Если пресечь коррупцию, все перестанет работать

Гуру менеджмента, один из самых высокооплачиваемых консультантов мира Ицхак Адизес рассказал РБК, почему с казнокрадами бесполезно бороться суровыми наказаниями и почему Россия стала для США козлом отпущения

— Одна из основ вашей методологии — идея, что у каждой компании есть свой жизненный цикл. Почему компании перестают быть эффективными?

— Многие люди хотя бы раз в год ходят на плановый медосмотр к врачу. Почему компании не проводят таких медосмотров? Получается парадокс: вызовы, с которыми сталкивается каждая организация, постоянно меняются, а сама она остается в основном прежней. В условиях, когда структура и управление компании перестают соответствовать ситуациям, с которыми она сталкивается, менеджеры становятся апатичными. Они чувствуют примерно следующее: я не знаю, что мне делать, не понимаю, что от меня хотят, я не верю, что у меня есть власть на что-то влиять, мне не с кем в компании поговорить о проблемах. В итоге это приводит к установке: я делаю что могу, оставьте меня в покое. Компания начинает обвинять бедного парня в том, что он ничего не хочет делать. Но на самом деле виноват не он, а сама компания: неправильные структура и управление, неточная или неверная информация. Эту ситуацию я наблюдал много раз. «Машина не едет? Давайте уволим водителя!» А может быть, надо починить мотор? Компании, которые приняли нашу методологию, проводят ежегодный осмотр: стараются понять, что у них работает, а что нужно поменять, чтобы адаптироваться к переменам. Вообще проблемы чаще связаны с системой, а не с людьми. Например, в России люди умные, образованные, энергичные. Многие ваши предприниматели и специалисты, уехав за рубеж, становятся миллионерами. Но в России проявить свой потенциал они не могут.

— Почему?

— Потому что ваша страна слишком автократична. Это проявляется и в культуре компаний. При демократии люди — это сеть компьютеров, а сеть компьютеров всегда сильнее пусть даже лучшего в мире одиночного суперкомпьютера. Вам нужны более открытые, гибкие, готовые прислушиваться к людям лидеры. Но проблема в том, что, когда у вас появляются руководители, которые готовы слушать и понимать, вы их не уважаете. Вы ищете сильного авторитарного лидера, который говорит, что делать. У вас даже все памятники куда-то указывают пальцем (следующее слово доктор Адизес произносит по-русски): давай! То есть вы отталкиваете тех, кто вам нужнее больше всех. Вот почему мы стараемся одновременно работать и с психологией самого лидера, и с культурой компаний. Чтобы танцевать танго, нужны два партнера. Нельзя поменять лидера, не поменяв психологию тех, кем он руководит. И это очень трудно в целом, Россия — это огромный вызов.

— Почему авторитаризм сейчас — тупиковый метод управления?

— Потому что от индустриального общества мы переходим к информационному. Посмотрите: у крупнейшего в мире веб-ресурса гостиничного бизнеса Airbnb нет ни одной гостиницы. У крупнейшего такси-сервиса Uber нет ни одной машины. Чем они владеют? Информацией. Amazon — крупнейший ретейлер мира: да, у него есть свои склады, но в основе его могущества все равно лежит информация. Я уже не говорю про Facebook и других. В индустриальном обществе многое решали мышцы, но теперь важнее всего мозги. И задача лидера — дать людям возможность ими пользоваться, а не просто выполнять указания.

— Какой стиль лидерства вы считаете идеальным?

— Я выбрал символом своей методологии поднятую ладонь со сложенными пальцами. Это символ благословения во всех христианских церквях. Так изображают святых на иконах. Почему? Потому что благословение — это быть разными, но заодно. Вот к чему должен стремиться лидер. А вот (растопыривает пальцы) — совсем другой символ, негативный. Быть разными и не заодно — в семье, бизнесе, стране — это проклятие.
— Не так давно вы адресовали президенту Мексики Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору открытое письмо с советами. Что бы вы посоветовали руководству России, если бы взялись писать ему такое же письмо?

— Я читаю лекции более чем в 50 странах мира, и практически везде существует одна общая проблема — коррупция. Почему этот феномен так распространен и не становится менее значимым, как с ним ни борись? Есть еврейская поговорка: дыра в стене приглашает вора. Сейчас мир переживает стремительные перемены — экономика, жизнь людей, технологии меняются так быстро, как никогда в истории. Из-за таких стремительных перемен управление в стране начинает расходиться по швам, и дыр в стене становится много. Коррупция помогает искать обходные пути там, где госсистема просто не работает. Вот почему с этим явлением нельзя бороться суровыми наказаниями, например казнями, как в Китае. Если пресечь коррупцию, все перестанет работать. Дело в том, что коррупция — обратная сторона бюрократии: если в той же Мексике нужно собрать яблоки, государство установит 88 правил, которые этот сбор будут регулировать. Чтобы работать в таких условиях, людям волей-неволей придется нарушать закон. Вот почему я посоветовал президенту Мексики упростить регулирование во всех сферах бизнеса, сделать его более понятным и прозрачным. И в России требуется то же самое.

Кто такой Ицхак Адизес

Ицхак Кальдерон Адизес — основатель Adizes Institute (Калифорния), бизнес-консультант нескольких сотен компаний, в том числе Bank of America, Coca-Cola, IBM и др., консультант по политическим вопросам при правительствах Швеции, Бразилии, Израиля, Мексики. Доктор Адизес читает курсы в Стэнфорде, Тель-Авивском университете, ведет программу подготовки топ-менеджеров в Колумбийском университете. Он научный консультант программ Executive MBA и МВА в Институте бизнеса и делового администрирования РАНХиГС, автор 20 книг по менеджменту, изданных на 26 языках. Один из самых высокооплачиваемых консультантов в мире.

С 2011 года Адизес проводит в России семинары для руководителей компаний, принимает участие в инвестфорумах. Премьер-министр Дмитрий Медведев дал такую оценку его выступлениям: «Рекомендации профессора Адизеса порой поражают своей простотой и универсальностью, а емкие отточенные фразы и меткие определения — одни из самых цитируемых в деловых кругах». С 2012 года Адизес помогает Сбербанку и нефтехимической компании «Сибур» провести перестройку организационной структуры центрального аппарата. В том же году в России начал работу Институт Адизеса, его работу курирует вице-президент по операционной деятельности Института Питер Штром. Среди клиентов института в России — компании «1 °C-Рарус», «Рольф» и др.

«На Западе большинство торговых центров — «города-призраки»

— Компании сейчас жалуются на низкую лояльность сотрудников. В чем дело?

— Время от времени я бываю на Балканах и часто наблюдаю там митинги: жители стран бывшей Югославии чуть не каждую субботу выходят протестовать. Против чего? Ни против чего конкретного, они просто проявляют недовольство. В США постоянно растет число людей, которые ходят к психологам жаловаться на жизнь. У человека могут быть большой дом, две машины, и он все равно чувствует себя несчастным. Почему? Во многом повинны те самые быстрые перемены, о которых я говорил. Человек перестает быть уверенным в том, что он все делает правильно. Например, раньше фермер зависел в основном от двух вещей — солнца и дождя. А теперь конъюнктуру рынка, на котором он работает, определяют десятки различных факторов. Человек думает: я не уверен, что я делаю свою работу хорошо, я не уверен, что мне за нее достойно платят. Люди все время сравнивают себя с другими, их ожидания растут, а возможность им соответствовать — нет. Это приводит к постоянному разочарованию и делает сотрудников нелояльными.

— Есть еще одна схожая проблема. Работодатели тратят уйму денег на то, чтобы повысить вовлеченность сотрудников, а она все равно остается низкой. Почему?

— Потому что нельзя заставить сотрудника быть вовлеченным одним намерением это сделать. Это как если бы человек сказал: я хочу стать счастливым в браке. Добрых намерений и нескольких рублей достаточно, чтобы купить чашечку кофе, но, чтобы добиться вовлеченности сотрудников, этого мало. Прежде всего надо определить сам этот термин: кто должен быть вовлечен, в какие именно процессы? Важно понять, что вовлеченность — это отношения внутри компании, а не ощущение одного человека. Если в компании такая обстановка, что человек боится принимать решения, от него глупо ждать высокой вовлеченности.

Коррупция в АПК. Чтобы минимизировать риски

Промежуточные результаты совместной работы НПП РК «Атамекен» и Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по минимизации и устранению причин, способствующих совершению коррупционных правонарушений в сфере сельского хозяйства, подведены в ходе селекторного совещания.

Как пояснил заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Рустам Журсунов, Нацпалата и АДГСПК объединили усилия в борьбе с коррупцией и произволом чиновников на местах в 16 сферах и отраслях. В конце прошлого года разработана «Дорожная карта» по реализации соглашения о сотрудничестве, цель которого — выявление системных проблем и барьеров, препятствующих развитию бизнеса, принятие мер по недопущению нарушений прав и интересов субъектов предпринимательства.

— Аграрный сектор имеет огромное значение для экономики Казахстана, в сфере сельского хозяйства занято наибольшее количество трудоспособного населения, — подчеркнул Рустам Журсунов. — Несмотря на значимую роль в социально-экономическом развитии государства, аграрный сектор находится в зоне повышенных коррупционных рисков. Здесь преобладают факты хищения, прямое взяточничество, злоупотребление должностными полномочиями чиновниками при выделении субсидий агроформированиям, хромает правоприменительная практика, когда, например, наложенное дисциплинарное взыскание на сотрудников госорганов на местах снимается досрочно и т. д.

Заместитель председателя Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев в своем выступлении озвучил, что по итогам 2016 года осуждены 30 должностных лиц, осуществлявших госрегулирование в сфере сельского хозяйства. Почти четыреста человек привлечены к административной ответственности. Наиболее распространенные правонарушения — хищения, злоупотребления должностными полномочиями и получение взяток.

По мнению зампреда АДГСПК, увеличение объемов выделяемых субсидий АПК страны за последние 5 лет с 8,9 млрд до 257 млрд тенге вызывает закономерную необходимость тщательного анализа коррупционных рисков. Им также были названы наиболее коррумпированные регионы в сфере сельского хозяйства по итогам 2016 года: Южно-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Жамбылская и Алматинская области.

— В течение первого квартала текущего года в отношении должностных лиц в сфере сельского хозяйства возбуждено 28 уголовных дел, — отметил Алик Шпекбаев. — Если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года (24), наблюдается незначительное увеличение фактов регистрации коррупционных проявлений в системе сельского хозяйства.

Стороны намерены продолжить анализ сложившейся ситуации в сфере АПК, чтобы выработать соответствующие предложения и рекомендации по минимизации проявлений коррупции.

Коррупция в белорусском АПК: динамика трёхлетнего роста

Министру сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии внесено представление Генпрокуратуры об устранении нарушений по результатам проверки исполнения антикоррупционного законодательства. Об этом проинформирова одел информации Генпрокуратуры республики, передает Регнум.

«Поводом к проверке послужила динамика коррупционной преступности в сельскохозяйственной сфере. Если в 2016 году совершено 138 таких преступлений, то в 2017 году — 200, 2018 году — 235, I квартале 2019 года — 35», — сказано в официальном сообщении.

Прокуроры выявили основные причины коррупционной активности в системе Минсельхозпрода Белоруссии — недостаток упреждающих мероприятий и отсутствие строгого контроля за финансово-хозяйственной деятельностью. По их мнению, руководители различных уровней и иные должностные лица «не принимали исчерпывающих мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих коррупции».

«Из-за несоблюдения трудовой и исполнительской дисциплины стали возможны приписки, а также фальсификации документов с целью сокрытия бесхозяйственности и недостач. Выявлены нарушения в обеспечении сохранности имущества предприятий АПК, — констатировала Генпрокуратура. — Как показала проверка, коррупционным преступлениям способствовали и необоснованное посредничество, отсутствие системы подготовки специалистов в области закупок».

В сообщении приведён пример привлечения к уголовной ответственности руководителя одного из предприятий за организацию закупки оборудования по завышенной стоимости через посредническую структуру. Обращено внимание на непринятие мер к взысканию дебиторской задолженности, которое создает коррупционные риски в договорной работе и экспортных поставках.

Отмечено, что «большая часть совершаемых в подчиненных министерству организациях коррупционных правонарушений связана с закупками, в том числе средств защиты растений, комбикормов и иных товаров, поставками сельхозпродукции без предоплаты».

Выявлены нарушения законодательства о декларировании, в том числе неполнота представления сведений о доходах. Руководители переименованных колхозов незаконно получали надбавки и премии.

«В представлении Генпрокуратура потребовала привлечь к дисциплинарной ответственности должностных лиц министерства и подведомственных организаций, допустивших нарушения антикоррупционного законодательства, а также ненадлежаще выполнявших обязанности по противодействию коррупции», — сообщило ведомство.

Напомним, Александр Лукашенко неоднократно констатировал неблагополучное состояние сельского хозяйства Белоруссии. По официальным данным, в агросекторе работает около 8% от общего количества занятых в белорусской экономике, на долю сельскохозяйственного производства приходится 6−7% объема ВВП.

Также напомним, 10 мая Александр Лукашенко подписал декрет №3 «О дополнительных мерах по борьбе с коррупцией», согласно которому осужденные за коррупционные преступления не могут рассчитывать на амнистию, замену не отбытой части наказания более мягким наказанием и условно-досрочное освобождение. Незадолго до подписания декрета по официальной версии на взятке был пойман заместитель госсекретаря Совбеза Белоруссии Андрей Втюрин.

Читайте подробнее: Лукашенко: экс-зам Совбеза Белоруссии — взяточник.

Коррупция в Казахстане и ее влияние на экономику страны

Власть в Казахстане приняла на вооружение лозунг «Люди — новая нефть!» и решила заняться повышением налогов и платежей с населения. Отметим основные вехи:
— Внедрение системы социального медицинского страхования;
— Внедрение Единого социального платежа для самозанятых (ожидается);
— Обязательные взносы фрилансеров в Единый пенсионный фонд с 14 июля 2018 года;
— Утверждение формы обязательной декларации о доходах. Декларирование будет введено с 2020 года.

Остановимся на двух моментах — единый социальный платеж и пенсионные взносы для фрилансеров.

В сумму единого социального платежа (далее ЕСП) для самозанятых включаются суммы индивидуального подоходного налога (10% от ЕСП), обязательного пенсионного взноса (40% от ЕСП) социального отчисления в Государственный фонд социального страхования (10% от ЕСП), социального взноса в Фонд социального медицинского страхования (40% от ЕСП).

Фрилансеры же должны платить пенсионные взносы в Единый национальный пенсионный фонд в размере 10% от получаемого дохода, но не менее 10% от минимального размера заработной платы и не выше 10% 75-кратного минимального размера заработной платы.

Сколько денег можно получить от самозанятых и фрилансеров?

Сейчас сумма единого социального платежа для самозанятых составляет для городских жителей 28 860 тенге в год (около 5300 р.), а для сельских жителей — 8664 тенге (около 1600 р.). Отчислять эти платежи должны следующие категории самозанятых (кроме работодателей):
— самостоятельные работники;
— члены кооператива;
— помогающие (неоплачиваемые) работники семейных предприятий.

В городах в первом квартале 2018 года таких было 705 416 человек, а в селах — 1 203 351 человек. Если представить ситуацию, что все эти люди заплатят единый социальный платеж, то получится 30 784 138 824 тенге (около 5,6 млрд рублей).

Почти 31 миллиард тенге — много это или мало?

Откроем статистический бюллетень министерства финансов Казахстана за 2017 год и посмотрим размеры индивидуального подоходного налога, полученного за год. Он составляет 750 миллиардов тенге. Сколько же составит ожидаемая прибавка в процентах? Целых 4,1%, причем просто общий рост по сравнению с 2016 годом составил 59 миллиардов тенге или 7,9%.

ЕСП составит в общих налоговых поступлениях 0,45%. А если учесть, что там внутри три социальных платежа, а сам индивидуальный подоходный налог составляет 10% от ЕСП, то надо все делить на 10. Собственно, весь подоходный налог с самозанятых — это 3,1 миллиарда тенге. Фактически это нововведение прибавит к общей сумме налогов 0,045%, а к индивидуальному подоходному налогу — 0,41%. То есть это настолько мизерная сумма, что ее даже не стоит рассматривать.

Теперь про фрилансеров. Размер индивидуального подоходного налога с доходов, облагаемых у источника выплаты, то есть с заработной платы работников, составляет 676 миллиардов тенге. Вряд ли фрилансеры, заключающие договора, получают сумму большую, чем 10% от общего фона заработной платы страны, так что можно предположить, что в единый пенсионный фонд пойдет около 69 миллиардов тенге в год. Хотя это очень и очень оптимистичный сценарий. В реальности ни в России, ни в Белоруссии больших выплат налогов от самозанятых и фрилансеров государство не увидело.

Но допустим, что Казахстан не сможет выжить без 31 миллиарда тенге от самозанятых, а Единый пенсионный фонд страны не продержится без 69 миллиардов тенге. То есть общий объем предполагаемых отчислений от населения — 100 миллиардов тенге.

Можно ли их взять где-нибудь в бюджете, не затрагивая население? Да, как минимум двумя способами:

Снизить финансовые нарушения и коррупцию при использовании бюджетных средств;
Лучше управлять государственным имуществом.
Финансовые нарушения и коррупция при использовании бюджетных средств

Начнем с финансовых нарушений и коррупции. Имеющиеся официальные данные о финансовых нарушениях и неэффективно использованных бюджетных средствах, по данным Счетного комитета Казахстана, не позволяют полностью оценить масштабы и нанесенный экономике Казахстана ущерб, потому что проверки выборочные и охватывают в основном программы, а не постоянную государственную деятельность. Вместе с тем они позволяют выявить имеющиеся тенденции и определить сферы, наиболее подверженные коррупции.

За период с 2013 по 2016 годы сумма выявленных финансовых нарушений, включая неэффективно использованные бюджетные средства, составила 1,7 трлн тенге или 6,9 млрд долл. США. Пик растрат пришелся на 2015 год и составил 874,3 млрд тенге или 4,7 млрд долл. США.

В целом уровень коррупции в госсекторе оценивается Агентством по делам государственной службы и противодействию коррупции. По оценке агентства, ежегодные потенциальные потери экономики Казахстана от коррупции составляют около 3,8 млрд долларов США, что составляет около 10% от годового бюджета страны.

«Национальным бюро по противодействию коррупции (антикоррупционной службой) разыскивается 82 должностных лица, из которых две трети находится за рубежом. Они разыскиваются за злоупотребление должностными полномочиями, получение взяток, создание организованных преступных сообществ, хищение денежных средств и их отмывание. Общий ущерб государству оценивается на сумму свыше 1,1 триллиона тенге», — сообщил председатель агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев в ходе интернет-конференции.

Оценка делалась на основе данных по ущербу от правонарушений, отнесенных казахстанским законодательством к коррупционным (взяточничество, мошенничество и иные противоправные действия, ведущие к перераспределению уже созданного производителями дохода).

Сумма финансовых нарушений, включая неэффективно использованных бюджетных средств


Основной объем финансовых нарушений, включая неэффективно использованные бюджетные средства, зафиксирован в процессе реализации государственных программ.

Антирекорд поставлен при исполнении следующих государственных программ:

Программа по развитию космической деятельности на 2010−2014 гг. — 81,1% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;
Программа «Информационный Казахстан — 2020» — 46,4% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;
Программа «Дорожная карта бизнеса 2020» — 32,2% нарушений от общей сумму бюджетных средств, выделенных на реализацию программы.
Общая сумма финансовых нарушений, включая неэффективно использованные средства, зафиксированная Счетным комитетом Казахстана при реализации государственных программ за период с 2013 по 2016 годы, составила 6,7 трлн тенге или 2,07 млрд долл. США. И здесь следует отметить снижающуюся с каждым годом открытость в предоставлении данных со стороны Счетного комитета Казахстана.

Финансовые нарушения, включая неэффективно использованные средства, выявленные в ходе реализации государственных программ, млн тенге


Из этих данных видно, что финансовые нарушения при использовании бюджетных средств составляют 190−870 миллиардов тенге в год

как минимум. И это в несколько раз больше сумм, которые хотят получать с самозанятых и фрилансеров.

Управление государственной собственностью

Теперь про государственную собственность. Посмотрим, сколько она приносит дохода.

Доходы от государственной собственности в 2017 году составили 104,867 млрд тенге. Они делятся по следующим категориям:

Поступления части чистого дохода государственных предприятий — 12,535 млрд тенге
Дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности — 22,849 млрд тенге
Доходы на доли участия в юридических лицах, находящиеся в государственной собственности — 3,077 млрд тенге
Доходы от аренды имущества, находящегося в государственной собственности — 53,400 млрд тенге
Вознаграждения по кредитам, выданным из государственного бюджета — 3,265 млрд тенге
Прочие доходы от государственной собственности — 8,574 млрд тенге.
Получается, что больше всего государство получает денег от сданной в аренду собственности.

Из этих данных видно, что финансовые нарушения при использовании бюджетных средств составляют 190−870 миллиардов тенге в год как минимум. И это в несколько раз больше сумм, которые хотят получать с самозанятых и фрилансеров.

Управление государственной собственностью

Теперь про государственную собственность. Посмотрим, сколько она приносит дохода.

Доходы от государственной собственности в 2017 году составили 104,867 млрд тенге. Они делятся по следующим категориям:

Поступления части чистого дохода государственных предприятий — 12,535 млрд тенге
Дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности — 22,849 млрд тенге
Доходы на доли участия в юридических лицах, находящиеся в государственной собственности — 3,077 млрд тенге
Доходы от аренды имущества, находящегося в государственной собственности — 53,400 млрд тенге
Вознаграждения по кредитам, выданным из государственного бюджета — 3,265 млрд тенге
Прочие доходы от государственной собственности — 8,574 млрд тенге.
Получается, что больше всего государство получает денег от сданной в аренду собственности.

А что же с расходами бюджета? Как ни странно, но на квазигосударственные и подведомственные организации государство, как владелец, еще и тратит деньги. И это в 3,5 раза больше, чем полученные от них же доходы. 105 миллиардов тенге доходов и 348 миллиардов тенге расходов — это не очень хорошее соотношение.

Пополнение уставных фондов и целевые вклады в объекты квазигосударственного сектора в 2017 году


Интересно, что ФНБ «Самрук-Казына» требуется пополнение уставных фондов в 74,5 миллиарда тенге. Между тем, по данным на 2016 год, размеры активов фонда составили около 20 триллионов тенге, а прибыль — 455 миллиардов тенге, и дивиденды из этой прибыли — 57 миллиардов тенге. Очевидно, что в 2017 году параметры не сильно изменились. То есть мощнейший суверенный фонд, включающий нефтяные, газовые, горно-металлургические, энергетические и транспортные компании для государства, как для владельца, является убыточным. 23 декабря 2017 года председателем правления фонда назначен Ахметжан Есимов, известный своим талантом решать очень сложные проблемы, и возможно, теперь ситуация изменится. Но тем не менее надо помнить, что государство сейчас несет убытки от своей собственности, и эти убытки составили в 2017 году 243 миллиарда тенге.

Что мешает государству увеличить объем дивидендов с квазигосударственного сектора или хотя бы не давать ему деньги в таком объеме? Да ничего. Может ли государство брать деньги с мультимиллионеров за доли в предприятиях и акциях — конечно. Но по понятным причинам не хочет. То есть самые простые действия осуществлены не будут.

Но доходы государства можно нарастить двумя способами:

Максимизация доходов за счет проверки договоров на аренду, на доверительное управление, увеличение дивидендов и т.д. То есть просто управлять государственной собственностью как обычной коммерческой. Этому мешают недостатки законодательства — нигде не написано, что государственное имущество должно приносить доход и прибыль, существует и полный бардак в определении количества имущества.
Определение точного количества государственных активов и принятие их на баланс. Это касается в первую очередь земли, но есть еще и разные инфраструктурные объекты, в том числе и работающие, которые сейчас являются бесхозными. Набрать сначала активов, а потом провести акционирование и частичную приватизацию государственных компаний — хороший способ получить деньги и развить фондовый рынок.
И то, и другое запросто может покрыть все суммы, которые гипотетически должны быть получены от самозанятых и фрилансеров.

Выводы

Подводя итоги, приходим к следующим выводам:

Суммы, которые можно получить от фрилансеров и самозанятых, представляют для государственного бюджета мизерную часть от налоговых и других поступлений, даже если их удасться собрать с этих категорий граждан в полном объеме. В реальности они составят несколько миллиардов и даже не оправдают расходы на администрирование.
Вместо этого необходимо улучшить систему учета безработных и частично занятых, а также объяснить населению, что накопительная часть пенсии — это личная забота каждого, и никто популизмом за счет добросовестных налогоплательщиков заниматься не будет.
Государственный бюджет испытывает проблемы с управлением — количество средств, расхищающихся или тратящихся неэффективно во много раз больше ожидаемых поступлений от фрилансеров и самозанятых.
У государственного бюджета есть огромный резерв получения доходов за счет квазигосударственного сектора — там можно сократить дотации или увеличить доходы, или сделать и то, и другое одновременно.
Также государство может сделать ревизию своих активов и частично выставить их на приватизацию в том или ином виде — это может принести большие доходы.
Повышение налоговой нагрузки на граждан приведет только к одному положительному итогу — граждане Казахстана, наконец, будут озабочены качеством расходования бюджета и коррупцией среди госслужащих.
Рекомендации

Ежегодно Комитету государственного имущества и приватизации министерства финансов следует публиковать национальный доклад, посвященный доходам от государственного имущества, который бы включал в себя следующие показатели: дивиденды, доходы от аренды, доходы от доверительного управления, доходы от переоценки активов.
Все организации с государственным участием должны сдавать раз в полгода только одну и короткую форму отчета, на основе которой затем рассчитываются общие показатели всего управления государственными активами. Показатели следующие (но нужно не больше 10, иначе их невозможно будет обработать):
Активы краткосрочные и долгосрочные
Прибыль валовая
Прибыль чистая
Объем уплаченных налогов
Размер выплаченных государству дивидендов
Провести инвентаризацию и взятие на баланс следующих объектов, которые в настоящее время часто остаются бесхозными, несмотря на то, что действуют и часто эксплуатируются: линии электропередачи, трансформаторы, кладбища, дороги, мосты, плотины, водохранилища, водопроводы, системы канализации и др.
В законе «О государственном имуществе» необходимо обозначить цели и задачи, которые выполняет государство с помощью своего имущества и подведомственных организаций, которые им управляют. Кроме того, отдельно надо прописать назначение каждого из видов государственного имущества.
Для центральных исполнительных органов должна быть разработана процедура создания подведомственной организации с обязательным указанием цели создания и обоснованием, что она не конкурирует с частным бизнесом и не выполняет функции самого ведомства. Если подведомственная организация приносит прибыль, то она должна быть перенесена в национальный управляющий холдинг. Прямо подчиняться ведомству должны организации, которые выполняют социальные/инфраструктурные функции и сложные задачи, которые в рамках частного предпринимательства решить невозможно.
Провести на основе космических снимков инвентаризацию всех видов земель и создать сайт земельного кадастра, где была бы доступна информация по функциональному зонированию и текущему распределению земельных угодий. Реквизировать в пользу государства незаконно используемые земли.
Провести на основе космических снимков или аэрофотосъемки учет домов и других строений в городах. Сравнить их как с текущей базой кадастров, так и с «красными линиями» генеральных планов. Выявить незаконные строения. Также выявить пустующие и неиспользуемые по назначению строения.
Повсеместно опубликовать генеральные планы населенных пунктов с «красными линиями», для того чтобы можно было планировать градостроительную деятельность, а также бороться с самохватами земель общего пользования.
Включить в состав организаций публичного интереса согласно подпункту 7 статьи 1 Закона Республики Казахстан от 28 февраля 2007 года «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» землепользователей, имеющих в своем распоряжении (аренда, собственность) более 10 000 гектаров сельскохозяйственных угодий.
Разработать нормы дивидендов для всех организаций с государственным участием, ведущих хозяйственную деятельность.
В закон «О правовых актах» внести антикоррупционную экспертизу как отдельный и обязательный этап научной экспертизы правовых актов.

Аким сельского округа в Бурабайском районе признался во взятке

Он подозревается в получении взятки 1 140 000 тенге за изменение целевого назначения земельного участка из крестьянского хозяйства на личное подсобное хозяйство — Балгабеков.

Заместитель акима Туздыбастауского сельского округа Талгарского района Алматинской области признался в получении взятки в размере более 1 млн тенге. Об этом на брифинге в АДГСПК рассказал заместитель руководителя следственного департамента Нацбюро Бауыржан Балгабеков, передает корреспондент Zakon.kz.

— Департаментом Национального бюро по противодействию коррупции по Алматинской области проводится досудебное расследование в отношении заместителя акима Туздыбастауского сельского округа Талгарского района. Он подозревается в получении взятки в сумме 1 140 000 тенге за изменение целевого назначения земельного участка площадью 0,030 га из крестьянского хозяйства на личное подсобное хозяйство, — сообщил спикер.
В связи с полным признанием вины в отношении подозреваемого процессуальное задержание не применялось. Расследование продолжается

Согласно статистике, с начала текущего года территориальными подразделениями Национального бюро зарегистрировано 17 коррупционных преступлений в отношении акимов различных уровней. Судом осуждены трое. Из привлекаемых 12 лиц 1 — областного уровня, 4 — районного и 7 — сельского значения.

Деньги госпрограммы могут уйти крупному агробизнесу

Эксперты РАНХиГС раскритиковали подготовленную Минсельхозом госпрограмму комплексного развития сельских территорий до 2025 года. По их мнению, при более чем семикратном увеличении финансирования по сравнению с нынешней программой она содержит высокие риски коррупции и несправедливого распределения. Конкурсный порядок отбора проектов на федеральном уровне ускорит деградацию неперспективных деревень, а деньги могут уйти на инициативы крупного бизнеса.

Принципиальное отличие новой госпрограммы комплексного развития сельских территорий на 2020–2025 годы, подготовленной Минсельхозом России, от действующей ФЦП — резкий рост запрашиваемого бюджетного финансирования и кардинальное изменение способов его распределения, отмечается в свежем номере «Мониторинга экономической ситуации в России» РАНХиГС и Института Гайдара. На действующую программу за последние шесть лет было израсходовано 191,4 млрд руб., новая же предлагает потратить за тот же срок почти 1,4 трлн руб., то есть в 7,2 раза больше.

Расходы федерального бюджета должны вырасти в 13,4 раза, региональных бюджетов — в 1,4 раза, из внебюджетных источников — в 5,2 раза, причем если в 2017 году региональные и федеральные траты были примерно равны, то теперь эта пропорция составит 1:10.

Целями программы заявлено

повышение соотношения среднемесячных доходов сельских и городских домохозяйств с 68% в 2018 году до 75% к 2025 году,
повышение доли жилья, оборудованного всеми видами благоустройства, сохранение не менее 2,9 тыс. сельских поселений с численностью до 500 человек.

При этом 85% финансирования программы (почти 1,2 трлн руб.) предполагается направить на осуществление инициативных проектов сельских муниципалитетов, бизнеса, отдельных жителей и их групп, тогда как на аналогичное мероприятие в программе развития сельских территорий стран ЕС расходуется лишь 6–7% средств, отмечают в РАНХиГС.

По расчетам экспертов, на одно село придется около 60 млн руб., что является достаточно большой суммой даже для крупных поселений, причем основные направления расходования средств в документе не обозначены.

Распределять финансирование предлагается на конкурсной основе, отбор инициатив будет осуществлять комиссия при Минсельхозе, что несет в себе риски коррупции и несправедливого распределения. Предпочтение будет отдаваться поселениям, где есть рабочие места и выше удельный вес внебюджетного софинансирования, а значит, депрессивные села окажутся в заведомом проигрыше. Такой подход «чреват рецидивом советской эпопеи ликвидации неперспективных деревень», а деньги в итоге могут уйти крупному агробизнесу: предусмотренные проектом 39 площадок для комплексной застройки, вероятно, превратятся в агрогородки, обустраиваемые за счет госпрограммы, предупреждают в РАНХиГС.

Более справедливым вариантом там считают выделение средств на инициативные проекты всем селам пропорционально числу жителей (около 30 тыс. руб. на человека) с рассмотрением бизнес-плана на уровне района, без участия Москвы, либо же непосредственное финансирование из бюджета инфраструктурных проектов во всех поселениях, где проживают не менее 20–50 жителей. При этом такие сферы, как здравоохранение, культура, автодороги и газификация, «могут и должны» финансироваться за счет нацпроектов, а программа развития сельских территорий необходима для «придания импульса развитию сельской экономики», повышения занятости и доходов жителей, заключают в РАНХиГС.

Напомним, разработку документа поручил правительству президент Владимир Путин — работа над ним должна быть завершена к 1 июня. В Минсельхозе заявляли, что финансирование программы может составить до 200 млрд руб. в год, а ориентирована она будет на развитие перспективных территорий экономического роста за счет создания инфраструктуры для привлечения инвесторов и запуска инвестиционных проектов. Ранее вице-премьер Алексей Гордеев пытался поднять тему развития села на уровень нацпроекта (см. “Ъ” от 16 августа 2018 года), однако продолжения эта инициатива не получила. По статистике Минсельхоза уровень безработицы на селе составляет 8% (против 4,3% в городе), доля населения с доходами ниже прожиточного минимума — 20% (11,2%), 67% жилья оборудовано не всеми видами благоустройства (против 21% в городах), лишь половина домохозяйств имеют скоростной доступ в интернет (80%), а численность сельского населения за десять лет сократилась на 500 тыс. человек.