Иван Сауэр Дариге Назарбаевой: «Увлеклись заморскими Ангусами, фальсифицировали показатели производства мяса»

В стране назрела необходимость пересмотреть программу развития мясного животноводства.

Еще на минувшей неделе в Сенате Парламента под председательством спикера Дариги Назарбаевой прошла встреча с главами фермерских ассоциаций, экспертами в сельском хозяйстве и профильными депутатами. На ней Назарбаева предложила пересмотреть программу развития АПК, действующую в настоящее время.

Дело в том, что перед ней выступили ряд докладчиков с констатацией отрицательных тенденций в агропромышленном комплексе страны.

НАКАЗЫВАТЬ ТЕХ, КТО РАЗДУВАЕТ ПОКАЗАТЕЛИ ПРОИЗВОДСТВА МЯСА

Так, председатель правления НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов привлек внимание участников встречи к тому, что в рамках трех государственных программ развития агропромышленного комплекса на субсидирование было затрачено порядка двух триллионов тенге, но при этом показатели отрасли не выросли и серьезно отстают от мировых.

По данным Мырзахметова, которые приводит «Закон.кз» по уровню переработки продукции Казахстан является больше импортозависимой страной, так как основную долю экспорта занимает живой скот с низкой рентабельностью, который используется как сырье для дальнейшей переработки. Такая ситуация, считает глава НПП «Атамекен», негативно сказывается на продовольственной безопасности государства.

О том, что сдерживает развитие животноводства, также рассказал участникам встречи председатель Комитета АПК Президиума НПП «Атамекен», директор агрофирмы «Родина» Иван Сауэр. Одной из ключевых проблем он считает слабую систему ветеринарного обеспечения. Многочисленные реформы в ветеринарии значительно ослабили контроль за ветеринарным благополучием в стране, что подтверждается участившимися случаями вспышек опасных заболеваний животных.

Отдельная проблема – приписки в отчетности. Сауэр полагает, что государство должно наказывать тех, кто искусственно раздувает и фальсифицирует показатели по производству мяса. С его точки зрения, в вопросе развития мясного производства стоит «не гнаться за заморскими Ангусами, а развивать отечественную породу», особенно Казахскую белоголовую корову, которая хорошо адаптирована к региональной специфике.

ДЕНЬГИ НА ИМПОРТ КРС «ВЫЛЕТЕЛИ В ТРУБУ»

Дело в том, что программа импорта маточного поголовья КРС, на деле, оказалась фикцией: все разговоры о том, что мы завезем в страну большое количество импортного крупного рогатого скота, чтобы форсированно нарастить поголовье чистопородного КРС, что мы займемся переработкой, которая позволит нам продавать за рубеж продукцию более высокого передела по высоким ценам, оказались обманом.

Никакой переработки не случилось, наоборот эта инициатива жестко ударила по нашим отечественным мясокомбинатам — переработчикам. И стала выгодной лишь узкой группе лиц — держателей наших откормочных площадок, которым и полагались отличные субсидии.

Более того, скот в огромных количествах стал уходить из страны, превысив импорт — уходить в живом виде. В первую очередь, в Узбекистан, где тамошний бизнес при поддержке государства действительно начал по уму поднимать свое животноводство.

Нам же, особенно государственному бюджету страны, был причинен колоссальный ущерб. Деньги оказались потрачены впустую.

В итоге, министр сельского хозяйства РК Сапархан Омаров, первый вице-премьер правительства — министр финансов Казахстана Алихан Смаилов начали наводить порядок в этом вопросе. Результатом стал объявленный Минсельхозом мораторий на вывоз крупного рогатого скота за пределы страны в течении ближайших шести месяцев.

Как пишет «Forbes.kz» полный запрет на экспорт живого скота из Казахстана ввел Минсельхоз РК после субботней встречи главы ведомства Сапархана Омарова с крупнейшими мясопереработчиками страны. Причина моратория — во взрывном росте объема отгрузок КРС в Узбекистан, который за минувший год увеличился в четыре раза – с 39 тыс. в 2018 до 156 тыс. по итогам 2019. Кстати, это стало одним из факторов существенного роста цен на мясо в Казахстане.

«Почему Казахстан ввел мораторий на экспорт живого скота»

Как указывает издание, согласно национальной программе развития мясного животноводства на 2018–2027, за десять лет поголовье скота в Казахстане должно удвоиться. То есть численность КРС должна вырасти с 7 до 15 млн голов, овец — с 18 до 30 млн. Соответственно, суммарное производство говядины и баранины должно подскочить с 600 тыс. до 1,1 млн тонн.

При этом разработчики программы признали, что темпы естественного воспроизводства не позволят достичь целевых индикаторов в срок, и инициировали программу закупа импортного маточного поголовья. Для поддержки этого процесса предусмотрена солидная государственная помощь – 225 тыс. тенге на каждую импортированную телку.

Используя эти субсидии, фермеры Казахстана завезли за прошлый год в страну примерно 58 тыс. голов. Вроде бы, неплохо. Но, подведя итоги года, МСХ РК обнародовало цифры – вывезено за тот же год скота почти в три раза больше! То есть миллиарды тенге, потраченные госказной на поддержку отрасли, оказались выброшены на ветер.

Согласно данным МСХ РК, за 2019 год из Казахстана было экспортировано более 156 тыс. голов крупного рогатого скота. Большая часть ушла из граничащей с Узбекистаном Туркестанской области – почти 99 тыс. голов. Также в лидерах ЗКО – 26 тыс. и Актюбинская область – 9 тыс.

Основным покупателем казахстанского скота стал Узбекистан – 121,5 тыс. голов. Далее следует Армения – 22 тыс. и Азербайджан – 5 тыс.

Как отмечает «Forbes.kz», эти цифры показали сразу две проблемы, что и вынудило МСХ РК ввести мораторий на вывоз живого КРС и МРС.

Во-первых, угроза для выполнения уже упомянутого индикатора по росту численности скота в Казахстане.

Во-вторых, перекос в экспорте в пользу сырья, а не готовой продукции. Ведь если перевести живой скот в мясо, то его в 2019 году за границу ушло в десять раз больше, чем собственно готовой говядины или баранины. Притом, что мясоперерабатывающие предприятия Казахстана загружены лишь на 30-35 %, продавать сырье за границу – непозволительная роскошь.

Автор статьи подчеркивает, что самое время вспомнить тот факт, что один из разработчиков действующей программы развития мясного животноводства Арман Евниев, работавший первым вице-министром в бытность Умирзака Шукеева главой МСХ РК, не раз рассказывал о посещении передового мясокомбината в Китае. И приводил такие цифры: если продать на мясо живого быка можно максимум за $2 тыс., то при грамотном забое и использовании внутренностей, костей, шкуры и всего остального можно получить $15 тыс. Сейчас Казахстан, экспортируя скот живым, всю эту добавленную стоимость теряет.

Подводя итог «Forbes» замечает, что экспорт живого скота идет в основном из трех регионов Казахстана. Это объясняется очень просто – тут в свое время были созданы мощные откормочные площадки. Ведь именно они и отправляют эшелоны скота за границу, а не рядовые фермеры.

Переработчики характеризуют эти компании как олигополии – крупнейших участников рынка, которые используют несовершенство законодательства для получения конкурентных преимуществ. В данном случае, несовершенными являются правила субсидирования, принятые пять лет назад при министре сельского хозяйства Асылжане Мамытбекове, который сейчас возглавляет Мясной союз Казахстана.

«ОТКОРМОЧНИКИ» ПРИВЫКЛИ К ХАЛЯВНЫМ ДЕНЬГАМ

Главное, что правительство и Минсельхоз не не поддались на попытку поднять истерику в СМИ аффилированными лицами, доведя начатое до логического завершения.

Вся эта рябь на воде пройдет и казахстанская отрасль животноводства, особенно малые фермеры, работающие со скотом на земле и переработчики, добавляющие продукции серьезную стоимость, покупатели в магазинах и супермаркетах, только скажут кабинету министров и руководству аграрного ведомства «большое спасибо!».

А откормочникам и аффилированным с ними интересантам, пора поубавить аппетиты и вместо того, чтобы доить бюджет и вывозить скот живьем за границу, следует научиться работать с нашими мясокомбинатами, торговыми сетями и покупателями. На худой конец, искать за пределами Казахстана клиентов, готовых покупать переработанное мясо.

Полученных за эти годы субсидий из государственного кошелька и так должно хватить на выстраивание новой работы, ведение переговоров и нахождение новых контактов, открытие собственных мясокомбинатов, а то и торговых сетей, вложение инвестиций в маркетинг и рекламу. Брендирование и продвижение своего товара.

Двигайтесь и конкурируйте!

Путин откровенно врет говоря о животноводстве СССР

Вчера я начал разбирать невежественное заявление Владимира Путина, в очередной раз солгавшего про СССР. В частности он заявил 19 декабря, что СССР всегда(!) покупал зерно за рубежом. В первой своей статье я показал, что:

а) СССР большую часть своего времени с 20-х по 60-е годы был нетто-экспортером зерновых, т.е. продавал зерно, а не покупал.

б) Никакой экономической выгоды продажа дешевого зерна для собственной экономики не несет. Продажа продукции низких переделов и покупка продукции высоких переделов — есть первый признак отсталости страны. Признак периферийности в мировом разделении труда.

Все это не является поводом для гордости и тем более не является поводом для очередного очернения СССР, который совершил невероятный подвиг в ХХ веке, став из отсталой страны — сырьевого придатка Запада, коей была дореволюционная Россия, одним из двух мировых индустриальных гигантов, чья промышленность достигла 80% от уровня США.

Сегодня же я хочу продолжить начатое вчера и объяснить уважаемым читателям почему в СССР в итоге стали закупать зерно, а нынешняя РФ стала его продавать.

Для этого поговорим об основных потребителях зерновых. Во-первых, это сам человек, который в настоящее время потребляет хлебных, мучных и прочих изделий в зерновом эквиваленте порядка 100 кг. в год. Остальное у нас на столе занимает порядка 90 кило картошки, 75 килограмм мяса и т.д. То есть населению России для собственного потребления вполне достаточно выращивать порядка 14,7 млн. тонн зерновых в год (100 кг * 147 млн. чел). Однако Россия, как и РСФСР выращивают зерновых значительно больше, чем нужно самим людям для питания. Порядка 100-120 млн. тонн:


В 2017 году РФ поставила вообще исторический рекорд, собрав 135,4 млн. тонн.

Кроме людей, также главным потребителем зерновых является собственное животноводство. Коровы, свиньи, мелкий рогатый скот, птица тоже нуждаются в зерновых. Причем, в значительно больших объемах, чем люди. По этой причине в СССР была установлена норма, что в для покрытия всех собственных потребностей нужно в год порядка 1 тонны зерна на человека. Из которых сам человек потребляет один центнер (10%), а все остальное идет на технические нужды, мобилизационный запас и на прокорм скоту.

При этом потребность в зерновых в СССР/РСФСР все время росла, т.к. все время росло число потребителей зерновых. Численность населения выросла с 100 млн. человек в 1926 году до 148 млн. в 1991 году (в границах РСФСР):



Также, как росло поголовье скота:


Например, с 1946 года общее поголовье выросло с 60 млн. голов до 165 голов в конце 80-х годов. И это еще без кур, гусей, индеек и уток, которые тоже едят главным образом зерновые.

Из этого несложно сделать вывод, что в СССР число потребителей зерна росло значительно быстрее, чем росло производство зерновых. То есть неизбежно должен был наступить момент, когда в СССР должны были начать покупать зерновые за рубежом, для покрытия собственных потребностей. И он наступил в начале 60-х годов.

Из графиков также несложно заметить, что после 1991 года началось заметное снижения числа потребителей зерновых в стране. Народа до 142 миллионов человек, а поголовья сельхозживотных со 165 млн. голов до 65 млн. голов. Из этого факта также несложно понять, что это приведет к снижению внутренних потребностей и переизбытку производства зерновых. Оно и произошло примерно в 2001 году:


И с тех пор это перепроизводство зерновых, а значит импорт только растет.

Только благо ли это, как нам пытается внушить Владимир Путин? Для понимания смотрим на структуру импорта продовольствия РФ:



И структуру экспорта сельхозпродуктов из РФ:



Несложно заметить, что вывозим главным образом сырье и продукцию низкого передела, а завозим высокий передел. То есть даже тут попадаем в ловушку «ножницы цен».

Подводя итоги из всей этой информации, несложно понять, что нынешний сельхоз РФ занят тем, производит и вывозит главным образом то, что должно потребляться внутри страны собственным животноводством.

Собственное же животноводство — главный потребитель зерновых, особенно производство мясо КРС и молочная отрасль, находится в сильнейшем упадке. Хвастаться на этом фоне достижениями сельхоза, как это делает Владимир Путин по меньшей мере неразумно, а по факту — ошибочно.

Австралийские ученые призывают прекратить чрезмерное использование антибиотиков в животноводстве

Ученые из Австралии призывают сократить применение антибиотиков в животноводстве, чтобы помочь справиться с устойчивостью к антибиотикам у людей.

Согласно отчету, опубликованному в Medical Journal of Australia, исследователи из Университета Монаша и Госпиталя Альфреда в Мельбурне выяснили, что за период с 2005 по 2010 год в стране было продано около 182 т антибиотиков для животных и только порядка 121 т для людей.

Согласно отчету, «растущая интенсификация современного производства животноводческой продукции привела к увеличению использования противомикробных препаратов в животноводстве как в терапевтических, так и в нетерапевтических целях. Существует ряд механизмов, с помощью которых использование антимикробных препаратов у животных влияет на устойчивость человека к болезнетворным микроорганизмам, передающимся при прямом контакте и опосредованно, в результате потребления пищи и загрязнения окружающей среды». Использование антибиотиков в животноводстве было главной причиной для беспокойства в течение нескольких десятилетий, при этом исследования указывают на то, что уменьшение использования противомикробных препаратов у животных приводит к снижению устойчивости у людей.

Ученые полагают, что использование противомикробных препаратов у животных должно быть сокращено, особенно это касается их применения для стимулирования роста. Кроме того, было обнаружено, что распространение патогенных микроорганизмов следует лучше контролировать до того, как потребуются антибиотики, например, путем вакцинации и более качественно спроектированных производственных мощностей.

Животноводство Казахстана: проблемы, ошибки и особенности

Интенсивность развития сельского хозяйства в Казахстане одна из самых низких. И связано это не только с недостатком инвестиций, но и с наличием на внешних рынках сдерживающих факторов, которые не позволяют стране выходить на целевые рынки и планомерно увеличивать экспорт. Таково мнение Айман Турсынхан, директора форсайтинговой компании.

По словам аналитика, экспорт продукции Казахстана на внешние рынки в основном связан с зерновой индустрией. Именно она, как паровоз, тянет за собой масличные культуры.

— Но для того чтобы животноводческая отрасль получила такой же стабильный объем (не менее 24% от объема производства на экспорт), нужно пройти большой и долгий путь.

Любое производство включает в себя понятие «цепочка добавленной стоимости», которое напрямую зависит от эффективности цепочек поставок.

К сожалению, сегодня

казахстанский сельхозпроизводитель больше работает над продажами, нежели над производством

И эта ситуация как раз блокирует возможность получения дополнительных инвестиций (самоинвестиций) для развития агросектора, — делает вывод Турсынхан.

Как рассчитать рентабельность?
Эксперт отмечает, что в советские времена агропромышленный сектор Казахстана занимал 26% от ВВП, сегодня же находится в плачевном состоянии, впрочем как и российский — всего около 6% от ВВП. Увы, но республика каждую пятилетку планомерно теряет позиции.

— Важно понимать, что агросектор важен для Казахстана не только как способ уйти от нефтяной зависимости, но и как часть общего социально-экономического развития. Сегодня

Казахстан находится в центре большого и динамично развивающегося рынка потребления агропродукции

В мировой практике считать рентабельность принято не на килограмм произведенной продукции, а на 1 га использованных сельхозугодий (расчеты ведутся как для животноводства, так и для растениеводства).

Новая программа Минсельхоза невыгодна для средних фермеров — эксперт

Рентабельность в животноводстве рассчитывается на один килограмм свежего или замороженного мяса с учетом кормов. К тому же, в условиях резко-континентального климата у нас довольно длительный стойловый период — от 6 до 8 месяцев. Поэтому качество и своевременная заготовка кормов напрямую влияют на итоговую себестоимость мяса, — отмечает Турсынхан.

Большие рынки России и Китая
Она подчеркивает, что по некоторым позициям животноводства в Казахстане наблюдается нисходящий тренд, по другим же, наоборот, динамично восходящий.

Когда минсельхоз заявляет о важности мясного животноводства, он несомненно прав. Но когда утверждает, что кроме говядины на рынок поставить нечего, сильно ошибается.

Нисходящий тренд наблюдается по поголовью свиней, а это большая ошибка! Несмотря на то что в Казахстане внутренний рынок потребления свинины достаточно узкий, наши ближайшие соседи — Россия и Китай — рынки огромные и перспективные, — отмечает Турсынхан.

От дефицита говядины спасает птица
Птицеводство — еще один быстро растущий сегмент, хотя здесь не очень большая экспортная динамика. Однако когда на экспорт уходит говядина, на внутреннем рынке появляется ее дефицит, а это приводит к росту цен сначала на говядину, затем на конину, а следом на баранину.

Все это, по словам Турсынхан, приводит к интенсивному росту рынка белого мяса. В России это 56% от всего мясопотребления, Казахстан тоже приближается к этому показателю.

Что касается роста поголовья скота, его интенсивность из внутренних источников недостаточная.

Без импорта поголовья племенного скота не обойтись

— Если взглянуть на динамику экспорта красного и белого мяса из Казахстана с 2013 по 2017 годы, видно, что она крайне низкая. Мы до сих пор не можем сформировать достаточных объемов на экспорт. Но есть надежда, что до 2022 года она еще наберет обороты.

Не научились на чужих ошибках
— Сегодня, несмотря на огромные инвестиции и господдержку, сектор животноводства развивается очень слабо. Агропредприятия сильно зажаты в своей узкой маржинальности по производству. А поскольку основная маржа смещена на длительную цепочку перекупщиков и торговые сети,

сельхозпроизводители попали в 100% зависимость от прямых субсидий на производство,

начиная от заготовки кормов и заканчивая непосредственно продажей своей продукции.

Это самая катастрофическая ошибка, которую в свое время допустил минсельхоз, не обратив внимания на ошибки Австралии, Канады, США и Евросоюза. К примеру, в 2008 году Евросоюз полностью отказался от прямого субсидирования, перейдя на косвенные меры поддержки, — резюмирует эксперт.

Рентабельность сельхозпроизводства в РФ в 2018 году повысилась на полпроцента

В России не достигнут целевой показатель рентабельности, определенный в госпрограмме на 2018 года в 15%: с учетом субсидий рентабельность сельхозпроизводства в РФ в 2018 году повысилась до 12,5% против 12% в 2017 году. Без учета субсидий рентабельность выросла до 6,4% против 5,3% годом ранее.

При этом рентабельность производства продукции растениеводства повысилась за 2108 год с 20% до 23%, животноводства — снизилась с 10,1% до 9,2%, продукции глубокой переработки сельхозсырья — снизилась с 7,9% до 7,3%.

В растениеводстве наиболее рентабельным оказалось выращивание подсолнечника (33,2% без учета субсидий). Но это ниже, чем в 2017 году (42%).

В животноводстве в прошлом году наиболее рентабельным было свиноводство: уровень рентабельности свиней без переработки составила 40,8% против 32,5% в предыдущем году.