Мясной передел

Еркину Татишеву, Сапархану Омарову и Аскару Мамину понадобилось меньше одного года, чтобы сделать то, что «Мясной союз Казахстана» не смог осуществить почти за 10 лет.

Большим успехом экономического блока казахстанского правительства стало подписание двух стратегических соглашений с крупными инвесторами из США в отрасли сельского хозяйства: американским лидером мясной промышленности «Tyson Foods» и компанией с мировым именем в сфере инвестиций и управления объектами водной инфраструктуры, орошаемого земледелия и производства ирригационных систем «Valmont».

Дело в том, что впервые за достаточно продолжительное время нашим переговорщикам удалось привлечь особо сильных иностранных инвесторов из списка «приоритетных стран». Более того, серьезным шагом вперед стало то, что эти инвесторы приходят не в добывающую промышленность, а в сектор производства и переработки. Отдельного упоминания достойно то обстоятельство, что компании «Tyson Foods» и «Valmont» будут строить свои заводы на территории Казахстана.

Творцами этого успеха являются три человека: отечественный бизнесмен, совладелец и председатель Kusto Group Еркин Татишев, министр сельского хозяйства РК Сапархан Омаров и премьер-министр республики Аскар Мамин.

«ТАЙСОН» ПРИХОДИТ ВМЕСТО МИФИЧЕСКОЙ «ИНАЛКА»

Итак, «Tyson Foods» с годовым оборотом в $42 млрд. должна будет построить в Казахстане современный мясоперерабатывающий комплекс производительностью около 2 тысячи голов крупного рогатого скота в сутки. Именно столько голов КРС будет отправляться на убой, что в год «на выходе» обещает весьма впечатляющий объем в 125 тысяч тонн мяса говядины.

Важно то, что это предприятие затачивают не только под потенциальные потребности китайского рынка, то есть на экспорт, но и на обеспечение внутренних потребностей Казахстана и его граждан в потреблении качественного красного мяса.

Ежегодная прибыль для экономики страны от деятельности казахстанско-американского мясокомбината обещает достичь $1 млрд.

Главным инициатором переговоров и привлечения «Tyson Foods» в нашу республику выступил известный казахстанский предприниматель Еркин Татишев – глава международной инвестиционной компании Kusto Group. Эта группа компаний, ранее занимавшаяся добычей полезных ископаемых, производством строительных материалов и девелопментом в разных странах мира, вернулась в Казахстан, решив ворваться в самый быстрорастущий агропромышленный сектор экономики.

Сам Еркин Татишев является автором так называемой протеиновой стратегии Казахстана, которая собственно говоря и преломилась в названии совместной программы действий между министерствами сельского хозяйства США и Казахстана, получив новое звучное имя — развитие современной агромультипротеиновой индустрии на просторах нашей страны.

Начиная с 2019 года Татишев провел ряд массированных переговоров с президентом «Tyson Foods» Ноэлом Уайтом и советом директоров компании, буквально заманив стратегических инвесторов в мясоперерабатывающую отрасль Казахстана.

Успех Татишева как эффективного переговорщика заключается в том, что он действовал без какой-либо материальной помощи со стороны государства в виде обильных субсидий, вместо этого играя по-крупному – напротив, выступая как потенциальный соинвестор проекта, который в будущем сможет принести максимальную прибыль сразу трем сторонам – государству и казахстанским фермерам, американским инвесторам и самой Kusto Group.

Для сравнения: на протяжении почти 10-ти лет в Казахстан «грозилась» зайти компания InalcaEurasiaHolding – евразийское подразделение итальянской группы компаний Cremonini. Эта «дочка» Cremonini group работала в тесной упряжке с «Мясным союзом Казахстана». Обещания были – построить в Илийском районе Алматинской области мясокомбинат с мощностью переработки до 30 тыс. тонн говядины ежегодно и общей стоимостью проекта в 40 млн. евро.

Первому президенту Казахстана лидеру нации Нурсултану Назарбаеву заносили даже гневные письма о том, что итальянским инвесторам не дают развиваться в Казахстане, лишают субсидий, отчего невозможно построить мясоперерабатывающий комплекс, а виноват во всем на тот момент действующий министр сельского хозяйства РК Аскар Мырзахметов.

В итоге, Аскара Мырзахметова сместили с должности главы Минсельхоза за то, что «провалил работу со стратегическим инвестором в сфере мясопереработки», а введенный в заблуждение бывший глава государства Нурсултан Назарбаев комментируя его отставку в январе 2018 года на расширенном заседании правительства сильно пожурил Аскара Исабековича, заметив, что тот «убежал» от иностранного инвестора – итальянской Cremonini group и его дочерней InalcaEurasiaHolding.

Однако на самом деле даже при всех самых благоприятных условиях никто, похоже, и не собирался строить никакой мясокомбинат в Алматинской области.

ОБОРОТЫ «ТАЙСОНА» И БЛЕДНЫЙ АРМЯНСКИЙ СЛЕД

Дело в том, что в мае 2018 года Астану посетил вице-президент Inalca Сержио Комиззоли, который должен был подписать «Дорожную карту», посвященную сотрудничеству итальянской Cremonini с Минсельхозом Казахстана. Тогда же планировалась закладка капсулы в фундамент долгожданного мясокомбината Inalca на юго-востоке страны. «Дорожную карту» представитель европейской компании в отрасли мясопереработки подписал, а вот что касается строительства завода, был откровенно озадачен.

В кулуарах заседания Астанинского экономического форума (АЭФ), в рамках которого и прошло торжественное подписание, он честно признался, что не знает ни о каком мясокомбинате под Алматы. И вообще ничего не слышал о планах его возведения ни в 2018-м, ни в каком-либо другом году.

К тому же, компания Cremonini уже построила мясоперерабатывающий комплекс в приграничной с Казахстаном Оренбургской области РФ и ей явно не хотелось спешить с очередным подобным предприятием, по сути, в том же регионе.

Чуть позже было найдено неофициальное объяснение тому, почему строительство мясокомбината, из-за которого был отправлен в отставку Аскар Мырзахметов (якобы блокировавший благое начинание) затягивается или не начинается вовсе. Да и почему оно вообще может никогда не состояться.

Дескать, бывший президент и премьер-министр Республики Армения Серж Саргсян, подавший в отставку после митингов в своей стране и прихода к власти оппозиции, является весомым соинвестором Inalca Eurasia Holding. Ну а раз он лишился верховной власти в своей стране (хотя он продолжает сохранять политическое влияние в Парламенте, являясь лидером Республиканской партии Армении), то с возведением предприятия в области мясопереработки в районе казахстанско-китайской границы возникли непредвиденные проблемы.

Возможно, намек делался на то, что Серж Саргсян утратил широкий доступ к финансовым ресурсам Республики Армения и теперь не сможет инвестировать в Казахстан.

Так ли это – отдельный вопрос.

Официально вы скорее всего услышите что-то из разряда плохой политики нашего государства в сфере инвестиционных субсидий или про какие-нибудь препоны со стороны нынешнего руководства Минсельхоза. Хотя, субсидии в переработку у нас идут прекрасно. Более того, как видим, очень сильные и респектабельные игроки в мировом сегменте производства и переработки говядины, с удовольствием заходят в Казахстан. Как говорится, не одной Inalca едины.

Например, Еркин Татишев из Kusto Group, абсолютно не встроенный в субсидиарную программу, не располагая масштабной помощью со стороны государства, сам за свой счет летал в США, где договаривался с семьей Тайсонов – основателями «Tyson Foods» и их президентом Ноэлом Уайтом. И все было сделано меньше чем за год: никаких десятилетий на то, чтобы заманить крупных иностранных инвесторов, да еще в отрасль сельхозпереработки, не понадобилось.

К тому же, если сравнить обороты компаний, то у Cremonini-Inalca это всего лишь $4 млрд. в год, что, конечно же, здорово, но на фоне «Tyson Foods» с его ежегодной выручкой в $42 млрд. эти цифры значительно бледнеют.

УСЛЫШАТЬ СТИВЕНА КАНИЕВСКОГО

Вместе с тем, параллельно с «Tyson Foods» Еркин Татишев окучивал и привлекал в Казахстан еще одного мощного инвестора — «Valmont Industries», с которым подписано соглашение о принципах эффективного орошения и улучшения производительности сельского хозяйства в нашей республике.

К примеру, татишевская Kusto Group намеревается осуществить со вторым инвестором проект на ниве Научно-производственного центра зернового хозяйства имени Александра Бараева в Шортандинском районе Акмолинской области. С ее дочерней структурой – Valmont Irrigation, которая специализируется на управлении водными ресурсами и поставках оборудования для орошаемого земледелия.

Планируется выделение в Шортанды 500 гектаров земли, где компания из США организует выставку достижений как орошаемого, так и неорошаемого земледелия.

Также, исходя из соглашения, предусматривается строительство в Казахстане в 2022 году завода по производству ирригационных установок «Valley» мощностью 1 тыс. машин фронтального и кругового орошения в год.

Американские технологии ирригации позволят увеличить продуктивность растениеводства и на 50 % снизить водозатратность в сельском хозяйстве.

В последующем планируется расширить производство предприятия в Казахстане до выпуска оборудования для телекоммуникаций, возобновляемой энергетики и инфраструктурного строительства.

А производимая в РК продукция будет не только развивать экспортный потенциал на внешние рынки, но и обеспечивать потребности отечественного рынка.

Любопытно, что в сентябре 2018 года, когда делегация Минсельхоза Казахстана посетила США, где провела обширную встречу с американскими инвесторами, президент компании «Valmont» Стивен Каниевский тоже присутствовал на ней, высказывал свои предложения, проявлял инициативу по вхождению его бизнеса на казахстанский рынок. Но то ли не был услышан, то ли по прилету домой, у тогдашнего менеджмента министерства сельского хозяйства нашлись более важные дела.

В целом, после той поездки ни один инвестор из США так и не пришел в Казахстан. Рандеву с инвесторами за государственный счет носило формальный характер, никаких конкретных и точечных переговоров не велось. Все просто похлопали друг друга по плечам и разъехались восвояси.

Только с американской компанией AGCO (лидер в строительстве свиноводческих комплексов под ключ) был подписан второй по счету за четыре предыдущих месяца формализованный меморандум, который, как и первый, не был реализован.

А отечественная крайне привлекательная отрасль свиноводства (с учетом колоссального экспортного потенциала в Россию и Китай, при нашей внутренней самообеспеченности свининой в условиях относительно небольших объемов производства этого мяса в РК) так до сих пор ждет-не дождется ультрасовременного свинокомплекса в Карагандинской области.

Вместо этого сначала 2019 года Kusto Group Еркина Татишева провела более эффективные и ориентированные на результат переговоры с небольшим количеством потенциальных инвесторов из США, заинтересованных в казахстанском агропромышленном комплексе, среди которых была и «Valmont Industries».

Таким образом, Kusto Group подготовила первоначальный плацдарм, воспользоваться которым или нет – было целиком и полностью на совести Минсельхоза. И нужно отдать должное его новому руководству: оно не стало распыляться на огромное количество ненужных встреч, которые не возымеют никакого эффекта, кроме разве что public relations.

Кроме того, воспользовалось синергией, ведь поддержать того же Еркина Татишева было хорошей идеей, обеспечив ему и его американским партнерам «зеленый свет» на уровне аграрного ведомства и всего кабинета министров.

ФОКУС ВНИМАНИЯ МИНИСТРА ОМАРОВА

Во многом глава Минсельхоза Сапархан Омаров окончательно оформил соглашения с рядом крупных привлекательных инвестров из США, когда в июне 2019 года совершил миссию с делегацией ведомства в несколько ключевых штатов Америки. Министром Омаровым было принято решение отказаться от бесполезной траты государственных денег на короткий визит и встречу сразу с большим количеством представителей американского бизнеса в сельском хозяйстве.

Потому что было очевидно, что такой формат ничего не принесет, более 90 % переговорщиков со стороны США просто придут ради праздного интереса или на совсем далекую перспективу. А те, что проявят интерес, затем могут с такой же легкостью отказаться от первоначальных планов.

А значит возделывать следует уже заложенный сад, где имеется обоюдный интерес, реальная финансовая готовность, подоплека и перспектива. То есть, достаточно сосредоточиться и досконально изучить всего лишь несколько, зато действительно способных принести серьезную отдачу проектов, провести переговоры с ключевыми ответственными лицами, а не растекаться мыслью по древу. А по итогам рабочей поездки «добивать» результаты уже дома в Нур-Султане.

Тогда министр Сапархан Омаров встретился с Джоном Питером, губернатором штата Небраска, с которым обсудил вопросы привлечения американских инвестиций в аграрный сектор республики. По «горячим» следам переговоров Омарова и Питера была организована Миссия аграрных компаний штата Небраска в Казахстан.

Тогда же американская компания «Valmont» и подписала соглашение с ТОО «Научно-производственный центр зернового хозяйства им. А.И. Бараева» в Акмолинской области по созданию «Демонстрационной фермы» орошаемых земель для показа передовых достижений американских технологий в сфере сельского хозяйства – ирригационных систем, технологий управления растениеводством, а также методов мониторинга и контроля.

Далее, казахстанская делегация провела встречи с руководством и учеными научно-исследовательских центров США по сельскому хозяйству и водным ресурсам.

Делегаты посетили Институт воды в штате Небраска, планируя запуск совместных исследований грунтовых вод для нужд сельского хозяйства Казахстана.

А также побывали в исследовательском центре Минсельхоза США в штате Мэриленд, где исследовали вопрос развития пастбищного животноводства с применением инновационных и цифровых технологий.

В свою очередь, после того как глава Минсельхоза Сапархан Омаров действуя вторым темпом доработал переговорную площадку по конкретным инвестиционным проектам с американской стороной, к делу подключился премьер-министр Казахстана Аскар Мамин.

МАМИН ЗАКРЫВАЕТ СДЕЛКУ

Накануне премьер совершил визит в США специально ради подписания первых за долгое время глобальных соглашений между казахстанскими и американскими инвесторами в агропромышленном комплексе.

Аскар Мамин посетил города Спрингдейл штата Арканзас и Дакота-Сити штата Небраска. Там он ознакомился с производственными мощностями, технологическим процессом и научно-исследовательскими разработками «Tyson Foods».

Затем в городе Омаха Аскар Узакбаевич провел встречи с новым губернатором штата Небраска Питтом Рикеттсом и президентом компании-лидера на рынке оросительных систем «Valmont Industries» тем самым Стивеном Каниевским.

В Омахе казахстанский премьер Мамин и министр сельского хозяйства Омаров договорились о механизмах инвестирования американского бизнеса и трансферта высоких технологий для механизированного орошения, телекоммуникаций, возобновляемой энергетики, инфраструктурного строительства, а также аграрной науки и образования.

Первое за 20 лет сокращение производства мяса ожидается по итогам 2019 года в мире

Первое за 20 лет сокращение производства мяса ожидается по итогам 2019 года в мире, сообщает пресс-служба Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО).

«Мировое производство мяса сократится в 2019 году впервые за более чем два десятилетия, что обусловлено вспышкой африканской чумы свиней в Китае, уничтожающей стада свиней. Ожидается, что производство мяса крупного рогатого скота (КРС), овец, птицы и свиней составит 335 млн тонн в весовом эквиваленте туши, что на 1% ниже, чем в предыдущем году», — говорится в продовольственном прогнозе ФАО.

В организации пояснили, что спад обусловлен ожидаемым сокращением производства свинины в Китае как минимум на 20%, на долю которого обычно приходится почти половина мирового производства.

«Производство мяса птицы в Китае, напротив, стремительно увеличилось и, как ожидается, вырастет на 17% за год, в то время как общее производство мяса в стране сократится на 8%», — уточнили в ФАО.

На свинину, как правило, приходится более трети мирового производства мяса, на домашнюю птицу – 39% и на говядину – 21%.

«Мировое производство птицы, на которое приходится большая доля от общего объема производства мяса, чем на свинину, равно как и производство говядины и баранины должно вырасти в этом году, при этом наиболее заметный рост ожидается в Аргентине, Бразилии, Европейском союзе и Соединенных Штатах Америки. Прогнозируется, что мировой товарооборот мясными продуктами вырастет на 6,7% в этом году, в противовес тенденции к снижению, наблюдаемой для многих продовольственных товаров», — сказано в прогнозе.

Технология содержания крупного рогатого скота мясных пород

Мясное скотоводство — это разведение крупного рогатого скота, в котором коров не доят, телят выращивают на подсосе до отъема в возрасте шести-восьми месяцев, а сверхремонтный молодняк после нагула и интенсивного откорма реализуют на мясо.

Метод использования коров для получения и выращивания телят на подсосе до отьема называют технологической операцией (системой) «корова-теленок».

Мясное скотоводство как отрасль имеет характерную особенность: получают только один вид продукции — скот для убоя на мясо в результате разведения мясных пород и их помесей.

Мясной скот разводят для производства высококачественной экологически чистой говядины (элитного мяса) и других полезных продуктов убоя, используемых для получения лекарственных и биологически активных веществ и препаратов сычужный фермент, адреналин, инсулин и др.).

В мясном скотоводстве требования к коровам и откормочному молодняку неодинаковы.

Мясной считают корову среднего размера, типичную для породы по типу телосложения, масти и другим признакам, молочностью 500-2000 кг за лактацию, с хорошими материнскими качествами, способную давать отел и выкармливать к отьему здорового теленка, с продуктивным долголетием 6—8 лет и более. Для скота мясных пород характерны широкая и глубокая грудь, заполненная мускулатурой лопаточная часть и поясница, длинные, широкие, с развитой мускулатурой спина и крестец, хорошо выполненные окорока (так называемые «штаны»). Откормочное животное должно обладать следующими свойствами:

— небольшая живая масса при рождении (30—40 кг) — это облегчает отелы коров;
высокая энергия роста в подсосный период (850—1000 г и более) с достижением к отъему живой массы 280—300 кг,
хорошие откормочные свойства молодняка при выращивании до тяжелых весовых кондиций (500—600 кг и более) в возрасте до 26—30 месяцев без излишнего ожирения;
— желательная туша: масса около 300 кг с колебаниями от 250 до 350 кг и более при убое в возрасте до трех лет, толщина жира на спине в области 12—13 ребра не более 9 мм, округлые формы, высокая полномясность, выход туши не менее 55%, убойный выход 60% и более, отсутствие пороков мяса.

Мясное скотоводство включает в себя две фазы: репродукцию (система «корова-теленок») и интенсивный откорм молодняка и выбракованных коров.

Главная задача в фазе репродукции — получать ежегодно к отьему от каждой коровы одного здорового теленка. Поскольку единственной продукцией от мясной коровы является теленок, все затраты на ее содержание относят на стоимость полученного теленка. Поэтому в фазе репродукции применяют экстенсивные методы хозяйствования с тем, чтобы максимально удешевить содержание теленка. Это достигают применением интенсивно-пастбищной малозатратной технологии кормления коров преимущественно грубыми кормамизимой и выпаса в пастбищный сезон. Огораживание пастбищ позволяет повысить срок их использования и продуктивность животных, значительно сократить затраты труда.

Задача животноводов на мясной ферме — получить к отьему не менее 85—90 телят в расчете на 100 коров, при выходе менее 85 телят ферма будет убыточной даже при самых небольших расходах на содержание коров. Поэтому воспроизводству необходимо уделять самое пристальное внимание. Помимо решения специфических вопросов организации и техники случки и осеменения животных в мясном скотоводстве недопустимо содержание яловых коров. Поэтому в конце пастбищного сезона после ректального исследования в стаде оставляют только стельных коров.

Главная задача в фазе выращивания и откорма телят после отьема — получить от теленка максимум мясной продукции. Экономически не выгодно убивать телят мясных стад массой менее 450—500 кг в зависимости от породы и чрезмерно растягивать период отьема до убоя. Возраст молодняка при снятии с откорма не должен быть более 26—30 месяцев в зависимости от принятой в хозяйстве интенсивности выращивания, плановой съемной массы, породы скота. Предпочтительнее программы выращивания и откорма молодняка, в которых среднесуточный прирост за весь производственный цикл не менее 800—850 г. В период от отьема до живой массы 300—320 кг желательно применять дешевые объемистые корма, а интенсивность роста молодняка может быть умеренной — 650—750 г в сутки на одну голову. Но заключительный откорм продолжительностью 120—180 дней должен быть интенсивным, с приростом молодняка не менее 900—1000 г в сутки на одну голову.

Таким образом, в мясном скотоводстве сочетаются экстенсивные методы хозяйствования в фазе репродукции с интенсивными в фазах доращивания и откорма.

Породы и их использование
В мясном скотоводстве используется довольно большое количество специализированных мясных пород скота, которые отличаются различными показателями живой массы, интенсивности роста, мясной продуктивности, некоторыми качественными показателями мяса, другими особенностями. Все основные мясные породы условно можно разделить на 5 групп:

1. Отечественные — казахская и калмыцкая.

2. Породы британского происхождения — абердин-ангусская, герефордская, шортгорнская мясная, галловейская. Скот этих пород можно отнести к средним по размерам во взрослом состоянии. Они отличаются высокой энергией роста, скороспелостью и мясной продуктивностью, способностью к интенсивному откорму для убоя в раннем возрасте(14—16 мес.), способностью накапливать в теле жир. Скот обладает хорошей адаптационной способностью к различным природным и хозяйственным условиям, к пастбищному содержанию.

3. Франко-итальянские (романские) породы — шаролезская, лимузинская, белая акватанская и салерская, пьемонтская, кианская и др.

4. К европейским породам можно отнести симментальскую(мясной тип), бельгийскую голубую, салерскую, абрак. Скот этих пород крупный по размерам и относительно позднеспелый, обладает крепким костяком, хорошо развитой мускулатурой, особенно в тазобедренной части, в области спины и поясницы. В связи с наследственной крупноплодностью у значительной части коров, особенно шаролезской породы, бывают трудные отелы, что приводит к относительно повышенному числу мертвых телят. При промышленном скрещивании с молочными породами помеси отличаются высокой мясной продуктивностью и меньшими затратами корма на единицу продукции, однако шароле также имеют проблемы с отелами.

5. Гибридные породы зебувидного происхождения. К ним относятся породы браманская, санта-гертруда и ряд новых пород на основе браманов. Они преимущественно распространены в США, Южной Америке и Австралии.

Эффективность мясного скотоводства в значительной степени зависит от правильного выбора породы для чистопородного разведения или использования в промышленном скрещивании с учетом условий и возможностей хозяйства, источников и структуры кормовой базы, системы содержания животных, продуктивных качеств, направления ведения хозяйства.

Ответы на эти вопросы можно частично получить из учета особенностей пород, а также ознакомления с опытом их использования в других хозяйствах. В Российской Федерации в настоящее время имеются и используются племенные репродукторы следующих мясных пород: абердин-ангусской, герефордской, калмыцкой, казахской белоголовой, шаролезской, лимузинской, симментальской, а также салерской, абрак.

Общие технологические принципы мясного скотоводства
Мясное скотоводство является необходимой отраслью народного хозяйства нашей страны. его развитие на основе соответствующих технологий позволяет дополнительно производить значительное количество высококачественной говядины и кожевенное сырье с небольшими затратами труда и капиталовложений, а также использовать для этого различные природно-климатические регионы при дефиците рабочей силы.

Фондоотдача в мясном скотоводстве ограничена продуктивностью мясных коров, которые при любых капиталовложениях в лучшем случае выращивают по одному теленку в год. Поэтому при содержании маточного стада затраты средств и труда должны быть минимальными, но достаточными для обеспечения нормальной жизнедеятельности животных. Мясное скотоводство наиболее эффективно в районах, имеющих большое количество дешевых кормов.

Природная выносливость мясного скота, выработанная длительным разведением в суровых условиях внешней среды, позволяет держать коров зимой под навесами, а в пастбищный период — без пастухов, на естественных или улучшенных выпасах, огороженных колючей проволокой, на культурных пастбищах с использованием «электропастухов».

Снижение упитанности за зиму и незначительная потеря живой массы не оказывает заметного отрицательного влияния на жизнедеятельность коров и восстанавливается в течение 1,5—2 месяцев нагула. Поэтому для кормления их зимой могут быть использованы дешевые корма — сено, солома, отходы — с небольшим количеством концентратов.

Организация отелов в ранние весенние месяцы позволяет иметь зимой в маточных гуртах только взрослых животных и получать к отьему тяжеловесных дешевых телят. Подсосный период их выращивания проходит в пастбищный сезон при незначительных затратах труда и кормов.

Искусственное осеменение в мясном скотоводстве является таким же высокоэффективным методом воспроизводства стада, как и в других отраслях животноводства. В связи с особенностями технологии этой отрасли для искусственного осеменения необходимо сооружать на пастбищах подпункты, представляющие собой расколы для отбивки коров и телок, находящихся в охоте, фиксации их при осеменении. В хозяйствах, где применяется вольная случка, нагрузка за случной сезон на взрослых быков не должна превышать 30—35 коров или 20—25 телок.

Повышение отьемной живой массы телят способствует интенсификации мясного скотоводства. Однако чем выше масса молодняка при отьеме, тем он требовательнее к условиям последующего кормления и содержания. Поэтому каждой породе, каждой технологии послеотьемного выращивания должна соответствовать определенная живая масса телят. Например, при откорме бычков-кастратов казахской белоголовой породы до 450 кг в 16—18-месячном возрасте оптимальная живая масса телят в 8 мес. составляет 220—240 кг.

Отьемная живая масса племенных бычков, которым создают улучшенные условия выращивания, может быть значительно выше.

При выращивании быков-производителей мясных пород необходимо учитывать условия их последующего использования. Условия выращивания племенных быков должны быть направлены на подготовку их к использованию в промышленных хозяйствах при искусственном осеменении и вольной случке. Заводских быков, отличающихся высокими породными качествами, следует использовать в высокоценных племенных стадах для искусственного осеменения.

При оценке по потомству быков-производителей мясных пород целесообразно использовать принцип группового беспривязного содержания потомства и неограниченного кормления их в индивидуальных боксах, оборудованных самокормушками для концентратов и грубых кормов.

Умеренные по питательности, полноценные рационы с большим удельным весом сена, сенажа и силоса, зеленой массы и пастбища позволяют вырастить крепких коров с хорошими мясными формами и материнскими качествами, оптимальной живой массой.

Высокую продуктивность скота при нагуле на хороших пастбищах можно получить без дополнительной подкормки концентратами. Подкормка в этих условиях ведет к снижению потребления пастбищной травы и повышению себестоимости прироста. Животных, которые в процессе нагула не достигают требуемой для породы массы, необходимо ставить на заключительный откорм.

При внедрении в хозяйство технологии мясного скотоводства необходимо учитывать конкретную породу животных, климатические, экономические условия, особенно кормовую базу, а также трудовые ресурсы.

В мясном скотоводстве широко используют нагул скота для всех возрастных групп животных, при нагуле получают наиболее дешевые привесы.

Большое влияние на затраты кормов, величину и стоимость приростов при откорме в зимний период оказывает температура питьевой воды; бесперебойное обеспечение животных подогретой водой на 10—12% повышает прирост и настолько же снижает затраты корма. Летом водопою придают особое значение.

Элементы технологии мясного скотоводства
В основе технологии специализированного мясного скотоводства лежит организация воспроизводства стада и выращивания телят по системе «корова-теленок», включающая сезонное (ранневесеннее и весеннее) получение телят при туровых отелах, подсосное выращивание телят до 6—8-месячного возраста на пастбищах при ограничении затрат на содержание основного стада до оптимального уровня с последующим доращиванием и интенсивным откормом молодняка после отьема при четкой специализации по технологическим операциям.

Технология мясного скотоводства включает следующие основные производственные элементы.

Использование специализированных мясных пород и их помесей.
Максимальное использование естественных и улучшенных пастбищ, огороженных на загоны колючей проволокой.
Стойловое содержание скота в дешевых помещениях при минимальном скармливании дорогостоящих кормов, в т.ч. концентратов.
Организация воспроизводства с применением сезонной случки для туровых отелов маточного стада, выращивание телят на подсосе до 6—8-месячного возраста при выходе телят к отьему не менее 90—95%.
Организация доращивания, откорма и нагула бычков после отьема, а также выбракованных взрослых животных до высоких кондиций.

Технология содержания и кормления коров

Системы содержания и кормления должны быть увязаны по периодам технологического цикла производства с выделением двух периодов:

1. Пастбищный период содержания коров с телятами продолжительностью до 180 дней. Пастбищный период можно продлить путем летнего посева зерновых культур и скармливания зеленой массы на корню или скошенной массы в валки, по которым проводят выпас животных по снежному покрову.

2. Стойловое содержание продолжительностью 215—220 дней (с конца октября до вывода животных на пастбища).

Организация сезонных (весенних) отелов способствует в мясном скотоводстве снижению затрат в стойловый период. Наиболее перспективной системой содержания мясных коров в стойловый период является беспривязная, на глубокой подстилке в помещениях легкого типа или трех стенных навесах, с организацией кормления и поения на выгульно-кормовых площадках.

Доказано, что взрослых мясных коров без телят зимой можно содержать не в дорогостоящих капитальных помещениях, а под навесами на глубокой несменяемой подстилке. Такая система зимнего содержания в мясном скотоводстве применяется в США, Канаде, Англии и апробирована в Казахстане и России.

Наиболее ответственные детали навесов — конструкции ветрозащитных щелевых стен, а также крыши. Наличие щелей предотвращает оседание снега при метелях внутри навесов и позволяет сохранить логово сухим и теплым в течение всей зимы. Крыша навеса должна быть двускатной или иметь козырек. Это способствует накоплению под крышей более теплого воздуха за счет тепла, выделяемого животными.

При содержании животных зимой под навесами или в помещениях облегченного типа важно создать сухое логово. Формируют его за 15—20 дней до наступления устойчивых морозов. Для этого под навесом укладывают 30—40 см соломенной резки и загоняют на ночь животных для ее уплотнения. По мере загрязнения подстилки ее добавляют.

Система зимнего содержания скота под навесами и в сараях полуоткрытого типа возможна при непременном условии, что один из видов корма, обычно сено или солома, задаются вволю.

В зависимости от периодов содержания коров используются и дифференцированные рационы кормления на основе принятых норм, которые должны обеспечить хорошее здоровье и кондиции животных, получение и выращивание хорошо развитого молодняка к отъему, с высокой живой массой.

Помещения или навесы для зимнего содержания мясного скота необходимо просушить и продезинфицировать. В начале осени в помещении или под навесом настилают слой соломы толщиной 50—60 см и для стимулирования в ней биотермических процессов загоняют на 2—3 ночи животных, скот содержат в помещениях до наступления холодов.

В зимний период подстилку вносят каждые 2—3 дня из расчета 2—3 кг на голову. На глубокой подстилке норма площади для нетели составляет 3 кв. м, на корову с теленком — 5 кв. м.

При содержании коров с телятами в случае непогоды в секциях следует соорудить групповые клетки для подкормки и отдыха телят из расчета 1,3 кв. м на одного теленка, со свободным подходом к матерям для сосания.

Во всех помещениях и под навесами должен быть свободный выход скота на выгульно-кормовой двор площадью из расчета 20—25 кв. м на голову. Нетелей следует содержать отдельной группой.

Выгульно-кормовые дворы оборудуют кормушками для кормов и водопоем подогретой водой в зимний период из автопоилок и корыт.

Для уменьшения грязи и отвода жидких стоков с площадки необходимо создавать навозно-соломенные курганы, шириной 10—12 м и высотой около 1 м, на возвышенном земляном месте путем буртования подсохшего навоза и соломы. Курганы делают до наступления осенних дождей из расчета 2,5—3 кв. м на голову. Сформированный курган застилают слоем соломы толщиной 20—30 см и в последующем солому добавляют по мере её уплотнения. Курганы создают благоприятные условия для отдыха животных как зимой, так и в весенние и осенне-зимние месяцы.

Технология мясного скотоводства основана на умелом использовании пастбищ в течение возможно длительного периода года. Для достижения высокой эффективности пастбища огораживают. При этом повышается производительность труда, поскольку на огороженных пастбищах можно содержать скот без пастухов. В этом случае нужно контролировать состояние изгороди. Огораживание пастбищ позволяет упорядочить стравливание травостоя и повысить их продуктивность, кормовую емкость пастбищных участков, улучшать земли. Установлено, что лучшими для коров с телятами является четырехрядная изгородь из колючей проволоки, для молодняка — трехрядная.

Для огораживания пастбищ применяют только колючую проволоку, поскольку изгороди из гладкой проволоки животные разрушают. В расчете на 1 голову мясного скота необходимо иметь 14—15 кг проволоки.

В летний период коров с телятами, нетелей и ремонтных телок содержат на пастбищах и только при выгорании пастбищ или скудном травостое в рацион включают зеленую подкормку из однолетних и многолетних трав или выделяют часть площадей для скармливания из-под ноги. Наличие достаточных площадей естественных пастбищ, особенно в сочетании с улучшенными, может полностью обеспечивать потребность коров с телятами, нетелей и ремонтного молодняка в питательных веществах в течение всего пастбищного периода.

На огороженных пастбищах следует содержать скот круглосуточно, предусматривая максимальное использование пастьбы с раннего утра до позднего вечера.

В местах отдыха коров с телятами необходимо устраивать небольшие огороженные загоны с навесами для телят, куда они могут свободно проходить для отдыха, особенно в жаркое время или в дождь, и получать подкормку концентратами, зеленой массой, сеном и минеральные добавки.

За 3—4 недели до стойлового содержания желательно начать приучение телят к поеданию заготовленных на стойловый период кормов. В это же время, примерно в конце октября и начале ноября, проводят отбивку телят от матерей. Это важный технологический процесс.

Для удлинения срока пастбищного периода, как показывает опыт мясного скотоводства в Канаде, США, целесообразно производить летние посевы однолетних культур (овес, вика-овес, кукуруза, суданка) на ближайших участках пашни. Зеленую массу таких посевов скашивают в валки и выпасают по ним скот даже после того, как выпадет снег, а также ранней весной, если на них не образовалась плесень.

Проведение случки и туровых отелов
Проведение сезонной случки и туровых отелов за 60—70 дней имеют большое значение и преимущества в организации и проведении основных производственных работ со стадом:

1. Маточное поголовье находится в одной стадии цикла воспроизводства, что позволяет организовать более дифференцированное содержание различных групп животных и их нормированное кормление.

2. Имеется возможность в короткие сроки проводить отьем телят от матерей и создавать однородные группы молодняка с целью организации дешевого кормления и содержания в стойловый период.

3. Оценивать качества матерей и производителей по потомству.

4. Своевременно проводить ректальное исследование маточного поголовья на стельность и производить выбраковку яловых и низко продуктивных коров.

5. Более эффективно и экономно использовать рабочий труд фермеров и специалистов.

Лучшими сроками проведения сезонной случки являются период июль-август, а туровых отелов — с конца марта, в апреле и мае. Телята, родившиеся в это время, выращиваются на дешевых пастбищах, способны поедать пастбищный корм и в сочетании с повышенной молочностью коров в это время быстро растут и к отьему достигают высокой живой массы.

В свою очередь, коровы, отелившиеся в это время, с выходом на пастбище быстро восстанавливают хорошие кондиции, приходят в охоту и успешно оплодотворяются.

Следует иметь в виду, что скудное и неполноценное кормление коров и нетелей, особенно при недостатке энергии, протеина, минеральных веществ и витаминов, при проведении весенних отелов отрицательно сказывается на развитии и сохранности самого приплода. Это ведет к задержке охоты у коров и, следовательно, к нарушению сезонности отела.

Проведение отелов и выращивание телят на подсосе
При ранневесенних отелах нет необходимости иметь родильные помещения. За 2 недели до отелов их следует подготовить. На случай весенней непогоды оборудуют постоянные или временные денники из щитов размером 2,5х2 м с кормушками и поилками и секции для глубоко стельных коров и нетелей. Помещение должно быть продезинфицировано и застлано соломенной или другой подстилкой.

Коров в денники переводят в непогоду за 5—7 дней до отела и содержат с теленком 5—8 дней.

Признаками приближения родов являются набухание и гиперемия наружных половых органов, выделение слизи из влагалища. Первыми признаками начала родов являются беспокойство коровы, она оглядывается на живот, мычит, ложится и снова встает. При нормальных родах передние ножки теленка вытянуты, и на них лежит его мордочка.

В деннике теленка необходимо принять на чистую мешковину или соломенную подстилку. Рот и нос освобождают отслизи и дают корове облизать его. Если пупочный канатник не оборвался, то его обрезают продезинфицированными ножницами на расстоянии 10—12 см от живота, предварительно выжав содержимое пуповины, конец канатика дезинфицируют настойкой йода или 2—3%-ным раствором лизола.

Корове через 30 минут после отела дают 8—10 л теплой подсоленной воды с целью профилактики заболевания вымени и нарушения водного баланса.

Следует убедиться, что теленок самостоятельно сосет корову. Однако если он ослаблен, то ему помогают встать и подойти к вымени матери.

В случае необходимости новорожденным телятам в течение первых дней жизни вводят путем инъекции витамины А, Д, Е.

Содержание коровы с теленком в клетке способствует закреплению материнского инстинкта у коровы и рефлекса сосания у теленка, особенно в первые дни молозива.

Через 5—8 дней корову с теленком переводят в групповую клетку на 3—5 коров, где телят содержат вместе с матерями, а затем их переводят в общую группу. В этих секциях желательно сделать ограждения, куда телята могут свободно проходить, там оборудовать кормушки для подкормки телят концентратами.

В коровнике необходимо оборудовать бытовую комнату и место для инвентаря и кормов.

Следует иметь все необходимое для проведения отела коров: медикаменты, лекарства, приспособления для первой помощи и т.д.

В пастбищный сезон для глубоко стельных коров и нетелей выделяют огороженные пастбищные участки по 2—5 га, в которых их содержат 5—10 дней до и 5—10 дней после отела. В это время матерям и телятам оказывается соответствующая помощь при отелах и после отела.

Содержание телят после отела
В пастбищный период телят содержат вместе с матерями при свободном подсосе. В этот сезон желательно ежемесячно проводить их осмотр, взвешивание и необходимую вакцинацию и лечение. В возрасте 6—8 месяцев проводят отьем телят от матерей, их взвешивание, проверяют бирки, и в зависимости от назначения формируют в группы бычков и телок.

При достаточной площади пастбищ животные полностью обеспечиваются кормами. Однако для повышения привесов и получения более тяжелых телят к отьему их дополнительно подкармливают с 4—5-месячного возраста. В этих целях на месте отдыха гурта устраивают небольшие огороженные загоны с навесом и кормушками со свободным проходом для телят.

При недостатке пастбищной травы, особенно в период выгорания трав, следует производить подкормку коров и телят зеленой массой или пасти их несколько часов в день на посевах однолетних или многолетних трав, по стерне кукурузы и зерновых после их уборки.

На основе соответствующих норм кормления, с учетом ожидаемой молочности коров и наличия кормов в хозяйстве составляются рационы кормления коров и телят.

До месячного возраста основным кормом телят является молоко, затем — пастбище, концентраты, необходимо также обеспечить их минеральными и витаминными подкормками.

При соблюдении режима кормления и содержания молодняка герефордской, казахской белоголовой, абердин-ангусской и калмыцкой пород к отьему в 6-месячном возрасте возможно получить живую массу 175—200 кг, в 8-месячном — 225—260 кг. От крупных пород — шаролезской, симментальской, лимузинской и их помесей можно иметь живую массу, соответственно, 200—230 и 280—300 кг и выше.

На товарных фермах при реализации откормленного молодняка в 16—20-месячном возрасте удельный вес коров и нетелей должен составлять 35—40%, а выбраковка не менее 20—25%, с ремонтом маточного поголовья нетелями.

Доращивание и откорм молодняка
После завершения подсосного периода телят отнимают от матерей, взвешивают, проверяют и уточняют их индивидуальные номера, оценивают по развитию и выраженности мясных форм. Бычков и кастратов формируют в отдельные группы. Бычки, предназначенные для доращивания и откорма, могут быть использованы по двум вариантам: первый — при наличии условий содержания и разнообразия кормов хозяйство или фермер сами продолжают доращивание и откорм молодняка до высоких весовых кондиций; второй — когда хозяйство продает или передает бычков специализированному откормочному предприятию, с которым устанавливают взаимовыгодные договорные отношения.

В большинстве регионов страны доращивание и откорм проводят на откормочных площадках различных типов в зависимости от природно-климатических условий. На таких площадках должны быть легкие помещения или трёхстенные навесы, в которых животным обеспечивается сухое место для отдыха (логово) с использованием глубокой соломенной подстилки. Кормушки и водопой устанавливаются на выгульнокормовых дворах, а в зонах с суровым климатом и частыми дождями — внутри помещений или под навесами.

При такой системе содержания желательно комплектовать группы животных по 25—30 голов, раздачу кормов производить мобильными средствами, использовать самокормушки для различных видов кормов.

Перед кормушками и водопойными корытами необходимо делать твердое покрытие и иметь свободную территорию из расчета около 15 кв. м на голову, а в районах с влажным климатом 25—30 кв. м. Обязательным элементом выгульно-кормовых площадок должны быть курганы для отдыха животных.

При доращивании молодняка наиболее приемлемым типом кормления в стойловый период является силосно-сенажный, с включением в рацион сена и соломы, летом — зеленых кормов, с дачей небольшого количества концентрированных кормов.

При наличии достаточных площадей пастбищ эффективной системой доращивания является нагул молодняка. При нагуле формируется хороший «каркас», и молодняк хорошо подготавливается для последующего интенсивного откорм на силосном, сенажном типах кормления, а также при скармливании зеленой массы с вводом концентратов и отходов пищевой промышленности — жома или барды.

При доращивании среднесуточные привесы должны составлять 650—750 г и в конце периода достигать живой масса у бычков 340—360 кг, у кастратов — 320—340 кг и выше. В зависимости от условий в хозяйстве необходимо составить план прироста живой массы, суточных приростов и соответственно с этим составлять кормовые рационы.

При выпасе молодняка на пастбищах можно пользоваться следующими примерными расчетными нормами зеленого корма для получения среднесуточных приростов около 1000 г при разной живой массе животных. При расчете потребности в пастбищном корме и зеленой подкормке учитывают продолжительность пастбищного периода, потребность стада в зе леном корме (по месяцам и на весь период), примерное поступление зеленого корма по месяцам, методы использования естественных и культурных пастбищ. При этом следует предусмотреть выделение площадей для посева кормовых культур.

Пример. Если среднесуточные приросты на доращивании составляют 650—750 г и начальная живая масса 150—180 кг или 200—220 кг, а конечная живая масса в конце доращивания — 340—380 кг, то на этот период потребуется от 180 до 230 дней.

Нагул мясного скота
Одним из наиболее дешевых и хозяйственно доступных методов повышения продуктивности молодняка мясного скота является нагул в сочетании, при необходимости, с кратковременным интенсивным откормом.

Кормовые угодья в различных регионах и хозяйствах очень разнообразны как по набору трав, так и по их урожайности по отдельным периодам пастбищного сезона. При расчетах потребности зеленой массы можно принять, что для молодняка в возрасте 10—12 месяцев необходимо 30—40 кг, для молодняка старше года — 40—45 кг в сутки, что обеспечит получение среднесуточного прироста 550—600 г без подкормки концентратами. При нагуле выбракованных коров количество зеленой массы увеличивают до 55—60 кг на голову в день.

Учитывая примерные нормы использования зеленой массы и возможные колебания в продуктивности различных пастбищ, следует предусмотреть увеличение потребности в траве на 20—25%.

При недостатке естественных пастбищ, или когда снижается их продуктивность, следует предусмотреть организацию зеленого конвейера из кормовых культур с использованием выпаса животных или организовать подкормку скота зеленой массой.

Лучшим сроком начала выпаса животных на пастбище считается: для злаковых трав — фаза полного кущения и начала выхода растений в трубку, для бобовых — фаза бутонизации и начала цветения. Травостой в эти фазы достигает 10—12 см, а растения характеризуются хорошей питательность, особенно высоким содержанием протеина.

Гурты для нагула формируют из животных одного пола, близких по возрасту и живой массе. Пастбищные угодья разбивают на загоны, используют их поочередно.

При использовании различных естественных пастбищ для нагула можно пользоваться следующими примерными нормами потребности в пастбище за период нагула, из расчета на 1 голову в га: для молодняка — лесные пастбища площадью 1 га, степные, открытые — 1,5—2,0 га, засушливая степь — 2—3 га, заливные и сеяные пастбища — 0,5 га; для взрослого скота, соответственно, до 1,5, 3—4, 3—5, 1—1,5 га.

Места для отдыха скота (тырла) следует устраивать на возвышенных местах из расчета около 10 кв. м на одно животное. Там же следует разместить кормушки для минеральных и других подкормок, оборудовать места отдыха чесалками, скотопрогонами, фиксаторами для осмотра и обработки животных, при возможности — весами для взвешивания скота.

Откорм молодняка
Откорм молодняка является важным фактором интенсификации и экономики мясного скотоводства. После завершения периода доращивания бычков, не достигших убойных кондиций в 420—450 кг, переводят на заключительный откорм с применением различных вариантов технологии по интенсивности, типам кормления и содержания, продолжительности откорма в соответствии с возможностями хозяйства, качества скота, требований к реализационному скоту. Ниже приводятся варианты и основные параметры интенсивного откорма молодняка.

При первом варианте откорма бычков, рожденных в феврале-апреле и достигших к отьему 200 кг после планового карантина, переводят на откорм.

Система содержания скота преимущественно беспривязная, группами по 10—15 голов в клетке в помещениях легкого типа, совмещенных с выгульными дворами и свободным доступом к кормам. При сравнительно небольшом поголовье и наличии рабочей силы на ферме можно применять привязное содержание при 2—3-разовой раздаче кормов и установкой автопоилок.

При этой технологии расчеты для молодняка составляют из среднесуточных привесов 950—1000 г и более. В конце откорма (в возрасте 15—16 месяцев) бычки достигают живой массы 450—500 кг и выше при затратах кормов на 1 кг прироста около 8,0 корм. ед., в том числе при расходе концентратов в структуре кормов не более 45—50%.

Другие варианты откорма бычков и кастратов предусматривают более продолжительный производственный цикл за счет доращивания, которое можно осуществить при стойловом содержании или нагуле скота на естественных и улучшенных пастбищах с расчетом доведения живой массы до 340—360 кг и выше, кастратов — до 320—360 кг. Нагул осуществляется согласно научным рекомендациям по соответствующей природно-климатической зоне.

После завершения доращивания молодняк переводят на режим интенсивного откорма продолжительностью 120—150 дней с расчетом получения конечной живой массы 480—500 кг и выше в возрасте 17—21 месяца.

При организации откорма по третьему и четвертому вариантам следует уделять особое внимание применению дифференцированных рационов как по структуре, так и по их энергетической и питательной ценности. Доля концентратов в рационе постоянно увеличивается, особенно в последнюю треть откорма, что позволяет довести выход туш до 53—55% при содержании жира 16—18%.

При интенсивном откорме значительно снижаются затраты кормов на единицу прироста живой массы, что оказывает положительное влияние на экономическую эффективность производства говядины. Производство продукции мясного скота рассчитывают на 1 структурную голову, имеющуюся на начало года. Это комплексный показатель, он учитывает выход, сохранность и массу животных при реализации. Так, увеличение производства продукции на голову с 105 до 175 кг в живой массе, или на 67%, позволяют снизить затраты кормов на ее получение на 75% при повышении общего расхода кормов на голову только на 25%.

Воспроизводство
Успех в воспроизводстве стада мясного скота зависит от тщательной подготовки к случной кампании. Перед случным сезоном следует решить вопрос, как будет организована случка маточного поголовья — будет проводиться искусственное осеменение или естественная случка.

Для товарных ферм разработана специальная технология искусственного осеменения, главное ее преимущество заключается в том, что она резко снижает яловость коров.

В то же время при отсутствии условий для организации пунктов искусственного осеменения, в отдаленных районах, прибольшой территориальной разобщенности гуртов, применяется вольная случка. При естественной, вольной случке быков содержат вместе с коровами и телками. При вольной случке и сезонных отелах нагрузка на взрослого быка составляет до 30 коров (или 15—20 телок), на молодого быка — 15—20 телок. Бык находится в стаде 5—7 дней, затем его заменяют другим быком.

Для получения хороших результатов при организации воспроизводства необходимо:

  • своевременно формировать стадо или группы коров и телок для случки;
  • обеспечить хорошее содержание и полноценное кормление коров и телок в период подготовки к случке, коров и нетелей — в период сухостоя и в первые месяцы после отела;
  • вести наблюдение за охотой маток, своевременно осеменять их;
  • успех в воспроизводстве стада зависит от тщательной подготовки к случной кампании и знания цикла охоты коров и телок.
Основные моменты цикла заключаются в следующем:

период течки у коров и телок (1-й день) длится 16—20 часов, но может варьировать от 6 до 30 часов;
яйцеклетки выходят через 10—12 часов после завершения течки. Лучшее время для осеменения перед концом течки;
желтые тела развиваются в период от 1 до 5 дней после выхода яйцеклетки. В этот период простагландины неэффективны;
желтые тела функционируют в период от 5 до 16 дней; использование простагландинов в этот период является эффективным;
если корова не осеменяется, желтое тело будет в регрессии (возвращение функции яичника в прежнее состояние) в период от 16 до 21 дня, применение простагландинов в это время неэффективно;
полный цикл длится 21 день, но может длиться 18—24 дня. Телки иногда имеют цикл меньше 21-дневного периода;
Специалист или фермер не может знать период эструса, когда обнаружена охота, поэтому основным правилом является: при обнаружении охоты у коровы или телки утром осеменение должно быть после полудня; при обнаружении охоты после полудня осеменение должно быть до обеда следующего дня.

Предназначенные для случки телки должны иметь среднюю и вышесреднюю упитанность с живой массой 320—350 кг в возрасте 16—18 месяцев. Быков за 1,5—2 месяца до начала случки переводят на улучшенное кормление.

Хорошие результаты воспроизводства можно получить при искусственном осеменении с применением простагландинов для синхронизации охоты. Практика показывает, что благодаря применению искусственного осеменения в хозяйствах можно получить по 90 телят и более на 100 коров.

Это стало возможным благодаря внедрению специальной технологии, основанной на сооружении в пастбищных условиях специальных фиксаторов и расколов для коров и телок, находящихся на охоте. Эти расколы известны на практике подназванием подпунктов для искусственного осеменения.

Ветеринарно-профилактические мероприятия
Товарные хозяйства для получения максимума качественной продукции должны соблюдать ветеринарные требования — не допускать инфекционных и инвазионных заболеваний мясного скота.

В системе ветеринарной защиты товарных ферм от заболеваний и инвазий проводят специфическую профилактику болезней животных с учетом эпизоотической обстановки в регионе.
сельхозтехники.

Аскар Мамин принес в жертву черного Ангуса

И у него на это были свои справедливые резоны.

Вначале октября премьер-министр Аскар Мамин на заседании республиканской бюджетной комиссии (РБК) «зарезал» проект «Мясного союза Казахстана» по выделению дополнительных субсидий из государственной казны на поддержку импорта крупного рогатого скота. По данным Ведомостей Казахстана, глава правительства был введен в курс дела относительно того, как в реальности обстоят дела в мясной отрасли страны.

Оказалось, что выделенная в прошлом году господдержка на сферу животноводства, а именно – «производство говядины» ушла на финансовую подпитку узкому кругу приближенных к бывшему руководству Минсельхоза компаний. Тогда как никакого экспорта говядины из страны практически не было, новые мясоперерабатывающие предприятия не вводились в строй, а договоренности с иностранными инвесторами оказались лишь иллюзией и обманом.

ИГРЫ СО СТАТИСТИКОЙ

Начнем с того, что оператор мясной программы, коим в настоящее время является ОЮЛ «Мясной союз Казахстана», объединяющий нескольких крупных зажиточных игроков на мясном рынке страны, просил при уточнении республиканского бюджета еще больше, чем у него имеется сейчас: в этом году с 54 млрд. тенге захотел 70 млрд. тенге, а в следующие три года замахнулся на 140 млрд. тенге. Притом, что на импорт крупного рогатого скота в ближайшие годы им было предусмотрено субсидий на 45-47 млрд. тенге ежегодно.

Эти непомерные аппетиты насторожили руководство правительства и сподвигли его на негласную ревизию деятельности мясных компаний Казахстана и покровительствующим им бывшим высокопоставленным чиновникам.

Результаты предварительной проверки оказались аховыми и серьезно возмутили кабинет министров.

Отметим, что правительственные чиновники выявили грубую подделку статистики Минсельхозом в 2018 году. По всей видимости, фальсификация статданных за прошлый год должна была оправдать выделение многомиллиардных субсидий ряду «приближенных» компаний в отрасли животноводства.

Так, в минувшем году было выделено 28,2 млрд. тенге частным компаниям, занятым в сфере импорта КРС. В этом году они уже вышли на 54 млрд. тенге государственных субсидий. Однако в 2018 году Минсельхоз РК издал «свою» статистику, согласно которой за прошлый год на экспорт ушло 18,8 тысяч тонн мяса говядины. Впечатляющие цифры, которые убедят любого в том, что крупных мясных игроков следует холить и лелеять, обильно поливая дождем из республиканского бюджета.

Особенно эти цифры выглядят впечатляющими в сравнении с 2017 годом, когда наши производители отгрузили за рубеж 5 тысяч тонн красного мяса. Прогресс налицо и государственная кормушка исторгает из себя финансовую поддержку явно не зря.

Но каково же было удивление проверяющих, когда они увидели реальные цифры статистики за год минувший, обратясь уже к Агентству по статистике Министерства национальной экономики РК. Всего – 3,6 тысяч тонн говядины было продано за рубеж в 2018 году. Причем, даже с учетом замороженной продукции в 1 тысячу тонн, цифры никак не бились даже близко. А ведь в свое время, как теперь выясняется – ложные данные, бодро докладывались на еженедельном селекторном совещании правительства, вводя в заблуждение как все руководство исполнительной власти и государства, так и население страны.

Картина выглядела с прискорбием еще и потому, что годом ранее в 2017-м, без какой-либо широкомасштабной бюджетной помощи со стороны государства, без помпезности и рекламы, казахстанские производители умудрились продать за границу даже больше мяса говядины, чем в период, когда о поддержке мясной программы по производству и экспорту этого вида мяса трубили из всех утюгов.

Естественно, любой проверяющий задался бы закономерным вопросом: а куда тогда девались многомиллиардные субсидии, кто и как их умудрился «проесть», что отрасль и страна не получила вообще никакого результата.

Этим вопросом задались и внимательные проверяющие из правительства.

ГДЕ «ИНАЛКА», А ГДЕ «DUNBIA»?

Дело еще и в том, что не приходится говорить и о переработке мяса. Де-факто, обильный полив субсидиями мясных компаний начался в Казахстане аккурат после 2011 года, когда был придуман проект «Экспортного потенциала мяса КРС», то есть та же самая программа по поддержке крупных операторов мясного рынка говядины, те же яйца, только в профиль.

Начиная с этого времени наша мясная перерабатывающая отрасль, невзирая на многомиллиардный поток субсидий, так и не встала на ноги. Более того, печальный прошлогодний опыт Минсельхоза показал, что корни проблемы нужно искать в двух плоскостях.

Во-первых, переработка фактически оказалась не нужна нашим «мясоделам»: им проще было продавать живых бычков убойного веса, поставляя их по двум каналам – через нынешнюю Туркестанскую область в Узбекистан и через северные регионы (в основном, Костанайская область) в Россию.

Во-вторых, переговоры с потенциальными и реальными иностранными инвесторами в сфере переработки мясной продукции, были либо провалены, либо не достигли никакого результата.

«Бородатая» история с привлечением итальянской «Cremonini group» и ее постсоветской «дочки» компании «Inalca», которая грозилась начать строительство ультрасовременного мясоперерабатывающего комплекса на 30 тысяч тонн говядины ежегодно в Алматинской области, ориентируя его на Китай, закончилась пшиком. По факту, никакой завод не строился и не строится под Алматы. Боимся даже, что возведение мясокомбината возможно вообще не входило в изначальные планы группы чиновников, которые стояли за якобы приводом «Inalca-Cremonini» в Казахстан.

В целом, «кейс с Иналкой» — это отдельный «спин-офф», который заслуживает своего собственного расследования в рамках другой статьи.

Но отметим, что не одной-то «Иналкой» были едины лоббисты субсидирования из кошелька государства бездонной мясной программы. Похоже, в чисто рекламных целях в Казахстан был привезен и один из руководителей британской компании-мясопереработчика «Dunbia», который, дескать, должен был взять шефство над простаивающим мясокомбинатом в Западно-Казахстанской области. Но после того, как он подписал ничего не значащий меморандум, он больше не появлялся у нас в стране. А все разговоры о привлечении стратегического иностранного инвестора в отрасль мясопереработки канули в Лету.

СТРОИТЕЛЬ-ЖИВОТНОВОД, АФФИЛИРОВАННЫЙ С ОБЛАСТНЫМ АКИМОМ

Еще два момента могли серьезно насторожить Аскара Мамина, после чего премьер-министр принял решение не рисковать и не давать «добро» на дальнейшее обогащение узкой группы «мясников».

Так, в правительстве стал известен неприглядный эпизод частичной подмены племенных животных, которые импортируются из-за рубежа в Казахстан на откормленных бычков, предназначенных на убой. Дело здесь, конечно, не только в издевательстве и глумлении над домашними животными, коими являются бычки, но и в элементарном недостижении целей мясной программы в части помощи и поддержки малым фермерам-животноводам.

Ведь если малые фермеры-животноводы берут к себе в товарное стадо не племенного быка-производителя, а откормленного на убой бычка, которого выдают за племенное животное, то он никак не сможет выполнять свои «супружеские обязанности». Скорее всего, он умрет в ближайшее же время.

К тому же, Аскара Узакбаевича смутило то обстоятельство, что в Акмолинской области имеется колоссальный надел земли в 500 тысяч гектаров, каким-то образом попавший в руки одного частного лица, формально не имеющего отношения к животноводству, а вращающегося в сфере строительного бизнеса города Алматы и Алматинской области.

«Живительной влагой» господдержка оросила и эти земли, хотя по сути «вращающийся предприниматель» близок к ныне действующему акиму одной из областей, что ставит резонные вопросы: а кому в реальности-то предназначалась широкая государственная поддержка на отрасль животноводства, производство-переработку-экспорт говядины.

Может все на самом деле проще и мы становимся свидетелями круговорота государственных денег из республиканского бюджета в адрес вполне конкретных частных лиц, занимающих доверенное и в высшей степени приближенное положение по отношению к различным государственным чиновникам.

И тогда, действительно: причем здесь переработка и экспорт говядины. Пусть они будут хоть 0 %, если изначальное целеполагание подразумевает преследование совершенно иных интересов.

И что тогда оставалось делать премьер-министру Аскару Мамину, как не прикрыть это кормило и не направить деньги республиканского бюджета по другим, более полезным для страны отраслям и нишам. Что и было сделано, путем символического принесения в жертву черного Ангуса.

Почему казахстанское мясо дороже импортного

Мясопереработчики Казахстана решили объединяться. Руководители сразу 25 ведущих предприятий отрасли впервые встретились в Алматы. И таки договорились создать национальную ассоциацию, чтобы защищать свои интересы перед государством и конкурентами.

Братское плечо

Именно так. Судя по словам активистов объединения, у отрасли сейчас две большие головные боли – неадекватная “забота” родного государства и очень активные зарубежные конкуренты.

Рынок Казахстана переполнен продукцией партнеров по ЕАЭС: большую часть мясного ассортимента составляют колбасы, деликатесы и консервы, полуфабрикаты из России и Беларуси.

По подсчетам ТОО “МПЗ Бижан”, 95 процентов от общего объема импорта этих изделий приходится на российских производителей.

– Вот что говорит официальная статистика. В 2017 году объем российского импорта по колбасам составил 40,7 процента, а мясных и мясорастительных консервов – 42,3 процента, – рассказала генеральный директор “МПЗ Бижан” Хадиша БИЖАН. – Это 71,5 миллиона долларов. За 2018 год, по неофициальной информации, на наш рынок Россия и Беларусь поставили 30 тысяч тонн колбас и мясных изделий.

Кроме того, в Казахстан поступает много контрабанды. Опять-таки из братских стран. Ее завозят в маленькие магазины, на рынки и продают по низким ценам.

Откуда вся эта благодать выползает – никто не знает. Контрольные органы тоже ничего сделать не могут. У них связаны руки. Проверять торговые точки они могут только по заявлениям граждан. А зачем покупателям выдавать контору с дешевыми колбасами и вырезкой?
В отличие от нас соседи активно защищают своих производителей. Эту функцию выполняют Россельхознадзор и Роспотребнадзор. Кроме контроля продукции они регулируют движение импорта на свои прилавки. И часто закрывают их для продукции партнеров по ЕАЭС.

Пока основной наш конкурент на внут­реннем и внешнем рынке – Россия. Но и другие соседи по ЕАЭС не дремлют. Недавно на выставке в Алматы участвовали четыре крупных белорусских мясокомбината. Судя по всему, у них большие планы по освоению наших магазинов.

Кыргызстан тоже уделяет особое внимание глубокой переработке. Тем более что миллионный рынок Алматы под боком. Всё это говорит о том, что конкуренция будет расти.

За морем телушка – полушка…
– В России тоже кризис. Банкротятся даже крупные компании. По нашим расчетам, рынок упал на 30 процентов. Нам нужна господдержка. В ближайшие пять лет надо защититься мерами по господдержке. Мы должны быть партнерами, – уверен учредитель ТОО “Агропродукт ЛТД” Темиргали ЕСКЕНДИРОВ.

Защищаться мясники предлагают такими методами: вводить строгий контроль качества ввозимой готовой продукции и обсуждать вопросы Технического регламента Таможенного союза с учетом новых требований по выявлению ДНК и ее маркировке на упаковках.

Обычно представителей казахстанских компаний на встречи экспертов ТС не приглашают. Только в редких случаях, если ситуация совсем уж аховая или они слишком сильные и игнорировать их нельзя. Поэтому пробиваться на экспертные совещания мясники будут через ассоциацию. Вместе они хотят достучаться и до минсельхоза. Чтобы не случались совсем уж анекдотичные ситуации.

– Наш минсельхоз добивается экспорта мяса, хотя объем производимого мяса пока не дотягивает до этого, – считает генеральный директор ТОО “Беккер и К” Алмаз ТУБЕКОВ. – В нынешней ситуации массовые поставки мяса на экспорт могут вызвать дисбаланс, резкие колебания в стоимости сырья и даже дефицит его, а это отразится на конечном продукте.

…да рубль перевоз
Как ни странно, главный победитель в торговле мясом в рамках ТС и ЕАЭС не Россия, а Беларусь, считает казахстанский академик Ясин УЗАКОВ. При создании Таможенного союза наблюдался явный рост товарооборота между тремя странами. Это сильно повлияло на структуру импорта в Казахстан. Беларусь резко увеличила поставки говядины в РК и заняла лидирующую позицию среди стран – импортеров мяса КРС: 19 процентов от общего объема. 14 процентов поставила Польша, почти 13 процентов – Парагвай, 12 процентов – Австралия, около 10 процентов – Бразилия. Россия – 8 процентов и Украина – 6 процентов.

Доля импорта не падает ниже половины рынка и болтается в районе 55–60 процентов. Эти цифры, разумеется, не учитывают серые поставки. При таком раскладе минсельхоз заявляет, что страна намерена поставить 60 тысяч тонн говядины только в Россию? Мы пытаемся продать мясо и белорусам. Но в каком виде?

Наш экспорт – сырье. Продаем мясо не в виде колбасы, консервов или нарезки. Или хотя бы полутушами или полуфабрикатами. Потом это вернется к нам же в готовом для еды виде.

Куда Казахстан продает мясо

Импорт всё равно дешевле

– Одна из главных проблем – плохо отработанная система уплаты НДС, – рассказал “КАРАВАНУ” учредитель ТОО “Кублей” Талгат БЕРЕКЕШЕВ. – От уплаты этого налога освобождены крестьянские хозяйства. Но за них этот НДС платят мясокомбинаты.

Допустим, мясокомбинат купил кило мяса по 1,5 тысячи тенге. Он сразу автоматически должен оплатить 12 процентов НДС. Без зачета. Это 180 тенге. Во время переработки заводчик также добавляет свою стоимость. Цена продукта вырастает на 500 тенге. НДС от него – 60 тенге. В сумме – 240 тенге. Выходит, в добавленной стоимости завода только НДС составляет почти половину.

Во всем мире НДС дифференцированный, в зависимости от сферы деятельности. В Европе ставка сельхозпереработчика – 8 процентов. В России НДС для пищевой промышленности – 10 процентов. Для промышленности – 20 процентов. Благодаря этому вычеты по НДС у конкурентов минимальны. У нас что для промышленности, что для АПК ставка плоская – 12 процентов. Если включить в конечную цену мяса эффект взаимозачета, в итоге наш НДС оказывается в 2 раза выше. Поэтому импортное мясо из России и Европы будет дешевле отечественного. Заводу выгоднее работать на импорте.
У нас НДС единый. Это неправильно. По рейтингам инвестиционной привлекательности Казахстан – одна из лучших экономик. Но деньги идут куда? В нефтянку и добычу руды. В переработку и АПК деньги не идут. Почему?

– Допустим, купил я тушу бычка, – продолжает Талгат Берекешев. – Дальше я только теряю: пятая часть уйдет на кости, двадцатая – на зачистку плюс естественная усушка. В итоге я получу только 70 процентов мяса от исходного веса. Но платить я должен за всю тушу. Если переложить эту сумму на “чистый выход”, то НДС будет уже 18 процентов. Плюс затраты на рабочую силу, оплата за свет, воду, упаковку, помещение и т. д.

Поэтому мне лучше купить обработанный полуфабрикат без костей в той же России или Бразилии, уплатить 12 процентов НДС плюс пошлину.

В любом случае это будет дешевле, чем местный бычок. Наш Налоговый кодекс отдает приоритет сырьевому сектору, а не производителям и переработчикам.

Тропы теневой экономики
Мясокомбинат “Кублей” – убыточный. Он выживает за счет прибыли консервного подразделения – второго предприятия ТОО. Как и все мясокомбинаты страны, он загружен на 20–30 процентов. Работая в одну смену, уральский завод может перерабатывать 70 тысяч бычков в год. Мощность второй линии – 200 тысяч овец. В прошлом году завод забил 37 тысяч овец и 12 тысяч бычков. Загрузка – 20 процентов от мощности. При этом на налоги ушло 1,1 миллиарда тенге.

В Западном Казахстане за 2018 год выдано 90 тысяч ветеринарных справок на забой КРС и перемещение скота. То есть более 70 тысяч голов ушло на базары. Вот налоги, которые прошли мимо казны.

Поэтому завод вынужден импортировать сырье. Из 5 тысяч тонн закупленного мяса половину он получил от местных фермеров. Но, так как наш продукт дороже, вторую половину сырья “Кублей” взял из-за границы. За счет этого держит более-менее приемлемые цены.

– Чтобы работать, мясокомбинат должен дать цену одинаковую с перекупщиком, – уверен Талгат Берекешев. – Наши фермеры уже работают в онлайн-чате. Там сидят тысячи людей: фермеры, брокеры, скупщики, заготовители. Если я даю цену 1 200 тенге за кило, скупщик тут же поднимает ее на 50 тенге. Я даю 1 300 – он снова поднимает! Почему? Налоговая служба не видит скупщика? Он для нее невидимка?

Он работает на базар – за наличные деньги, с которых не платит налоги. Налоги же плачу я! И с меня еще сдирают НДС за фермера.

Поэтому мясокомбинат заведомо проигрывает скупщику. А фермеру надо выгодно продать свой товар. Вот и выходит, что на мясокомбинаты мясо не идет. Государство само проложило дорогу для теневой экономики…

Если убрать правило уплаты НДС за фермера, переработчики будут хотя бы на равных с теневиками. Постепенно, за счет стабильных закупок, они смогут отодвинуть скупщиков от фермера. Скупщики – все-таки мелкие игроки. И обеспечить постоянный закуп не могут. А на завод, если запустил, надо постоянно закупать сырье – иначе убыток.

Ослятину заказывали?

За два месяца 2019 года Казахстан импортировал 19 тысяч тонн, а за рубеж смог продать только 2,7 тонны мяса и мясопродуктов. Главная товарная позиция – птица: мы закупили почти 11 тысяч тонн по доллару за кило.

Еще завезли 5 тысяч тонн говядины (3,1 доллара за кило), 614 тысяч тонн свинины (1,3 доллара) и 344 тонны по строчке ТН ВЭД “Мясо лошадей (конина), ослов, мулов или лошаков, свежее, охлажденное или мороженое”. Что, нам своих ослов не хватает? Зачем за них еще платить по 2,15 доллара за кило?

Главные поставщики мяса для Казахстана

Госкомстат утверждает, что мы продаем мясо дороже, чем покупаем. Птица наша стоит 1,8 доллара, говядина – 4,3 доллара, свинина – 1,73 доллара. Выходит, наши фермеры уже вошли на мировой рынок как производители качественного продукта. Но сбыть у себя на родине они это не могут. Поэтому продают за бугор.

Это особенно хорошо видно по продажам говядины. В статистике она разделена на две строчки – охлажденная говядина и замороженная. Первая – почти премиальный товар. Она идет на рынки, на производство дорогих продуктов типа ветчины. Часть уходит на вырезку и стейки. Вторая – промышленный. То, чего нашим мясокомбинатам и не хватает. Из нее делают пельмени, колбасу, консервы.

Нашу охлажденную говядину отрывают с руками по 4,56 доллара за кило. А к нам идет замороженное сырье по 3,1 доллара. 1,5 доллара – очень большая разница на рынке.

АЛМАТЫ

Автор: Адил Урманов

Названа страна с самой дешевой в мире говядиной

В 2017 году мировое поголовье КРС достигло 1 млрд голов, при этом более половины мирового поголовья сосредоточено в Бразилии и Индии. Такие данные приводит информационно-аналитическое агентство «ИМИТ» в своем исследовании «Европейский рынок говядины. Современное состояние и перспективы».

В 2017 году объем мирового производства говядины составил 61,6 млн тонны, а крупнейшей страной-производителем этого вида мяса стали США. Далее идет Бразилия и страны ЕС.

Наибольший рост производства говядины был отмечен в Турции, что в первую очередь было связано с реализацией программы поддержки производителей в этой стране.

По данным агентства, крупнейшим мировым импортером замороженной говядины в 2018 году стал Китай, за которым следуют Вьетнам и США. Лидерами по экспорту стали Бразилия, Индия и Автсралия.

Больше всего охлажденной говядины в 2018 году закупали США, Нидерланды и Италия. А ведущими экспортерами стали США, Нидерланды и Австралия.

Европейский Союз, наряду с США, Бразилией и Аргентиной является крупнейшим производителем говядины в мире. За последние годы больше всего производство говядины выросло в Польше и Испании, а также Румынии и Ирландии. В Италии и Дании, производство говядины снизилось. Это связано с результатами имплементации сельскохозяйственной политики ЕС, предусматривающей переориентацию на производство молока.

В ближайшие годы, эксперты «ИМИТ» прогнозируют незначительно снижение производства говядины в ЕС.

Крупнейшими производителями этого мяса в европейском блоке останутся такие страны как Франция, Германия, Италия и Великобритания (до выхода из состава ЕС).

Согласно отчету, в 2019 году страной с самой дорогой говядиной в мире стала Швейцария Здесь ее розничная цена составила 45,61 евро за килограмм. Список стран с самой дешевой говядиной возглавила Венесуэла, где это мясо продается по цене 2,5 евро за килограмм.

Исследователи ожидают введение налога на красное мясо

По мнению исследователей компании Fitch Solutions мировые правительства могут ввести налог на красное мясо.

Этот налог будет схож с налогом на такие вредные продукты, как табак, алкоголь и сладости и сладкие напитки.

Эксперты считают, что налог на красное мясо станет альтернативой ужесточения правил экологического производства, а также решением климатических и медицинских проблем, пишет международный новостной портал Business Insider. Считается, что красное мясо может стать причиной развития рака, сердечных заболевание, диабета или инсульта.

Германия уже подняла НДС на мясо с 7 % до 19 % для того, чтобы сократить его потребление среди населения.

Страсти по мясу - игра без правил в Казахстане

13 марта в Мажилисе Парламента РК озвучен депутатский запрос в требованием к МСХ РК и МИО срочно погасить образовавшуюся задолженность по субсидиям перед животноводами. Основой запроса стало обращение Мясного Союза Казахстана по задержке оплаты 2,4 млрд. тенге субсидий предприятиям Актюбинской области за 2018 год. Всего общая сумма задолженности перед сельхозпроизводителями по отрасли составляет порядка 36,6 млрд тенге. К требованиям намерены присоединиться животноводы и других регионов Казахстана, осуществлявших импорт племенного КРС в 2018 году и заключившие договора на поставку в 2019 году. Закономерно ли не исполнение обязательств государства в лице оператора программ развития АПК и местных исполнительных органов? И как развивать сельское хозяйство в условиях полной неопределенности и постоянного изменения правил игры на этом поле в строгой привязке к персоналиям?

Посмотрим хронику событий: 21 февраля 2019 года Правительство было отправлено Президентом Казахстана в отставку — Умирзак Шукеев не сохранил мандат Министра сельского хозяйства РК и уехал в Туркестанскую область. 22 февраля 2019 года ушел с поста первого вице-министра МСХ Арман Евниев с громкими заявлениями о неэффективности ведомства и обещаниями вернуться с другой стороны баррикад. 6 марта 2019 года инициатор «Мясной программы» Асылжан Мамытбеков ушел с должности ответственного секретаря МСХ РК и воглавил Мясной Союз.

Таким образом, все три гаранта преемственности новой Государственной программы развития агропромышленного комплекса Республики Казахстан на 2017 – 2021 годы, с одной стороны отстранились от исполнения обязательств государства перед фермерами и агропредприятиями, а с другой стороны двое из них перешли в открытое противостояние с уже не родным ведомством и требуют восстановить права аграриев, нарушенные ими же лишь месяц назад, пишет Eximar Foresight.

В целом череда резонансных депутатских запросов за 2017-2019 год по сельскому хозяйству всегда была вокруг субсидий и совпадала со сменой руководства и, что печальнее всего, изменением правил игры в АПК. Начатая с запросов правящей партии «Нур Отан» в начале 2017 года борьба парламентариев и Правительства привела к отставке Аскара Мырзахметова и назначению в ведомство Умирзака Шукеева в конце декабря 2017 года.

Программа АПК взяла резкий крен в сектор экспортного животноводства, причем по производству только красного мяса. Бюджет МСХ РК взлетел с 477 млн. USD до 1136 млн. USD в 2017 и 1090 млн. USD в 2018 годах в основном за счет расширения финансовых программ, инвестиционных субсидий и специальной отраслевой программы по животноводству.
Однако в течение года внедрение новой программы снова вызвало ряд серьезных нареканий фактической профанации по утвержденным субсидиям. Депутатский запрос о проблемах птицеводства был оглашен 5 декабря 2018 года от фракции «Народные Коммунисты» Айкыном Конуровым и его соратниками после более чем полугодового противостояния Союза птицеводов и МСХ. Теперь 13 марта 2019 года поступает запрос фракции «Ак Жол» уже на основе обращения Мясного Союза за подписью Мамытбекова.

Согласно Приказу и.о. Министра сельского хозяйства Республики Казахстан от 23 июля 2018 года № 317 «Об утверждении Правил субсидирования по возмещению части расходов, понесенных субъектом агропромышленного комплекса, при инвестиционных вложениях» подлежат возмещению 25% всех расходов на приобретение оборудования и техники, а также лизинг готовых к эксплуатации объектов, по 39 видам сельскохозяйственных инвестиций. Утверждены были точные лимиты во избежание завышения стоимости затрат. Наибольшей популярностью пользуются субсидии на сельхоз технику.
Отдельно прописаны уровни субсидирования на био ресурсы – импорт племенного скота и птицы, саженцы, семенной материал, генетический материал, мальков. В Приложении 3 к данным Правилам был также включен перечень паспортов проектов, субсидирование которых осуществляется до 31 декабря 2018 года – это репродукторы в мясном скотоводстве, птицефабрики с репродукторами, маслопереработка.

Что из себя представляет Мясная программа и какие риски несут сегодня ее участники кроме не получения обещанных субсидий на импорт племенных телок и быков производителей? Каковы последствия реализации программы, которая уже вовлекла аграриев в значительные инвестиционные затраты?

По все еще размещенной на официальном сайте МСХ РК (https://moa.gov.kz) заявленная стоимость программы на 10 лет – 6516 млрд. тенге. Расходы из государственного бюджета, Нацфонда, ЕНПФ и внешних займов под гарантии государства – 4723 млрд. тенге или 72% стоимости программы, в том числе не возвратные средства – 705 млрд. тенге на субсидии или 15% всех бюджетных средств. Согласно официальным материалам МСХ РК основными мерами государственной поддержки в скотоводстве сегодня являются:

• Приобретение отечественных племенных быков-производителей мясных пород 150 000 тенге за 1 голову;

• Приобретение импортного племенного или чистопородного маточного поголовья из Австралии, США, Канады и Европы 225 000 тенге за 1 голову, из стран СНГ 150 000 тенге за 1 голову;

• Содержание племенного быка-производителя мясных пород, используемых для воспроизводства стада 100 000 тенге за 1 голову;

• Ведение селекционной и племенной работы на товарное маточное поголовье 10 000 тенге за 1 голову, по племенному маточному поголовью 20 000 тенге за 1 голову в год;

• Реализация бычков на откормочные площадки вместимостью от 1000 голов единовременно — 200 тг/кг живого веса (живой вес на 1 бычка не ниже 250-300 кг);

• Удешевление стоимости заготовки говядины мясоперерабатывающими предприятиями, занимающихся забоем и первичной переработкой мяса крупного рогатого скота — 175 тг/кг говядины.

• Организация искусственного осеменения маточного поголовья крупного рогатого скота в крестьянских (фермерских) хозяйствах и сельскохозяйственных кооперативах — 5 000 тг/голову.

Согласно отчету за 2017 год общий объем фактически выделенной поддержки аграриям составил 363 400 млн. тенге, что в 2,2 раза больше объемов 2016 года. На сайте МСХ РК отчет по освоению бюджетных программ за 2018 год доступно обновление только на 1 сентября 2018 года.



Порядок получения субсидий, включая возмещение инвестиционных затрат, привязан к МИО, которые в свою очередь получают целевые трансферты от МСХ РК на региональные управления сельского хозяйства в привязке к одобренным заявкам аграриев. СХТП направляет заявку на получение субсидий в электронном виде посредством веб-портала «электронного правительства», интегрированный с ИАС. Заявки формируются в ИАС, по результатам обработки внесенных данных в ИАС с учетом критериев, указанных в Правилах. ИАС сверяет наличие данных, указанной товаропроизводителем в заявке.

В случае соответствия заявки товаропроизводителя критериям, в течение одного рабочего дня направляет заявку посредством ИАС в Управление области. Управление области в течение одного рабочего дня после поступления заявки направляет товаропроизводителю уведомление об одобрении заявки посредством ИАС.

Управление области в случае наличия средств по месяцу и направлению субсидирования, в течение одного рабочего дня с момента одобрения заявки с учетом хронологии поступления заявок формирует сводный акт по области и направляет на оплату.

Казалось бы все просто и прозрачно. Однако почему же образуется задолженность в 36,6 млрд. тенге только по субсидированию импорта КРС за 2018 год? Ведь импортировано лишь 6559 голов со средней стоимостью импорта 1883 USD за 1 голову. При этом импорт из стран СНГ составил 4863 головы, а из дальнего зарубежья 1696 голов – только на эту субсидию государство обязано выплатить 1,3 млрд. тенге, что меньше заявленного ущерба одним только Актеп в 2,4 млрд. тенге.

Откуда в расчетах Мясного Союза взялась сумма в 36,6 млрд. тенге? Это эквивалентно 146 тысячам головам скота и видно включает не только обязательства 2018 года и заключенные договора поставки на 2019 год, но и планы Мясного Союза на 2019-2020 годов. Всего по программе планировалось до 2027 года осуществить импорт 3,9 млн. голов импортного КРС. Нужно заметить, что во всем Казахстане на сегодня общее поголовье составляет 6,6 млн. голов при сверке отчетов региональных управлений сельского хозяйства.

Возникший конфликт базируется на неспособности МСХ РК делать экономические расчеты эффективности программ поддержки и пренебрежении к реальным рискам аграриев. Согласно утвержденной программе развития АПК до 2027 года, на 2018 год ведомство задекларировало бюджет 398 млрд. тенге, на 2019 год 429 млрд. тенге, на 2020 год 559 млрд. тенге, на 2021 год 628 млрд. тенге.

За 9 месяцев 2018 года бюджет МСХ РК освоен на сумму 254,3 млрд. тенге, при этом указано, что отклонены обязательства на сумму 28,3 млрд. тенге. По фактическому отчету на 1 сентября 2018 года в МСХ РК общий бюджет утвержден на сумму 355,5 млрд. тенге и выдвигаемые сегодня требования скотоводов по субсидиям составляют почти 10% всего бюджета МСХ РК! А что делать с чеками остальных секторов по направлениям поддержки, щедрых только на бумаге?
Уже сейчас в структуре Республиканского бюджета на 2019-2021 годы из каждой 1000 тенге бюджетных денег мы тратим 26 тенге на АПК, но эти средства до адресата доходят фрагментарно и через несколько кругов ада для аграриев. После поручений Президента РК 27 февраля 2019 года, озвученных на съезде партии «Нур Отан», пойдут еще корректировки и вряд ли МСХ РК может рассчитывать на дополнительное финансирование.

Между тем, пролоббировав Мясную программу, ее инициаторы фактически «загрузили» скотоводов на очень серьезные инвестиции, предоставляя доступ к финансированию только при условии «добровольно-принудительного» освоения целевых показателей по импорту нетель. Что мешало стимулировать закуп из отечественных репродукторов, общее поголовье которых на сегодня только по мясной продуктивности превышает 426 тыс. голов и закрыть поставку чистопородного КРС в объеме 7000 голов за 2018 год не составило бы труда для местных племенных хозяйств.

Схема очень простая – аграрию предлагалось под «гарантию» субсидирования в размере 250 000 тенге за голову импортировать на льготные кредиты от АО «НУХ Казагро» телок по цене от 1800 до 2600 долларов за голову. А субсидии должны были поступать напрямую в погашение основного долга по кредиту – то есть от 25 до 35% от цены затрат на приобретение. Ведь субсидия составляет 660 долларов на 1 голову. И теперь общий нанесенный ущерб скотоводам уже подсчитан в размере 2,4 млрд тенге, а потенциальный на 2019-2020 годы в размере 36,6 млрд. тенге. Кто теперь возьмёт на себя персональную и полную материальную ответственность за угрозу снижения качества ссудного портфеля АО «НУХ Казагро»? Снова государству надо будет вытягивать пожарные транши из пенсионных накоплений граждан, как около 1 трлн. тенге для плохих заемщиков в АПК для АО «Цесна Банк»? Это может и спасет финансовые институты. Но кто защитит интересы сельхозпредприятий, обеспечивающих сегодня круглогодичную занятость на селе?

Недавно я провела экспресс анализ экономической целесообразности Мясной программы и пришла к выводу, что она направлена не на поддержку самих скотоводов, а на защиту интересов поставщиков племенного скота, то есть защищает интересы не резидентов.

Посудите сами, расходы на программу из бюджета за 10 лет составляют 72% всех плановых инвестиций. В том числе только на субсидии по импорту КРС достигнут 768 млрд. тенге. Вознаграждение по займам на импорт КРС (оценочно 4% = конечная ставка по кредиту для конечного заемщика 5% — стоимость фондирования от государства 2%) для финансовых операторов составляет 527 млрд. тенге из бюджета. Доходы поставщиков племенного импортного скота составят не менее 1117 млрд. тенге. Дополнительно субсидии по линии НАНОЦ на поддержку продаж импортной генетики составят 7 млрд. тенге.
Итого из бюджета страны инициаторы программы зарабатывают совместно с группами, интересы которых лоббируют, около 2419 млрд. тенге на всей Программе и это ложится тяжелейшим бременем на карман самих скотоводов в случае очередного изменения правил игры. Ожидаемые налоговые поступления от скотоводства и овцеводства за 10 лет не превысят 729 млрд. тенге даже при коэффициенте налоговой нагрузки 13,4% на годовой совокупный оборот (фактическая нагрузка менее 8%). Потенциал убытков от реализации программы для государственного бюджета – 3994 млрд. тенге за 10 лет в связи с риском не возврата заемных средств, запрашиваемых сроком на 15 лет каждый транш. Ведь постоянные изменения правил игры ставят аграриев заведомо в риск просрочки по кредитным обязательствам.

Поэтому в первую очередь необходимо обеспечить полное погашение обязательств перед аграриями – участниками Мясной программы. Во вторую очередь пересмотреть условия Мясной программы с максимальной защитой аграриев от рисков ввиду лоббирования не их интересов. В третью очередь нужно выводить утверждение программы развития АПК выше уполномоченного ведомства и запретить практику принятия не продуманных и не согласованных с бизнесом программ каждым новым министром с постоянным стрессом для субъектов АПК и рождением новых схем коррупции в МИО.



Айман Турсынкан

Сколько вешать в тоннах. Экспорт российского мяса продолжает расти

Все больше производителей мясной продукции видят потенциал в экспорте. Диверсификация рисков, возможность продать непопулярные в России части разделки, а также имиджевая составляющая затягивают в глобальную торговлю. Однако по-прежнему есть и ограничивающие вывоз факторы, среди главных — ветеринарные проблемы, высокая себестоимость и особенности во вкусовых предпочтениях

Общий объем российского экспорта всех видов мясной продукции с учетом стран Таможенного союза в 2018 году вырос на 19% относительно объемов прошлого года и составил 289 тыс. т, оценивает Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). В стоимостном выражении вывоз увеличился почти на треть, по предварительной оценке — примерно до $416 млн.

Добрались до Китая

В прошлом году отгрузка мясной продукции осуществлялась уже в 57 стран мира, сообщает ведущий эксперт ИКАР Анна Кудрякова. При этом с 16 из них в 2017-м еще не было торговых отношений (Либерия, Мальдивы, Мозамбик, Гамбия, Малайзия, Сейшелы, Бангладеш, Черногория и пр.). «Руководство страны, правительство, Минсельхоз, Россельхознадзор и другие ведомства продолжают активную работу как по открытию новых экспортных рынков для российской животноводческой продукции, так и по возобновлению торговли со странами в случаях, когда она была приостановлена вследствие различных причин», — комментирует руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. В 2018 году, знает он, иностранными специалистами 17 стран было проведено двадцать две инспекции, при этом было согласовано двадцать семь новых экспортных сертификатов на различную мясную продукцию с восемью странами. В их числе — Марокко, Япония, Сингапур, Кувейт, Сербия, Турция, КНР и Либерия.

Для рынка мяса птицы важным открытием стал Китай. 30 января 2018 года был опубликован список из 23 российских предприятий — производителей мяса птицы, которым КНР дала право поставок продукции на свою территорию. А уже 28 февраля состоялась первая отгрузка объемом 54 т морским транспортом из Санкт-Петербурга. Отправителем стал «Мираторг». Компания видит «прекрасные возможности для расширения бизнеса в Китае», сообщил президент агрохолдинга Виктор Линник. «Это, безусловно, важно для развития торгово-экономических отношений между нашими странами. Мы учитываем потребности клиента и готовы предложить оптимальный ассортимент, привлекательные цены и стабильно высокое качество продукции», — сказал он. Среди аттестованных Китаем предприятий оказались также «Черкизово», «Приосколье», ГАП «Ресурс», «Белгранкорм», «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева, «Дамате» и др.


Структура мясного экспорта

Товарооборот России и Китая за 2018 год вырос на 27%, и значительная его часть приходится именно на сельхозпродукцию, уточняет аналитик «Финама» Алексей Коренев. «Китайцы считают ввозимую продукцию лучшей по качеству, чем местная, для них импортное мясо — признак высокого уровня жизни, поэтому они охотно покупают российское, — говорит он. — Главным конкурентом нашего мяса там являются США: американский агросектор очень развит, и если сейчас президенту Дональду Трампу удастся „выбить“ у Китая снижение или даже отмену пошлин на ввоз американской сельхозпродукции, то преимущество явно будет не на нашей стороне».

Китайский рынок весьма консервативен, знает заместитель гендиректора по продажам «Краснобора» (Тульская область) Сергей Кокорев. «Китайцы готовы потреблять только то, к чему привыкли. Если взять бройлера, то из него едят только крылья, лапы, субпродукты в небольшом количестве, то же самое касается и индейки, — говорит он. — А вот получить больших продаж грудки индейки или курицы не получится, в стране вообще практически не потребляют белое мясо, сами его экспортируют, и стоит оно там копейки».

Тем не менее со стороны китайских компаний есть крайне активный интерес к российской птицеводческой продукции, обращает внимание Юшин. «Поэтому потенциально, если мы не будем нарушать китайские ветеринарно-санитарные требования и будем вовремя выполнять контрактные обязательства, то уже в течение первого года экспорт в эту страну может составить до 20-30 тыс. т», — считает он.



Открытие Китая для поставок в конце 2018 года стало значимым событием для всех участников мясного рынка России, говорит главный аналитик «Черкизово» Андрей Дальнов. В перспективе сам холдинг рассчитывает нарастить экспорт в эту страну до 30 тыс. т. С учетом возможного частичного переключения поставок с Гонконга и Вьетнама на Китай «чистый» прирост может составить 10-20 тыс. т, уточняет он. Предполагаемый ассортимент для продаж в КНР — это, прежде всего, куриные лапки и крылья. При открытии вывоза свинины — ноги, уши, хвосты, желудки, грудинка. «Интересно отметить, что Китай будет конкурировать за крылья с растущими российскими ресторанными сетями, — обращает внимание Дальнов. — В результате стоимость крыла по отношению к тушке бройлера будет увеличиваться». Сейчас этот коэффициент в России является одним из самых низких в мире и составляет в среднем примерно 0,85. А, например, в США в сезон он может быть выше 2, знает аналитик.

Для крупнейшего российского производителя индейки «Дамате» (Пензенская область) Китай — целевой рынок для экспорта, с которым холдинг планирует сотрудничество на постоянной основе. «Это логическое развитие нашей экспортной стратегии, направленной на увеличение добавленной стоимости продукции и бизнеса», — отмечает гендиректор «Дамате» Рашид Хайров.

С точки зрения тактики открытие рынка КНР — замечательный шаг, полагает независимый эксперт мясного рынка Мушег Мамиконян. А вот стратегически стоит смотреть на вопрос шире. По его мнению, при развитии отгрузок на внешние рынки упор разумнее делать на продукцию глубокой переработки. «Так экономический потенциал остается внутри страны, при этом во всех смыслах безопасная уже переработанная продукция поступает на рынки, где она востребована, — комментирует он. — Причем неважно, какие особенности кухни есть в других странах. Мы уже, напомню, адаптировались под требования продукции халяль, и вполне способны подстроить свои производства и под другие условия, которые позволят получить клиентов из любой точки земного шара».

Требования и ограничения

Общими факторами роста экспорта мяса в 2018 году стали (помимо открытия новых рынков) расширение ассортимента, систематическое участие российских компаний в международных выставках, более низкий по сравнению с 2017-м курс доллара, а также эффективные государственные меры стимулирования вывоза, перечисляет Юшин. Однако по-прежнему можно выделить ограничивающие экспорт факторы. «Наиболее значимые из них — это ценовая конъюнктура внутри страны (рост цен на мясо птицы и свинину), а также нестабильная эпизоотическая обстановка по ряду болезней: африканской чуме свиней (АЧС), высокопатогенному гриппу птиц и ящуру», — отмечает эксперт.

Говоря о сдерживающих факторах, необходимо отметить различия в ветеринарном законодательстве, сертификации продукции, отладке оборудования и адаптации бизнес-процессов к реалиям той страны, куда осуществляется экспорт, говорит директор по маркетингу ГК «Здоровая ферма» Елена Гуленкина.

Кокорев уверен, что если производство аттестовано по ХАССП и имеет сертификат ИСО 22000, то глобальных сложностей при прохождении аттестации для новых направлений нет, это мировые стандарты, хотя у каждой страны есть и свои особые требования. «Например, мы сейчас проходим аттестацию по готовой продукции на страны Персидского залива и столкнулись с необходимостью делать лабораторные исследования воды на микроцистин-LR, которые у нас в стране нигде не проводятся, — рассказывает он. — К решению данной задачи даже подключился Россельхознадзор и активно помогает нам, так что, я думаю, в ближайшее время вопрос будет снят».

Каждая страна-импортер имеет свои требования и к применению ветеринарных препаратов, их остаточному содержанию в продукции. Но это, по мнению Хайрова, не является препятствием для наращивания объемов экспорта мясной продукции. «Мы как экспортеры просто должны эти предписания выполнять, — говорит он. — Хотя, конечно, это накладывает на нас дополнительные финансовые расходы по проведению лабораторных тестов, так как мы должны исследовать нашу продукцию по нормативам не только России и ЕАЭС, но и тех стран, куда собираемся поставлять свой товар».

По мнению руководителя по Дальневосточному, Сибирскому федеральным округам, экспорту и В2В департамента продаж «Белгранкорма» Романа Тихонович, основным сдерживающим экспорт фактором является аттестация и переаттестация в системе «Цербер» (предназначена для контроля и учета юридически значимых действий в области ветеринарного надзора) на ту или иную страну, так как этот процесс занимает очень долгое время. Также у каждой страны-импортера есть ряд уникальных требований, отличных от других стран, вторит он остальным.

Российские производители уже могли бы экспортировать больше, если бы была возможность точнее прогнозировать цены на массовую (commodity) продукцию (например, тушки бройлеров), добавляет Дальнов. Имея такую информацию, перед ожидаемым снижением цен можно было бы активизировать заключение экспортных контрактов. Но на данный момент на рынке недостаточно опережающих индикаторов для такого точного прогнозирования. Развитие отраслевой статистики и аналитики — как по российскому, так и по целевым рынкам — является важным условием наращивания вывоза, уверен аналитик.
Для продвижения российской мясной продукции на мировом рынке необходима совместная работа государства и бизнеса, считает Гуленкина. Важную роль в этом процессе играют прямые двусторонние контакты представителей власти, договоренности на межправительственном уровне. Все крупные поставщики сельхозпродукции на мировом рынке действуют подобным образом, знает она.