Можно ли создать в России мировой зеленый бренд

Пищевая промышленность
В России есть условия для производства органической еды, но надеяться на масштабный экспорт не приходится, а долгосрочные перспективы мирового рынка зеленого продовольствия довольно спорны
Послание Владимира Путина Федеральному собранию традиционно не обошлось без раздела о сельском хозяйстве. Президент отметил успехи в экспорте продовольствия, который в 2018 году достиг рекордных $26 млрд. Один из ключевых факторов — лидерство России на мировом рынке пшеницы и рост цен на большинство видов сельхозсырья в мире в 2018 году.

Путин напомнил, что в 2024 году экспорт должен увеличиться до $45 млрд. Эта цель зафиксирована в прошлогоднем майском указе. Достичь ее, видимо, должен помочь национальный «защищенный зеленый продуктовый бренд», который Путин поручил запустить правительству.

Вероятно, речь идет о запуске российских марок органической продукции. Такая работа уже ведется Минсельхозом, который в 2019 году планирует представить марку и реестр производителей органической продукции. Закон, дающий определение органической продукции и описывающий требования к ней, уже принят и вступит в силу с 2020 года.

Зачем нужен зеленый бренд

Этот шаг напрашивался давно. Производитель, готовый заняться органическим бизнесом, должен иметь возможность защитить свою продукцию и обосновать в глазах потребителя более высокий ценник. Ведь производство органической продукции в большинстве случаев означает отказ от химической защиты растений и удобрений, многих ветеринарных препаратов, ведет к значительному увеличению доли ручного труда и, как следствие, к заметному росту себестоимости.

Потребитель же, готовый переплачивать за более чистую, по его мнению, еду, должен быть уверен, что он не просто платит за налепленную наклейку «органик».

Да и сам мировой рынок органической продукции растет. По данным исследовательской организации Ecovia Intelligence, в 2017 году его объем достиг €92 млрд, увеличившись за последние десять лет примерно в 2,5 раза. Почему бы и России не поучаствовать в дележе этого пирога?

Ресурсы есть

Природные ресурсы для развития органического бизнеса в России есть. Автор сам несколько лет с энтузиазмом изучал возможность запуска производства органического зерна и масличных. Один из ключевых факторов — наличие значительных наделов земли, которые в регионах, стоящих в стороне от активного развития сельского хозяйства, все еще можно купить за символическую сумму.

Серьезный плюс — наличие значительных необрабатываемых земельных наделов. Во многих случаях они по умолчанию могут претендовать на статус органических: никаких удобрений там давно не использовалось. Для традиционного сельского хозяйства необходимость периода «конверсии», когда ферма переходит в статус органической, — серьезная проблема. В течение нескольких лет фермер уже должен придерживаться новых жестких требований, но не может продавать свою продукцию как органическую из-за отсутствия сертификации.

Но и вопросов немало

Однако рассчитывать на то, что «органический» путь станет основным для российского сельского хозяйства, сложно. Во-первых, в большинстве случаев спрос на органическое и прочее премиальное продовольствие в первую очередь предъявляет внутренний рынок, а лишь во вторую — экспортный. Рассчитывать, что российский потребитель начнет массово переходить на дорогую «органику», не приходится. Доходы населения неуклонно снижаются пять лет подряд.

По поводу экспорта тоже есть серьезные вопросы. Ключевые рынки — это США (более 40% всего мирового рынка) и ЕС, отношения с которыми неуклонно продолжают ухудшаться. В число крупных рынков входит и Китай, однако строить стратегию с прицелом на одну страну не лучшая идея.

Выскажем сомнение и в том, что российская сертификация будет признана крупными потребителями. Например, Китай требует пройти сертификацию по собственным правилам, свои правила у ЕС и США.

Да и степень природной чистоты России не столь высока, как может казаться чиновникам. В рейтинге экологической эффективности Environmental Performance Index Россия занимает лишь 52-е место — после Венесуэлы и Польши. Первые 16 мест в рейтинге у европейских стран.

Не стоит считать, что российское продовольствие может восприниматься как премиальное только из-за официального запрета выращивания ГМО-культур. По факту это мало что значит, например США — крупнейший производитель «органики» и крупнейший производитель ГМО-культур в мире.

Туманные перспективы

Нельзя исключать, что через десяток лет популярность зеленых продуктов снизится. Сейчас ключевые причины выбора «органики» — беспокойство за качество продовольствия и желание покупать продукцию, произведенную без ущерба для природы.

Но однозначно согласиться с утверждением, что «органическое продовольствие в целом более качественное, чем обычное», непросто. Проблема в том, что на органических фермах сложно контролировать безопасность всего производственного процесса из-за их малого размера и большого количества ручного труда.

Положительное влияние на природу — дискуссионный вопрос, во всяком случае в мировом масштабе. Органическое сельское хозяйство, с одной стороны, ведет к улучшению качества почв и росту биоразнообразия. С другой — оно требует в целом заметно больше земли и труда на единицу продукции.

Представление о непременно выдающемся вкусе органических продуктов хотя бы отчасти связано с потребительской логикой «дорогое — значит вкусное». Объективных исследований, подтверждающих это, найти не удалось.

И в дальнейшем у обычного продовольствия будут премиальные альтернативы, однако это не обязательно будет «органика». Не нравятся большие фабрики-фермы и условия содержания животных? Купите мясо от животного свободного содержания (free-range). Страдаете от непереносимости глютена? В недалеком будущем вы сможете купить пасту из пшеницы без глютена. И органический статус она получить, скорее всего, не сможет, так как будет выведена с помощью генной инженерии по методу CRISPR.

Боковой сюжет

Развитие производства «органики» в России — неплохая идея, которая поможет заработать честным производителям, а потребителям добавит уверенности в том, что они переплачивают не просто так.

Но, скорее всего, даже в долгосрочной перспективе производство зеленого продовольствия и в России, и в мире останется нишевым бизнесом. Например, крупнейший мировой производитель «органики», США, отводит под нее всего лишь 1% от общей площади сельхозземель. Не стоит рассчитывать, что зеленое продовольствие станет основным драйвером развития российского сельского хозяйства и аграрного экспорта.

В прошлом году автор колонки писал: «Производи больше, продавай дальше — вот что должно быть основным лозунгом для развивающейся, огромной и не очень богатой страны». Эта рекомендация остается актуальной, России нужно сконцентрироваться на росте выпуска продовольствия по конкурентным ценам, а не на поиске особого «зеленого» пути.

Об авторах

Андрей Сизов
директор аналитического центра «СовЭкон»

Подробнее на РБК:
pro.rbc.ru/news/5c756dfe9a79478179a0ac5f