«Долги «Иволги» будут выкуплены у Евразийского банка развития. Вопрос в цене»

Такое заявление сделал сегодня, 24 сентября, в суде основатель группы компаний «Иволга» Василий Розинов. В Костанае продолжается рассмотрение уголовного дела по обвинению его в мошенничестве в особо крупных размерах.

На третьем заседании были опрошены сотрудники банка-кредитора, которому ТОО «Иволга Холдинг» не вернула долг, а также проценты по нему на сумму около $50 млн. Обвинение в лице Генеральной прокуратуры РК доказывает, что сделано это было умышленно, что уже на момент подачи заявки в 2011 году на открытие Евразийским банком развития кредитной линии группа компаний «Иволга» имела существенные непогашенные обязательства перед другими финансовыми институтами. Причем сумма их при информировании потенциального кредитора была занижена.

В ходе опроса свидетели со стороны потерпевшего поясняли суду, чем руководствовался ЕАБР, давая «Иволге» деньги в долг, каким образом банк мониторил состояние предоставленного залога — зерна, хранящегося на «иволговских» элеваторах, когда и почему пришел к выводу, что зерновые расписки заемщика не обеспечены, а ТОО не собирается больше платить.

Заявка «Иволги» на получение кредита очень соответствовала миссии ЕАБР, который является не обычным банком второго уровня, а международным финансовым институтом, призванным стимулировать интеграционные экономические процессы, в частности между РФ и Казахстаном. Так что наличие у ТОО «Иволга Холдинг» активов в России сыграло для него как для заемщика положительную роль.

Кроме того, показал суду свидетель Данияр АБЕОВ, который в силу своих функциональных обязанностей в ЕАБР анализировал уровень рисковости этого займа, у «Иволги» на момент заявки было лишь около $150 млн обязательств перед другими финансовыми институтами.

— Что было существенно меньше, чем у других зерновых холдингов, — отметил свидетель. — Еще мы исходили из того, что обрабатывая большой земельный фонд, такую финансовую задолженность заемщик без труда погасит.
Банк подписал с ТОО кредитный договор и договор залога, а с самим Розиновым договор гарантий. Свидетель отметил также, что товарищество торопило с выплатой первого транша, потому что начиналась уборочная кампания, нужны были средства.

Сначала кредитная линия была открыта на $50 млн, выдан первый транш в $40 млн. Осенью 2011-го года заемщик получил еще $10млн. Кредит нужно было возвращать по графику: в декабре 2012 года — $10 млн, в январе 2013 года и в феврале того же года — еще по $20 млн.

Первый платеж банк получил вовремя, но уже перед совершением второго ЕАБР получил от ТОО обращение с просьбой о реструктуризации кредита. Второй платеж пришел вовремя, однако товарищество просило увеличить кредитную линию до $70 млн и сделать ее возобновляемой. Прежде погашенная часть долга не становилась доступной для использования в качестве продолжения кредитования. То есть к оставшимся непогашенными 20 млн прибавлялись бы еще $50 млн.

Банк не согласился нарастить риск до $70 млн, линия осталась невозобновляемой, «Иволга» к уже выданным получила еще $30 млн. Задолженность таким образом была реструктуризирована, назначена новая дата платежа, но в феврале 2014 года платеж по основному долгу не поступил, образовалась первая просрочка.

В банке была создана рабочая группа по урегулировнию проблем с этим кредитом. Заемщик еще раз обратился с просьбой о реструктуризации долга на условиях выплаты $10 млн, которые он намеревался привлечь у казахстанской «дочки» российского Сбербанка.

ЕАБР готов был пойти на отсрочку до 1 ноября 2014 года, если заемщик до 20 апреля того же года выплатит обещанные 10 млн. Но платежа не произошло. Банк отменил решение о реструктуризации. Взамен было принято решение начать реализацию обеспечения (залогового имущества), а также направлены требования погасить незамедлительно всю сумму задолженности перед ЕАБР. Начались переговоры по поводу передачи в собственность банка зерновых расписок, причем у «Иволги» оставалось до некоторого времени право преимущественного выкупа их у банка. Она этим не воспользовалась.

— Тогда трудности испытывали несколько казахстанских агрохолдингов. И в Национальной палате предпринимателей в декабре 2014 года презентовалась тема о создании Фонда проблемных активов для АПК, и в этой презентации прозвучала информация о финансовых задолженностях крупных агрохолдингов. И по ТОО «Иволга Холдинг» мы увидели задолженность, которая превышала $1 млрд, тогда как на момент экспертизы нам предоставлялась информация о $150 млн, — рассказал Абеов. — Это обнулило все договоренности. Мы поняли, что работать с этим заемщиком в плане реструктуризации бессмысленно. Помогать заемщикам нужно. Но миллиард — такой объем задолженности не обсуживаем в принципе, сколько бы ни повторилось одиннадцатых годов с рекордными урожаями. За разумный период обслужить такой долг нельзя. И никакая реструктуризация не поможет. Мы приступили к реализации плана Б. Мы провели переговоры с рядом зернотрейдеров. Я участвовал в переговорах с Казахской зерновой компанией — дочерней компанией крупного международного трейдера. Они дословно заявили — мы готовы купить весь объем залогового зерна, но вывезите нам его за периметр «иволговских» элеваторов, потому что в последнее время получить там зерно проблемно. Это стало причиной того, что банком были направлены требования на элеваторы об отгрузке зерна, на которые мы получили 5 или 6 одинаковых ответов, что материально-техническая база элеваторов не позволяет отгрузить зерно. Летом 2015 года банком было принято решение взыскивать долги по суду… Я хотел бы сказать, что если бы зерно залоговое имелось, мы не стояли бы здесь сейчас. Зерно — биржевой товар, аппетит на него есть всегда. Ну, и соответственно, если бы мы знали о долге в миллиард, решение о финансировании этого заемщика не было бы принято.

Адвокат Василия Розинова обратил внимание суда, что в ходе досудебного расследования свидетель называл другую цифру долга, вполовину меньше. Однако, Абеов отметил, что фраза из материалов дела неверно интерпретируется — во время допроса он говорил о самых крупных задолженностях двум банкам в сумме около $500 млн.

Свидетели, а также представитель ЕАБР Елена РЕВЕДИНСКАЯ, отвечая на вопросы суда, пояснили, что сегодня ни одно из решений гражданских судов в пользу ЕАБР не исполняется. Выяснилось, что выплаты идут в размере лишь 100 000-200 000 тенге в месяц, начались они недавно. Исчисляются с дохода Розинова от его трудовой деятельности.

— Судебные исполнители нас известили, что имущества господин Розинов не имеет, — сообщила Ревединская.

Судья Батырбек КУДАБАЕВ задал несколько вопросов о том, взяло ли на себя ТОО «Олжа Агро», которое осуществляет доверительное управление большей частью предприятий «Иволги», обязательство погашать перед ЕАБР задолженность.

— Переговоры с ЕАБР вел лично директор ТОО «Олжа Агро» Айдарбек Ходжаназаров и один из руководителей Народного банка, вопрос только в цене — за какую именно будет выкуплен долг у Евразийского банка развития, — ответил подсудимый.