не может есть. Если молодняк интенсивно набирает массу тела, и к 6 месяцам достигает веса в 200 и более килограмм, то целесообразно практиковать ранний отъем от телки. В подкормку добавляют кальций и фосфор, из расчета 3–5 грамм на 1 голову в сутки.

Страсти по мясу - игра без правил в Казахстане

13 марта в Мажилисе Парламента РК озвучен депутатский запрос в требованием к МСХ РК и МИО срочно погасить образовавшуюся задолженность по субсидиям перед животноводами. Основой запроса стало обращение Мясного Союза Казахстана по задержке оплаты 2,4 млрд. тенге субсидий предприятиям Актюбинской области за 2018 год. Всего общая сумма задолженности перед сельхозпроизводителями по отрасли составляет порядка 36,6 млрд тенге. К требованиям намерены присоединиться животноводы и других регионов Казахстана, осуществлявших импорт племенного КРС в 2018 году и заключившие договора на поставку в 2019 году. Закономерно ли не исполнение обязательств государства в лице оператора программ развития АПК и местных исполнительных органов? И как развивать сельское хозяйство в условиях полной неопределенности и постоянного изменения правил игры на этом поле в строгой привязке к персоналиям?

Посмотрим хронику событий: 21 февраля 2019 года Правительство было отправлено Президентом Казахстана в отставку — Умирзак Шукеев не сохранил мандат Министра сельского хозяйства РК и уехал в Туркестанскую область. 22 февраля 2019 года ушел с поста первого вице-министра МСХ Арман Евниев с громкими заявлениями о неэффективности ведомства и обещаниями вернуться с другой стороны баррикад. 6 марта 2019 года инициатор «Мясной программы» Асылжан Мамытбеков ушел с должности ответственного секретаря МСХ РК и воглавил Мясной Союз.

Таким образом, все три гаранта преемственности новой Государственной программы развития агропромышленного комплекса Республики Казахстан на 2017 – 2021 годы, с одной стороны отстранились от исполнения обязательств государства перед фермерами и агропредприятиями, а с другой стороны двое из них перешли в открытое противостояние с уже не родным ведомством и требуют восстановить права аграриев, нарушенные ими же лишь месяц назад, пишет Eximar Foresight.

В целом череда резонансных депутатских запросов за 2017-2019 год по сельскому хозяйству всегда была вокруг субсидий и совпадала со сменой руководства и, что печальнее всего, изменением правил игры в АПК. Начатая с запросов правящей партии «Нур Отан» в начале 2017 года борьба парламентариев и Правительства привела к отставке Аскара Мырзахметова и назначению в ведомство Умирзака Шукеева в конце декабря 2017 года.

Программа АПК взяла резкий крен в сектор экспортного животноводства, причем по производству только красного мяса. Бюджет МСХ РК взлетел с 477 млн. USD до 1136 млн. USD в 2017 и 1090 млн. USD в 2018 годах в основном за счет расширения финансовых программ, инвестиционных субсидий и специальной отраслевой программы по животноводству.
Однако в течение года внедрение новой программы снова вызвало ряд серьезных нареканий фактической профанации по утвержденным субсидиям. Депутатский запрос о проблемах птицеводства был оглашен 5 декабря 2018 года от фракции «Народные Коммунисты» Айкыном Конуровым и его соратниками после более чем полугодового противостояния Союза птицеводов и МСХ. Теперь 13 марта 2019 года поступает запрос фракции «Ак Жол» уже на основе обращения Мясного Союза за подписью Мамытбекова.

Согласно Приказу и.о. Министра сельского хозяйства Республики Казахстан от 23 июля 2018 года № 317 «Об утверждении Правил субсидирования по возмещению части расходов, понесенных субъектом агропромышленного комплекса, при инвестиционных вложениях» подлежат возмещению 25% всех расходов на приобретение оборудования и техники, а также лизинг готовых к эксплуатации объектов, по 39 видам сельскохозяйственных инвестиций. Утверждены были точные лимиты во избежание завышения стоимости затрат. Наибольшей популярностью пользуются субсидии на сельхоз технику.
Отдельно прописаны уровни субсидирования на био ресурсы – импорт племенного скота и птицы, саженцы, семенной материал, генетический материал, мальков. В Приложении 3 к данным Правилам был также включен перечень паспортов проектов, субсидирование которых осуществляется до 31 декабря 2018 года – это репродукторы в мясном скотоводстве, птицефабрики с репродукторами, маслопереработка.

Что из себя представляет Мясная программа и какие риски несут сегодня ее участники кроме не получения обещанных субсидий на импорт племенных телок и быков производителей? Каковы последствия реализации программы, которая уже вовлекла аграриев в значительные инвестиционные затраты?

По все еще размещенной на официальном сайте МСХ РК (https://moa.gov.kz) заявленная стоимость программы на 10 лет – 6516 млрд. тенге. Расходы из государственного бюджета, Нацфонда, ЕНПФ и внешних займов под гарантии государства – 4723 млрд. тенге или 72% стоимости программы, в том числе не возвратные средства – 705 млрд. тенге на субсидии или 15% всех бюджетных средств. Согласно официальным материалам МСХ РК основными мерами государственной поддержки в скотоводстве сегодня являются:

• Приобретение отечественных племенных быков-производителей мясных пород 150 000 тенге за 1 голову;

• Приобретение импортного племенного или чистопородного маточного поголовья из Австралии, США, Канады и Европы 225 000 тенге за 1 голову, из стран СНГ 150 000 тенге за 1 голову;

• Содержание племенного быка-производителя мясных пород, используемых для воспроизводства стада 100 000 тенге за 1 голову;

• Ведение селекционной и племенной работы на товарное маточное поголовье 10 000 тенге за 1 голову, по племенному маточному поголовью 20 000 тенге за 1 голову в год;

• Реализация бычков на откормочные площадки вместимостью от 1000 голов единовременно — 200 тг/кг живого веса (живой вес на 1 бычка не ниже 250-300 кг);

• Удешевление стоимости заготовки говядины мясоперерабатывающими предприятиями, занимающихся забоем и первичной переработкой мяса крупного рогатого скота — 175 тг/кг говядины.

• Организация искусственного осеменения маточного поголовья крупного рогатого скота в крестьянских (фермерских) хозяйствах и сельскохозяйственных кооперативах — 5 000 тг/голову.

Согласно отчету за 2017 год общий объем фактически выделенной поддержки аграриям составил 363 400 млн. тенге, что в 2,2 раза больше объемов 2016 года. На сайте МСХ РК отчет по освоению бюджетных программ за 2018 год доступно обновление только на 1 сентября 2018 года.



Порядок получения субсидий, включая возмещение инвестиционных затрат, привязан к МИО, которые в свою очередь получают целевые трансферты от МСХ РК на региональные управления сельского хозяйства в привязке к одобренным заявкам аграриев. СХТП направляет заявку на получение субсидий в электронном виде посредством веб-портала «электронного правительства», интегрированный с ИАС. Заявки формируются в ИАС, по результатам обработки внесенных данных в ИАС с учетом критериев, указанных в Правилах. ИАС сверяет наличие данных, указанной товаропроизводителем в заявке.

В случае соответствия заявки товаропроизводителя критериям, в течение одного рабочего дня направляет заявку посредством ИАС в Управление области. Управление области в течение одного рабочего дня после поступления заявки направляет товаропроизводителю уведомление об одобрении заявки посредством ИАС.

Управление области в случае наличия средств по месяцу и направлению субсидирования, в течение одного рабочего дня с момента одобрения заявки с учетом хронологии поступления заявок формирует сводный акт по области и направляет на оплату.

Казалось бы все просто и прозрачно. Однако почему же образуется задолженность в 36,6 млрд. тенге только по субсидированию импорта КРС за 2018 год? Ведь импортировано лишь 6559 голов со средней стоимостью импорта 1883 USD за 1 голову. При этом импорт из стран СНГ составил 4863 головы, а из дальнего зарубежья 1696 голов – только на эту субсидию государство обязано выплатить 1,3 млрд. тенге, что меньше заявленного ущерба одним только Актеп в 2,4 млрд. тенге.

Откуда в расчетах Мясного Союза взялась сумма в 36,6 млрд. тенге? Это эквивалентно 146 тысячам головам скота и видно включает не только обязательства 2018 года и заключенные договора поставки на 2019 год, но и планы Мясного Союза на 2019-2020 годов. Всего по программе планировалось до 2027 года осуществить импорт 3,9 млн. голов импортного КРС. Нужно заметить, что во всем Казахстане на сегодня общее поголовье составляет 6,6 млн. голов при сверке отчетов региональных управлений сельского хозяйства.

Возникший конфликт базируется на неспособности МСХ РК делать экономические расчеты эффективности программ поддержки и пренебрежении к реальным рискам аграриев. Согласно утвержденной программе развития АПК до 2027 года, на 2018 год ведомство задекларировало бюджет 398 млрд. тенге, на 2019 год 429 млрд. тенге, на 2020 год 559 млрд. тенге, на 2021 год 628 млрд. тенге.

За 9 месяцев 2018 года бюджет МСХ РК освоен на сумму 254,3 млрд. тенге, при этом указано, что отклонены обязательства на сумму 28,3 млрд. тенге. По фактическому отчету на 1 сентября 2018 года в МСХ РК общий бюджет утвержден на сумму 355,5 млрд. тенге и выдвигаемые сегодня требования скотоводов по субсидиям составляют почти 10% всего бюджета МСХ РК! А что делать с чеками остальных секторов по направлениям поддержки, щедрых только на бумаге?
Уже сейчас в структуре Республиканского бюджета на 2019-2021 годы из каждой 1000 тенге бюджетных денег мы тратим 26 тенге на АПК, но эти средства до адресата доходят фрагментарно и через несколько кругов ада для аграриев. После поручений Президента РК 27 февраля 2019 года, озвученных на съезде партии «Нур Отан», пойдут еще корректировки и вряд ли МСХ РК может рассчитывать на дополнительное финансирование.

Между тем, пролоббировав Мясную программу, ее инициаторы фактически «загрузили» скотоводов на очень серьезные инвестиции, предоставляя доступ к финансированию только при условии «добровольно-принудительного» освоения целевых показателей по импорту нетель. Что мешало стимулировать закуп из отечественных репродукторов, общее поголовье которых на сегодня только по мясной продуктивности превышает 426 тыс. голов и закрыть поставку чистопородного КРС в объеме 7000 голов за 2018 год не составило бы труда для местных племенных хозяйств.

Схема очень простая – аграрию предлагалось под «гарантию» субсидирования в размере 250 000 тенге за голову импортировать на льготные кредиты от АО «НУХ Казагро» телок по цене от 1800 до 2600 долларов за голову. А субсидии должны были поступать напрямую в погашение основного долга по кредиту – то есть от 25 до 35% от цены затрат на приобретение. Ведь субсидия составляет 660 долларов на 1 голову. И теперь общий нанесенный ущерб скотоводам уже подсчитан в размере 2,4 млрд тенге, а потенциальный на 2019-2020 годы в размере 36,6 млрд. тенге. Кто теперь возьмёт на себя персональную и полную материальную ответственность за угрозу снижения качества ссудного портфеля АО «НУХ Казагро»? Снова государству надо будет вытягивать пожарные транши из пенсионных накоплений граждан, как около 1 трлн. тенге для плохих заемщиков в АПК для АО «Цесна Банк»? Это может и спасет финансовые институты. Но кто защитит интересы сельхозпредприятий, обеспечивающих сегодня круглогодичную занятость на селе?

Недавно я провела экспресс анализ экономической целесообразности Мясной программы и пришла к выводу, что она направлена не на поддержку самих скотоводов, а на защиту интересов поставщиков племенного скота, то есть защищает интересы не резидентов.

Посудите сами, расходы на программу из бюджета за 10 лет составляют 72% всех плановых инвестиций. В том числе только на субсидии по импорту КРС достигнут 768 млрд. тенге. Вознаграждение по займам на импорт КРС (оценочно 4% = конечная ставка по кредиту для конечного заемщика 5% — стоимость фондирования от государства 2%) для финансовых операторов составляет 527 млрд. тенге из бюджета. Доходы поставщиков племенного импортного скота составят не менее 1117 млрд. тенге. Дополнительно субсидии по линии НАНОЦ на поддержку продаж импортной генетики составят 7 млрд. тенге.
Итого из бюджета страны инициаторы программы зарабатывают совместно с группами, интересы которых лоббируют, около 2419 млрд. тенге на всей Программе и это ложится тяжелейшим бременем на карман самих скотоводов в случае очередного изменения правил игры. Ожидаемые налоговые поступления от скотоводства и овцеводства за 10 лет не превысят 729 млрд. тенге даже при коэффициенте налоговой нагрузки 13,4% на годовой совокупный оборот (фактическая нагрузка менее 8%). Потенциал убытков от реализации программы для государственного бюджета – 3994 млрд. тенге за 10 лет в связи с риском не возврата заемных средств, запрашиваемых сроком на 15 лет каждый транш. Ведь постоянные изменения правил игры ставят аграриев заведомо в риск просрочки по кредитным обязательствам.

Поэтому в первую очередь необходимо обеспечить полное погашение обязательств перед аграриями – участниками Мясной программы. Во вторую очередь пересмотреть условия Мясной программы с максимальной защитой аграриев от рисков ввиду лоббирования не их интересов. В третью очередь нужно выводить утверждение программы развития АПК выше уполномоченного ведомства и запретить практику принятия не продуманных и не согласованных с бизнесом программ каждым новым министром с постоянным стрессом для субъектов АПК и рождением новых схем коррупции в МИО.



Айман Турсынкан

Госпрограмма АПК 2018 - старые песни о главном

При прочтении видно, что Государственная программа развития АПК в очередной версии от 18 мая 2018 года писалась в спешке, кусками выхватывалась из документов разных лет. При утверждении руководством ведомства не полностью прочитана, четкой постановки задач из-за спешки принятия не добилась, но конструктивные новеллы включить успела. На 2017 год (истекший) намечен бюджет в 359,7 млрд тенге, на 2018-2021 годы сумм нет.

Однако общая задумка осталась прежней – повышение производительности труда в АПК втрое, экспорта в 3,5 раза, объемов валового производства на 30%, рост объема инвестиций в 1,7 раза в основной капитал. Новшествами явилось признание необходимости повышения качества жизни сельчан, а также развитие мелиорации с увеличением общей мощности на 1,9 кубических километров с одновременным водосбережением на 20%. Как обычно, в ГПР нет ни слова о доле переработанной продукции в АПК, доле самого АПК в ВВП, системных реформах МСХ и институтов развития, либерализации доступа к финансированию, развитию рынка страхования.

Данные раздела ситуационного анализа базируются на период 2011-2015 гг., что говорит об отсутствии более точного прогнозирования на основе устаревших данных. Хотя сам ситуационный анализ получен явно не из ГПР АПК на 2017-2025 годы версии ведомства под управлением Мырзахметова. Основной новеллой раздела стала критика 66 субсидий, действовавших в ГП Агробизнес 2020.

Местами – явно из отчета EXIMAR по анализу эффективности субсидий, подготовленного еще в 2016 году (разрешений на использование аналитики от нас не просили). Видно потому новых цифр в документах нет. Местами – это выжимки из стратегий Казагро и его ДЗО версий 2017 года. Выделенный блок голубым маркером по центру компетенций в ГПР – прямая цитата предварительных бесплатных черновых предложений агентства.

Ключевые тезисы ГПР АПК 2018-2021, заслуживающие внимания:

• Наведение порядка в землепользовании — полный переход к проведению торгов (конкурсов, аукционов) по продаже земельных участков или права аренды земельных участков в электронном формате;

• Для эффективного управления земельными ресурсами необходимо создать базу данных, содержащую информацию в виде сельскохозяйственных карт, карт полей, планы пастбищеоборотов (примечание EXIMAR — нужно учитывать риски доступа к информации с геометками по положениям закона о государственной тайне по земельным, водным и природным ресурсам, результатам геологических изысканий и инженерным сетям, как минимум серверы базы данных обязаны быть на территории РК);

• Вовлечение в мелиоративную систему дополнительное запасов грунтовых вод, а также внедрение сберегающих технологий с одновременной реформой системы водопользования (пояснение EXIMAR — действующие водные кондоминиумы имеют проблемы коррупции, нерационального использования, низких тарифов и отсутствие инвестиций в обеспечение нормального функционирования водораспределительных систем);

• Повышение экологической ответственности промышленности по влиянию на загрязнение воды и почв (примечание агентства – в разделе не достаточно раскрыты объемы наносимого урона как на территории РК, так и наследуемые по трансграничным рекам):

• Основными проблемами по экспорту признаны слабо развитая транспортно-логистическая инфраструктура для АПК, недостаточная работа по торговому регулированию для снятия торговых барьеров, прослеживаемость качества и безопасности продукции, отсутствие доступа к рыночным данным фермеров, сложность и длительность разрешительных процедур по экспорту (примечание EXIMAR — не освещена доступность к торгово-экспортному финансированию и страхованию, доступ на внутренний и внешний рынки сбыта продукции фермеров).

• Необходимость более тщательно продуманной системы фитосанитарной безопасности ввиду активного распространения заболеваний растений и вредителей;

• Необходимость роста компетенций и комплексный охват ветеринарными контролем и помощью хозяйств;

• Развитие технического регулирования и сертификации, интеграция с международной системой контроля качества продукции в АПК;

• Необходимость развития информированности и компетенций СХТП по рыночным данным, технологиям и мерам государственной поддержки

• Развитие широкой сети опытно-внедренческих хозяйств через вертикально интегрированную систему распространения знаний (Центры компетенций);

• Снижение механизации полевых работы и животноводства из-за износа техники ввиду отсутствия доступа к приобретению техники фермерами;

• Недостаточный уровень восстановления плодородия почв из-за высокой стоимости импортных и узкого ассортимента отечественных удобрений и прочих агро химикатов;

• Низкий уровень охвата государственными электронными услугами СХТП;

• Массовый отток и дефицит квалифицированных профессиональных кадров в АПК требует создания центров экономического роста в сельской местности;

• Взамен товарно-специфических субсидий будет расширена доля субсидий на удешевление процентной ставки по кредитам и лизингу, а также возмещение части затрат, понесенных субъектом АПК при реализации инвестиционного проекта.

• Переход на добровольное страхование с обязательного, для стимулирования страхования в сельском хозяйстве часть страховых премий будет субсидироваться государством.

• Будет упрощено налогообложение для СХТП путем введения нового льготного режима – Единый аграрный налог.
Данный режим, вследствие простоты начисления и администрирования, позволит снизить затраты на бухгалтерию и время на налоговые проверки, создаст условия по рациональному и эффективному ведению сельскохозяйственного производства (примечание – без тщательного анализа и ранжирования по размерности оборотов плательщика мера может нанести больше вреда, чем принести пользы).

• Создание совместно с государственными органами и иными организациями единой информационно-аналитической базы по экспорту продукции АПК и доступ к базе для субъектов АПК.

Ключевые системные ошибки ГПР 2018:

Новая, как и все предыдущие, ГПР в попытке охватить все болезненные аспекты развития АПК опускает государственную программу развития в детализированные фрагментированные бессистемные регламенты и инструкции, не выполняя главной задачи стратегического документа – определение правил игры в отрасли. Абсолютно отсутствует точное определение стейкхолдеров программы и их интересов, точное обозначение функциональных зон ответственности, комплексный системный взгляд на АПК, его место в экономике страны, конкурентные позиции на макрорегиональном уровне, его влияние на занятость населения и качество жизни 9 млн. граждан, проживающих в сельской местности.

Как стратегический документ ГПР АПК должна декларировать, что конкретно является полномочием и обязанностью государства, а что остается прерогативой бизнеса и регулируется рыночными условиями. Государство полностью на 100% заменяет собой бизнес – я умнее вас, я сделаю вам счастье. Совсем не понимается МСХ суть функции государственного органа в регулирующей роли через создание четкого нормативно-правового поля, как провайдера государственных услуг своей целевой аудитории – в случае с тезисами ГПР 2018 – не только СХТП, но переработчиками, трейдерами, финансовым сектором, поставщиками средств производства и всем сельским населением. МСХ снова собирает всех цыплят в свои скорлупки и садится на них удушающей материнской опекой.

Нет никакой оценки эффективности предлагаемого бюджета государственной поддержки АПК, где паритет между расходами на субсидирование и вкладом в ВВП, мультипликативным эффектом на качество жизни населения, устойчивость бизнеса. Замалчивается суть требуемых преобразований – полный отказ от не работающей парадигмы искажающего влияния на рынок государства. Четко обозначенная в стратегическом плане развития Казахстана до 2025 года 7-мая системная реформа «Государство – на острие преобразований» возможно не известна ни одному ведомству действующего правительства.
Необходима глубокая трансформация функций МСХ и его подразделений, с ограничением полномочий по следующим направлениям деятельности в исключительной государственной компетенции:

1) Нормативно-правовое обеспечение в АПК и контрольно-надзорные функции в сферах:

1. Безопасность продукции
2. Ветеринарная безопасность
3. Фитосанитарная безопасность
4. Землепользование
5. Водопользование
6. Природопользование и охрана окружающей среды
7. Развитие сельских территорий
8. Аккумуляция отраслевых данных в едином ЦОД с предоставлением необходимых данных для сторонних систем и сервисов через интеграционную платформу во избежание утечки данных, регулируемых положениями о государственной тайне;
9. Межведомственное звимодействие.

10. Равно доступные меры государственной поддержки – косвенные и прямые:

10.1. Косвенные меры:

• Торговое регулирование по внутреннему и внешним рынкам (тариф образование на импорт и экспорт, не тарифные меры регулирования через квотирование и сертификацию, торговые соглашения);
• Регулирование деятельности товарных бирж;
• Развитие компетенции в отрасли через вертикально интегрированные системы непрерывного образования;
• Инвестиции МИО с созданием государственно-частных кондоминиумов по водопользованию, мелиорации, обводнению общественных пастбищ, инфраструктурному обеспечению сельских территорий и центров экономического роста на селе;
• Доступность рынков — поддержка развития инфраструктуры Агро логистики до ключевых рынков сбыта, государственные интервенции в стабилизационные фонды и развитие ОРЦ для обеспечения доступа фермеров напрямую к рынку сбыта;

10.2. Прямые меры:

• Доступность финансирования по льготным условиям на рынках: лизинга, исламского финансирования, банковского кредитования, торгово-экспортного финансирования, страхования, мирокфинансирования, кредитных товариществ;
• Налоговые каникулы и скидки через специальные режимы главы 63 НК РК, ЕЗН, льготы по НДС для сельхозкооперативов;
• Эффективное субсидирование на основе глубоко анализа цепочек поставок и добавленной стоимости для смещения рыночной маржи в сторону производителя, а не закрепления дотационной зависимости сектор

2) Предоставление соответствующих электронных государственных услуг в АПК;

3) Мониторинг ключевых показателей развития отрасли:

• сбор налогов и коэффициент налоговой нагрузки по секторам АПК
• вклад в ВВП страны в целом и в ВРП агарных регионов АПК
• производительность АПК в пересчете на средства производства – гектар земли, занятую рабочую силу
• себестоимость ключевых товарных рынков
• динамика развития базовых секторов (валовое производство, валовый доход, валовая маржа)
• скорость и перспектива усложнения базовых секторов (ВДС)

МСХ в соответствии со своими полномочиями не должно раздувать штат и число ведомственных структур шире предлагаемого списка:
1. комитет отраслевого развития (стратегическое планирование, наука, образование, технологии);
2. комитет нормативно-правого обеспечения и регулирования.
3. комитет лесного хозяйства и природопользовании;
4. комитет водных ресурсов
5. комитет земельных отношений
6. комитет фитосанитарного контроля
7. комитет ветеринарной безопасности
8. комитет государственных услуг (сюда нужно всю цифровизацию в АПК подчинить после зачистки ведомства от неэффективных кадров)
9. комитет торговой политик в АПК
10. комитет государственной поддержки субъектов АПК

Полное исключение из правовой практики Казахстана в корне своем коррумпированного понятия «Оператор программы», ликвидация АО «НУХ Казагро» с сохранением в компетенции государства только 3 ключевых бюджетных ведомств как непосредственных дочерних организаций МСХ:

• один не коммерческий банк для фондирования игроков на рынке финансирования АПК без прямого финансирования заемщиков;

• одно торгово-экспортное страховое агентство.

Напомним, что сегодня колосс состоит из головного холдинга «Казагро» и дочерних организаций:
1. Казагрофинанс
2. Казагропродукт
3. Казагромаркетинг
4. Казагрогарант
5. Продкорпорация
6. Аграрная кредитная Корпорация
7. Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства
8. НАНОЦ – передан в прямое ведение МСХ из 3 аграрных вузов, и свыше 50 НИИ.

Айман Турсынкан

Треть завезенного в Казахстан импортного скота гибнет – эксперт

Порядка 30-40% завоза скота в 2014-2015 годов погибло из-за болезней. Об этом сегодня, 15 февраля, на брифинге в Национальном бюро по противодействию коррупции сообщил представитель специальной мониторинговой группы Толеутай Рахымбеков.

«Больная тема – это импорт скота. В этом году панируют завезти миллион голов, это почти три миллиарда долларов. Также на каждую голову получают субсидии на сумму 225 тысяч тенге. При этом скот завозят в основном больной. В прошлом году был случай, когда 300-400 голов только что завезенного скота в Актюбинской области пало из-за болезни. На это же были выплачены субсидии и предоставлены таможенные льготы. Вот этого мы не должны допускать», – рассказал Рахымбеков.

Также глава общественного совета подробно остановился на коррупциогенных рисках в сельском хозяйстве. По его мнению, многие факты коррупции возможно было избежать, если устранить причины, заложенные в правилах и законах.

«К сожалению, сельское хозяйство продолжает сохранять свои лидирующие позиции в топе отраслей, подверженных коррупции. Сейчас мы разрабатываем дорожную карту по противодействию коррупции в сельском хозяйстве. Будет запущена отдельная страница в социальных сетях, сайт, мы хотим активно работать с сельскими жителями по противодействию», – сообщил руководитель мониторинговой группы.

По его данным, в сельском хозяйстве в последнее время существовало 65 видов субсидий, более 40 кредитных программ. Это привело к тому, что крестьяне путались в них. Некоторые сельхозпроизводители сообщали, что вынуждены держать отдельные департаменты юристов, чтобы разобраться в хитросплетениях правил и программ.

По словам Рахымбекова, в 2017 году сокращено 11 видов субсидий, из-за низкой эффективности и коррупционности. К примеру, выделение погектарных субсидий.

«Сам механизм был коррупционным. К примеру, весной крестьянин сеет, через месяц появляются побеги, и районная комиссия должна выехать на поле, составить акт, зарегистрировать побеги и на этом основании выделить субсидии. Но в целинных районах у нас площади составляют по 300-500 тысяч гектаров. В районных акиматах работают по четыре человека, нет машины и бензина. Кто может гарантировать, что это все реально проверялось? Понятно, что все делали в кабинетах, и не бесплатно. Поэтому лучше отказаться от этого», – предложил докладчик.

По данным мониторинговой группы, в настоящее время Аграрная кредитная корпорация кредитует сельские кредитные товарищества в количестве 180 единиц, которые потом кредитуют своих участников, а их уже насчитывается более четырех тысяч.

«К сожалению, механизм субсидирования сделан так, что субсидии получают на самом последнем уровне, а прежде рассматриваются четыре тысячи документов. Мы предлагали, а почему нельзя между АКК и сельскими кредитными товариществами, там всего 180 договоров, а еще проще субсидировать сразу в Астане. Зачем заставлять четыре тысячи фермеров бегать собирать документы в районе? Почему их обязательно нужно отрывать от своих дел, может, для того, чтобы легче было договориться?» – задал вопрос Рахымбеков.

Майра Медеубаева