«Хлопковое дело»: как воровали в позднем СССР

В феврале 1976 года в Москве открылся XXV съезд КПСС, на котором представители трудовых коллективов отчитались в выполнении плана. Были приняты новые направления развития народного хозяйства на ближайшие 4 года.

Предыстория

Первый секретарь Ц К Компартии Узбекской ССР Шараф Рашидов громогласно заявил с трибуны, что сейчас республика каждый год собирает 4 миллиона тонн хлопка — а будет собирать 5,5 миллионов тонн. В этот день он буквально обрёк свой народ на рабство.
В 70-х годах Узбекская ССР самая процветающая и стабильная республика Средней Азии. Нет массовых беспорядков на этнической основе. Самый высокий уровень образования городского населения. Передовое сельское хозяйство, по сравнению с соседними республиками. Руководителя республики Шарафа Рашидова уважают все местные кланы, но, главное — Кремль. Почти 25 лет он возглавлял Узбекистан. У него были особые отношения с Брежневым, он пользовался безграничным доверием генерального секретаря.
Между Центром и азиатскими республиками была негласная договорённость — «вы сохраняете полную лояльность к высшей власти Советского Союза, удерживаете республику от волнений — а мы вас не трогаем, позволяем оставаться в феодальном строе». Знал ли Рашидов о том, что творит в своем хозяйстве Адылов? Знал, но относился к нему с большим уважением. Его агропромышленный комплекс бил все рекорды по сбору ценнейшего для республики сырья.

Ахмаджон Адылов был практически мифическим персонажем. Это человек, который утратил чувство реальности — он возомнил себя «региональным лидером», человеком, который может делать всё на территории своего совхоза. Адылов возглавлял крупнейшее объединение колхозов и совхозов «Папский агропромышленный комплекс». Газеты трубили о его достижениях в области сельского хозяйства и трудовые рекорды при сборе хлопка. Но среди обычных работников рассказы о нём ходили другие: Ахмаджон настоящий тиран, который превратил работающих у него колхозников в рабов. Он построил тюрьму, в которой провинившиеся колхозники умирали от голода и от пыток. Рой Медведев, историк, даёт свой комментарий: «люди жили в полной нищете. Это были беднейшие кишлаки». А про богатство «хозяина» говорили, что он нашёл и спрятал сокровища эмира Тимура, «проложил» подземную дорогу в Китай. Это был близкий друг Шарафа Рашидова, и он превратил свой район в преступную территорию, где была своя милиция, свои тюрьмы, свои суды.

Андрей Грузин, сотрудник Института стран СНГ отмечает, что и сегодня хлопок остается важной «валютой». На биржах в первую очередь идёт цена золота, цена барреля нефти и цены на хлопок.
До конца 50-х в Узбекистане цвели фруктовые сады и выращивалось очень много овощей. Но потом всю республику охватила гонка за хлопком, потому что он был нужен не только для производства ваты и тканей, но и для оборонного комплекса. Из узбекского хлопка делался порох, составные части для взрывчатки. Поэтому хлопковая отрасль финансировалась из Союзного центра напрямую и на приоритетной основе.

Хлопок стал национальной идеей. На хлопковых полях работали колхозники и городские жители, даже дети. Рой Медведев отмечает, что «школьники до зимы не учились, а работали на хлопковых полях». Подорвалось здоровье нации, потому что хлопковые поля обрабатывались гербицидами и пестицидами, а это очень вредно для здоровья людей.

Представители Узбекской ССР получали ордена и звания за новые достижения хлопковой индустрии. В 1975 году установили рекорд по сбору хлопка — за год собрали 4 миллиона тонн «белого золота». А Шараф Рашидов обещал Брежневу: «Мы дадим стране скоро 5 миллионов тонн». А Леонид Ильич выдвинул встречное предложение — «а может 6 миллионов?» 3 февраля 1976 года Рашидов ставит перед республикой новую задачу — выйти на новый рубеж по сбору в 5 миллионов тонн, а к 1983 году собирать по 6 миллионов тонн. Он прекрасно осознавал, что Узбекистан столько не соберет.

Как выращивали 6 миллионов тонн хлопка

Но уже в 1977 году Узбекистан представляет отчёт, что задачи, поставленные партией, выполняются. Судя по бумажным отчётам, республика производит хлопка всё больше и больше. В Кремле Рашидова снова награждают за успехи. Хотя все прекрасно понимали, что такое количество хлопка Узбекистан дать просто не может. Что же делали, чтобы «перевыполнить» план? Просто приписывали тонны хлопка на бумаге, на самом деле его не было. Секретари обкомов, колхозники и все, кто имел отношению к производству хлопка, фабриковали отчётность.

Ахмаджон Адылов увеличивает норму выработки часов для колхозников. Для обессиленных людей это не прошло даром, начала расти смертность. На работу начали выгонять беременных женщин, росло количество выкидышей и преждевременных родов. Понятие «женское здоровье» для Узбекистана было пустым звуком. Так хлопок стал не богатством Узбекистана, а его проклятием.
Ко всем значимым праздникам в СССР существовали нормы «повышенных обязательств». Работать было невозможно, а выполнять норму было необходимо. Тогда сборщики хлопка начали подкладывать камни в мешки, чтобы веса было больше. Сначала приписки делает бригадир. Потом приписывает председатель колхоза. Потом приписывает руководитель области. Узбекистан получает огромные деньги за хлопок, в том числе и за приписанные тонны. Они расходятся по карманам местных чиновников. Конечно, нужно скрывать тот факт, что нужного количества хлопка нет. Начинается усушка хлопка, его утряска, случаются регулярные «пожары» на заводах. Родилась система, в которой были завязаны все: и сборщики хлопка, и бригадиры, и председатели колхозов, и главы районов. Позже установили, что директору завода, который принял несуществующее сырье, давали взятку — 10 тысяч рублей за один пустой вагон.

Шараф Рашидов в 1974 году получает звание Героя социалистического труда. В это время республика уверенно вышла с 4 миллионов тонн на 5,5. Рашидов чувствовал себя спокойно — малейшая критика республики пресекалась Брежневым, поэтому в Узбекистане росла коррупция, продажа должностей. Брежнев относился к Рашидову как к близкому другу. Генсека всё устраивало: и растущие показатели сбора хлопка, позитивный имидж республики и дорогие подарки.

После смерти Брежнева

10 ноября 1982 года умер Леонид Брежнев. Трон под Рашидовым закачался сразу после похорон генсека. К власти пришёл Юрий Андропов, который ещё с 70-х годов копил компромат на власти Узбекистана. Андропов примерно представлял масштабы воровства и коррупции в республике. 31 октября 1983 года у Рашидова раздался телефонный звонок — от Андропова. Генсек поинтересовался, что с хлопком в этом году. Рашидов ответил, что всё по плану, мол, сдадим. В ответ он услышал: «сколько реальных и приписанных тонн хлопка будет в этом году?». Что было дальше, остаётся загадкой. Официально Рашидова хватил удар. Но есть версия, что он выпил яд.

«Хлопковое дело»

«Хлопковое дело» набирало обороты. Каждый день на допрос вызывали сотни людей. В Узбекистане началась паника. За решётку сажали самых уважаемых и неприкосновенных людей.
За пять лет, с 1979 по 1985, приписали 5 миллионов тонн хлопка. Из госбюджета выплатили 3 миллиарда рублей, из которых 1,4 миллиарды было фактически похищено.
Контрольные органы были не надзирателями, а винтиком в огромном механизме хлопковой мафии. Они всё больше вовлекались в процесс «пиления» бюджета, взаимного обмана. Изъяты миллионы наличных рублей, несколько тонн золотых монет, украшений — всего было так много, что трудно было представить, как можно столько заработать, получая по 180 рублей в месяц.
Андропов понимает, что силами местной милиции не раскроешь преступления, и направляет из Москвы комиссию прокуратуры СССР, в которую вошли следователи со всего Советского Союза. 3 тысячи четыреста оперативных работников МВД и КГБ, почти 700 бухгалтеров и экономистов — почти 5 тысяч человек, весь штаб по расследованию «хлопковых дел»
Адылов предпочёл умаслить ревизоров: зарезал 10 баранов, накрыл шикарный стол, и все три дня обильно кормил и поил московских гостей. Но чтобы расследовать приписки хлопка, нужна ясная голова и внимательность, чего у гостей Адылова к концу третьего дня уже не было.

Андропов лично контролировал «хлопковое дело». Следователи просмотрели огромное количество дел и допросили 56 тысяч человек. Анатолий Лысков, бывший сотрудник МВД СССР, делится воспоминаниями: «прошло столько лет, а цифры до сих пор перед глазами. 22 миллиона 516 тысяч 506 рублей 06 копеек — было доказано такое хищение». СИЗО было переполнено, и все арестованные частично признавали вину: «да, взятку получил, но дал её другому» — и так по кругу.

Стало ясно, что хлопковая мафия держала в руках не только Узбекистан, но и людей в Москве. Также в городах, где работали ватные и хлопковые заводы. Андропов постановил: судить людей по всей строгости, за причастие к узбекскому хлопку.

Следственная группа Николая Иванова и Тельмана Гдляна

Самой активной следственной группой была группа Гдляна-Иванова. Гдлян приехал в Узбекистан из Ульяновской области, Иванов — из Мурманска. Оба давно мечтали о карьере в Москве. Их главный шанс занять посты в столице — «хлопковое дело». Гдлян с Ивановым решили, что дорога к славе должна быть короткой. Гдлян «раскалывал» людей с помощью длинных разговоров, на протяжении которых постоянно курил. От нехватки кислорода люди были готовы признаться в чём угодно. Для Гдляна царицей доказательства было показание человека, если человек признался, то этого вполне достаточно.

Вопрос — как признался. Группа Гдляна использовала массу незаконных способов: содержание подозреваемых в течение нескольких лет в СИЗО, нахождение в одной камере с рецидивистами, угрозы, избиение, пытки, аресты родственников.
Группа Гдляна и Иванова забыла принцип презумпции невиновности. Показательна фраза Гдляна «любого можно сажать». Правила расследования уголовного дела нарушались ради результата — чтобы арестовать как можно большее количество людей. Прокурор Узбекистана подписывал ордер на арест, когда там не было даже имени арестованного, а понятыми выступали агенты КГБ.
За время работы оперативной группы Гдляна и Иванова с собой покончили 16 человек. В тюрьме оказались сотни невинных людей. В 1989 году в «Литературной газете» выйдет статья Ольги Чайковской «Миф», в которой журналистка рассказала о страшных методах группы Гдляна-Иванова. В тюрьму село 27 тысяч людей. Села вся партийная гвардия, 12 первых секретарей обкомов, 6 секретарей Ц К Узбекистана, председатель Президиума Верховного Совета и председатель правительства, все замы, генералы милиции. Широко распространилась смертная казнь. Расстреляли министра хлопкодобывающей промышленности Усманова.

Гдляну и Ивану предложили взятку в миллион рублей, но они её отвергли. Гдлян настаивал, что дело «кремлёвское», ведь при расследовании вышли на такой уровень коррумпированных связей, которые опутали все государственные институты в СССР.
Гдлян и Иванов не сделали политической карьеры. В 1989 году их уволили с формулировкой «за грубые нарушения социалистической законности при расследовании финансовых дел». Следователи смогли уйти от уголовного преследования за халатное отношение к следствию преступления.

При Брежневе в Узбекистане жили по собственным законам. Но следственная группа, присланная в Узбекистан Юрием Андроповым «перепахала» всю республику и нарушила вековые устои жизни. Негласный договор Узбекистана с Кремлём был нарушен.

Что вы там молотите?

Приписки в сельском хозяйстве превзошли советские масштабы — зерновики ежегодно рисуют по 3-4 млн тонн урожая.

Согласно сводке Министерства сельского хозяйства, в стране в 2019 году намолочено 19,7 млн тонн зерна. В то же время Международный совет по зерну в сезоне-2019/2020 оценил объем производства всех видов зерна в Казахстане в 16,8 млн тонн — это на три миллиона тонн меньше, чем цифры нашего Минсельхоза. Годом ранее ситуация была аналогичная — данные расходились на 3,6 млн тонн.

Любой аграрий в Северо-Казахстанской области скажет, что приписать к реальной урожайности даже 10-20 центнеров с гектара не проблема, особенно если за это дадут какие-то конфеты-бонусы ну или хотя бы не отберут.

Чиновникам, видно, греют душу рекордные цифры собранного урожая. Они ими хвалятся перед вышестоящим начальством. Аграрии принимают правила игры государственных мужей, потому что это ничего не стоит — налоги крестьянского хозяйства или товарищества с ограниченной ответственностью сегодня законодательно никоим образом не зависят от урожайности, а соответственно, от приписок.

Есть мнение, что в советское время тоже приписывали урожай, но центнерами. А сейчас — тоннами! Бывшие директора совхозов вспоминают, что раньше искажение статистики было чревато последствиями — за приписки можно было и в тюрьму загреметь на пару лет.

Сегодня приписки превратились в традицию…

Еще в 2012 году Минсельхоз, сверив статистику с данными космического мониторинга, обнаружил, что цифры по урожаю не сошлись почти на 1,5 миллиона тонн. Выяснилось, что три основных зерносеющих региона страны предоставили данные о сборе урожая в объеме 11,2 миллиона тонн зерновых, а космический мониторинг показал всего 9,8 миллиона тонн. По Северо-Казахстанской области расхождение составляло 525 тысяч, по Акмолинской области — 276 тысяч, по Костанайской — 598 тысяч тонн. Напомним, что эти регионы — главные житницы страны.

Еще раньше, в начале двухтысячных годов, представитель Минсельхоза Арман ЕВНИЕВ заявлял, что показатели производства зерна в стране завышаются на 35-40 процентов. Тогдашний глава аграрного ведомства и одновременно вице-премьер Ахметжан ЕСИМОВ говорил, что объем приписанного зерна в 2002-2003 годах превысил два миллиона тонн!

Чтобы сегодня хотя бы косвенно оценить объем приписок, достаточно сопоставить данные статистики. Так, по данным Минсельхоза, урожай зерна за 10 лет, с 2008 по 2018 год, составил порядка 203 млн тонн, а средний показатель экспорта по зерну за десятилетие — примерно 51 млн тонн. Отняв от полученной цифры вала ушедшие, по официальным данным, на экспорт 51 млн тонн, получаем 152 млн тонн.

Судя по выступлению нынешнего министра сельского хозяйства Сапархана ОМАРОВА, внутреннее потребление составляет 5,9 миллиона тонн, на семена уходит около 2 млн тонн, на фуражные цели — 1 млн тонн, остальное идет на экспорт. Поэтому от 152 млн тонн отнимаем 69 млн тонн, идущих на внутреннее потребление и фураж, еще 20 млн — на семена за 10 лет и примерно 19 млн тонн — на экспорт муки за десять лет. Итого остается 44 млн тонн. Даже если скинуть 4 млн тонн на возможные потери за 10 лет, то остается еще 40 млн тонн зерна переходящего остатка. Но по оперативным данным о наличии зерна в республике самого Минсельхоза на 1 июля 2019 года, в стране было всего 3,5 млн тонн зерна. То есть потерялось за 10 лет около 36 млн тонн, как раз 3-4 миллиона тонн в год.

Бывший министр сельского хозяйства Асылжан МАМЫТ­БЕКОВ, работавший на этом посту с 2011 по 2016 год, в своем Фейсбуке недавно написал, что не исключает приписок и сам пытался с ними бороться.

“Вы думаете, у нас есть армия госслужащих — землемеров и учетчиков с землемерными циркулями, весами и другими измерительными приборами, которые ходят по всей стране, мерят площади посевов, полученный урожай, взвешивают надоенное молоко, забитые туши и рисуют нужные цифры?

Нет! Эти данные собираются через статистическую отчетность самих производителей. Есть ли на них влияние чиновников? Есть ли там приписки? Я думаю, что есть. Но это не влияние МСХ. По крайней мере, так не было в мою бытность и в последующем. Почему? Потому что нет мотивов для этого. Наоборот, искаженная статистика причиняет множество неудобств, так как МСХ принимает решения по интервенционным закупкам и продажам зерна, в зависимости от ситуации иногда приходится принимать решения по ограничению или стимулированию экспорта”, — написал он.

Мамытбеков, говоря о вреде приписок, напомнил события 2008 года, когда в стране вводили ограничение на экспорт зерна.

“При этом статистика показывала достаточное наличие зерна — более 8,1 млн тонн. Госресурсы “Продкорпорации” тоже были достаточными для того, чтобы страна не осталась без хлеба до нового урожая, который был не за горами. Однако, зная, что реальные цифры сильно отличаются от бумажных, по принципу “подальше от греха” и “лучше перебдеть, чем недобдеть”, на фоне резкого повышения цен на муку и хлеб правительство по предложению МСХ ввело запрет на отгрузку пшеницы. Вся проблема была в том, что реальных цифр не знал никто — ни МСХ, ни акиматы, ни статорганы”, — разоткровенничался экс-министр в Фейсбуке.

После введения запрета цены внутри страны на пшеницу резко упали. Но даже по этим низким ценам фермеры не могли найти покупателей на весь объем. Абсолютно ликвидный товар стал невостребованным и остался на складах у фермеров. Это неправильное управленческое решение, повлекшее множество проблем для отрасли, он связывает именно с ложными данными. В итоге чересчур большой переходящий остаток вкупе с большим урожаем 2009 года “помог” обрушить цены на внутреннем рынке осенью того же года.

“Я далек от мысли, что проблема с воздушными цифрами решена. Они были, продолжаются и, скорее всего, будут продолжаться. Еще много что надо сделать, чтобы хоть как-то обуздать эту проблему. Например, в налоговой сфере. Так как режим единого земельного налога, которым пользуются многие КФХ, никак не дестимулирует приписки, на которые фермеры идут по различным причинам, в том числе по настоятельной просьбе местных акимов. Если бы рост урожайности и, соответственно, доходов пропорционально влиял и на его увеличение расходов по налогам, многие фермеры вынуждены были бы крепко задуматься и отказать в этих просьбах. Ну а кто захочет портить отношения с местной властью, тем более если это ему ничего не стоит.

Причины таких “просьб” сельских, районных акиматов тоже не просты и не на поверхности. Это не их прихоть и желание выделиться. Глубинные причины (как ни парадоксально) идут наверх.

Во-первых, они втянуты в систему, что вынь да положь, а покажи рост, рост во всем. Рост индекса физического объема, рост урожайности, надоев, привесов. Индикаторы оценки их деятельности выстроены так, что они вынуждены все время демонстрировать положительную динамику. Вне зависимости от реалий.

Во-вторых, что кроется за заседаниями и совещаниями в министерствах и правительстве, особенно в последние дни квартала и отчетного года по вопросам принятия мер по росту экономики. Эти совещания в акиматах воспринимают как четкий сигнал по соответствующей работе с бизнесом. Потому и появляются эти просьбы по увеличению надоя, привеса, урожайности.

Соответственно, эти правила игры формируются не в регионах, а в центре. Поэтому делать крайними, демонизировать акиматы в вопросе искажения статистики неправильно. Ну а то, что есть акимы, которые могут снести голову, когда им велят всего лишь подстричь, так это было всегда. И то, что гонки между собой начинают устраивать уже по ходу, это тоже можно списать на человеческие слабости. Ну азартен, ну что поделать, не привык он отставать даже в этом вопросе. Куда смотрело тогда МСХ, спросите вы. МСХ и все другие министерства тоже втянуты в эту карусель и как белки в колесе должны все время бежать. Куда? Не важно. Бежать и демонстрировать рост и хорошие цифры”, — объяснил довольно подробно и популярно экс-министр, откуда растут ноги массовых приписок урожая.

Аким Северо-Казахстанской области Кумар АКСАКАЛОВ, подводя итоги уборочной кампании 2019 года, специально остановился на вопросах цифровизации отрасли сельского хозяйства и внедрения космического мониторинга, который может помочь искоренить приписки.
— Сегодня оцифровано 100 процентов пашни. Мы теперь знаем каждое поле, его границы, кто и что там сеет. Мы должны видеть урожайность по каждому полю, чтобы космически либо беспилотниками это мониторить. Без присутствия человека. Все поля не обойдешь, не проверишь, — отметил аким области. — Чтобы у нас был не тот отчет, который сдают сельхозпроизводители в стат­управление, а мы беспилотниками видели реальную урожайность каждого поля. И тогда мы будем предъявлять претензии к тем, кто плохо работает. От штрафов до изъятия участка. Нужно, чтобы земля работала во благо народа. Сегодня вносится ряд изменений в законодательство, будут наказывать тех, у кого урожайность ниже среднерайонной.

Екатерина Назаренко

Украина собрала 75 млн тонн зерна в 2019 году

Украина в 2019 году увеличила сбор зерновых до 75 миллионов тонн с 70,1 миллиона тонн в 2018 году, сообщило предварительные данные Министерство экономического развития, торговли и сельского хозяйства.

По данным ведомства, это позволит продать на внешних рынках примерно 54 миллиона тонн.

По данным на 10 января, Украина экспортировала с начала текущего маркетингового сезона, который завершится в июне 2020 года, 32,1 миллиона тонн зерновых.

ПроАгро снизила прогноз урожая кукурузы в Украине в 2019 году

Консалтинговая компания ProAgro в пятницу снизила свой прогноз урожая кукурузы в Украине в 2019 году до 35,68 млн.тонн с 37,37 милн.тонн месяцем ранее.

Компания ожидает, что Украина, вероятно, экспортирует 30,2 млн. тонн кукурузы в сезоне 2019/20 года по сравнению с 31,3 млн. тонн в предыдущем сезоне.

По данным ProAgro, в 2018 году Украина собрала 36 млн.тонн кукурузы.

Новый урожай подсолнечника в Украине снижает цены на масло и шрот – Refinitiv Agriculture

Активное продвижение уборочной кампании подсолнечника в Украине и активные продажи семян фермерами стали причиной снижения экспортных цен на подсолнечное масло и шрот.

Цены спроса на сырое подсолнечное масло с поставкой в октябре снизились до $700-705 за тонну на базисе FOB Черноморск, что на $15-20 за тонну ниже, чем на прошлой неделе. Цены спроса на подсолнечный шрот в гранулах опустились до $200 за тонну на базисе FOB.

На рынке ощущается давление нового урожая, который активно предлагается фермерами к продаже, прокомментировали ситуацию на рынке сразу несколько украинских трейдеров.

Согласно официальным данным, по состоянию на 11 сентября 2019 года в Украине подсолнечник обмолочен на 1,7 млн.га, или 29% площадей, собрано 3,6 млн.т маслосемян.

Украинский рынок замер в ожидании нового урожая кукурузы

Украинский рынок кукурузы как старого, так и нового урожая пока остается малоактивным на фоне резкого снижения мировых цен. Некоторые операторы рынка берут паузу в торговле кукурузой или переключаются на другие культуры.

Экспортные котировки на украинскую кукурузу нового урожая с поставкой в октябре-декабре потеряли $3-4 за тонну по сравнению с предыдущей неделей.

Трейдеры ожидают небольшое снижение будущего урожая кукурузы вследствие жаркой погоды и снижения запасов влаги, что, вероятно, приведет к небольшому сокращению урожайности. Улучшить перспективы урожая могли бы дожди, которых ожидают операторы рынка.

Украина начала уборку урожая подсолнечника 2019 года - Reuters News

КИЕВ, 20 авг. (Reuters) — Украина, крупнейший в мире экспортер подсолнечного масла, начала уборку подсолнечника урожая 2019 года, получив первые 3000 тонн с 2000 гектаров, сообщили в министерстве аграрной политики и продовольствия страны.

Урожайность подсолнечника в среднем составляет 1,38 т/га, говорится в сообщении министерства. Украина планирует собрать подсолнечник в этом году с площади 5,8 млн. га.

Украина собрала 14,2 млн. тонн подсолнечника с 6,2 млн. га в 2018 году.

Урожай пшеницы в странах Черноморского региона в 2019 году будет несколько выше прошлогоднего

В последнее время в России температурный режим был несколько ниже нормы, как и уровень осадков, что, однако, в целом оказало благоприятное влияние на развитие посевов яровой пшеницы. В Украине отмечалось снижение температуры с различным уровнем осадков в зависимости от региона.

Прогноз на ближайшие периоды различается для стран региона. Для России прогнозные модели показывают возможность развития условий с температурным режимом ниже нормы и осадками больше обычного, тогда как для Украины ожидается повышение температур воздуха с сокращением количества осадков.

Принимая во внимание погодные условия в странах региона в предыдущие периоды, темпы уборки пшеницы, в также прогнозируемые условия в течение ближайших недель, аналитики Refinitiv Agriculture повысили свои оценки урожая пшеницы в странах Черноморского региона. Так, для России оценки урожая пшеницы в 2019 году выросли на 2% по сравнению с предыдущим прогнозом до 73.0 [70.2–76.0] млн.т, для Украины – на 3% до 26.3 [24.4–29.2] млн.т. Оценка урожая пшеницы в Казахстане в текущем году осталось неизменной — 13.8 [12.0-15.5] млн.т.

Урожай гречихи прогнозируется ниже прошлогоднего

По прогнозу аналитической компании «ПроЗерно», урожай гречихи в этом году может составить 904 тыс. т против 932 тыс. т в 2018-м. Посевы агрокультуры оцениваются в 1 млн га, что примерно на 45 тыс. га ниже уровня прошлого года. Однако не исключено, что итоговые посевы окажутся меньше 1 млн га, поскольку цены на гречиху в прошедшем сезоне были не самыми привлекательными.

Снижение прогнозов урожая поддерживает цены на пшеницу

На прошлой неделе средние экспортные цены на российскую пшеницу выросли на $2,5 до $195/т (FOB, 12,5% протеина), а котировки в портах увеличились с 10300-10500 руб./т до 10300-10700 руб./т (CPT), следует из ценового мониторинга «СовЭкон». Аналитический центр «Русагротранса» в середине прошлой недели оценивал рост цен в глубоководных портах в среднем на 100 руб./т до 10400-11100 руб./т без НДС, на малой воде — на 200 руб. до 10200 руб./т. «Некоторые трейдеры неофициально предлагают более высокие цены в отдельных случаях. Фермеры в южных регионах не спешат продавать свою продукцию и продолжают выжидать более привлекательных ценовых уровней», — отмечают аналитики «СовЭкона».

По данным центра, рост цен является следствием ухудшения перспектив нового урожая в России. На прошлой неделе о снижении прогнозов сообщили аналитическая компания «ПроЗерно», аналитический центр «Русагротранса», Российский зерновой союз, Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). Последний в понедельник объявил о новой корректировке прогноза урожая пшеницы — до 76,1 млн т. На этой неделе новый прогноз производства планирует выпустить и «СовЭкон».
Между тем, ИКАР на минувшей неделе зафиксировал незначительное снижение экспортных цен на пшеницу с 12,5%-ным содержанием протеина — на $0,5 до $193,5 за тонну после роста на $1 неделей ранее. По данным Refinitiv, стоимость тонны пшеницы в Новороссийске — на уровне $192,5, сообщает Reuters. По словам аналитиков «СовЭкона», последний тендер Государственного агентства по закупкам продовольствия Египта (GASC) указывает на то, что импортеры рассчитывают на более низкие цены на пшеницу из Черноморского региона. Так, после двух неудачных тендеров GASC закупила лишь одно карго российской пшеницы за счет низкой стоимости фрахта. На 23 июля египетская госкомпания объявила новый тендер на закупку мукомольной пшеницы с поставкой 25 августа — 5 сентября.

Согласно оперативным данным ФТС, с 1 по 18 июля Россия экспортировала 1,42 млн т зерна, что на 31% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, в том числе 1 млн т пшеницы (-32%), 0,3 млн т ячменя (-34%) и 0,1 млн т кукурузы (-21%). Как ранее прогнозировал аналитический центр «Русагротранса», по итогам первого месяца зернового сезона-2019/20 Россия может отгрузить за рубеж 3,5-3,7 млн т зерна (на 24-28% меньше июля 2018-го), в том числе около 2,8-3 млн т пшеницы.

На внутреннем рынке цены на пшеницу продолжают снижаться на фоне активной уборочной кампании в европейской части страны. По данным Национального союза зернопроизводителей (НСЗ), в Центре страны пшеница 3-го и 4-го классов подешевела на 1000-1150 руб./т, 5-го класса — на 850 руб./т; в Поволжье — на 400-650 руб. и 250 руб./т соответственно. «СовЭкон» оценивает снижение цен на 3-й класс в европейской части России в среднем в 175 руб., 4-го класса — в 150 руб., 5-го — в 200 руб./т. В пределах 150-400 руб. также опустились цены на Урале и в Сибири, отмечает НСЗ.

Как констатирует аналитический центр «Русагротранса», внутренний российский рынок не ослабевает, несмотря на расширение уборки. Виды на урожай ухудшаются, и производители придерживают продажи, особенно в Поволжье и Центре. Экспортеры при этом не могут предложить высокие закупочные цены, поскольку рубль укрепляется, а экспортные цены растут слабо.

Из-за сильной засухи Польша может лишиться половины урожая

Из-за аномальной засухи в десяти воеводствах Польши аграриям грозят огромные потери зерна и кормов. По прогнозам местных фермеров, половина урожая или даже больше может быть уничтожено из-за засушливой и сухой погоды. Жара нанесла ущерб не только растениям, но и животным: из-за теплового стресса коровы дают меньше молока. Все это в итоге приведет к росту цен на продукты в магазинах, считают аграрии.

По мнению профессора Варшавского университета естественных наук Збигнева Карачуна, нехватка воды и так является самой большой угрозой для Польши, поскольку страна обладает небольшими водными ресурсами. Даже небольшой дефицит влаги приводит к спаду урожайности.

Почему Украина теряет 15% урожая ежегодно

Урожаи зерновых растут быстрее, чем инфраструктура для них. Проблема последних лет — перевезти и сохранить зерно, поскольку нашей стране не хватает элеваторов.
Элеватор — ключевой элемент всей инфраструктуры по работе с зерном, от сбора урожая до продажи либо переработки. Набор функций элеватора — прием, очистка, хранение и отгрузка. Элеваторы в Украине в основном принимают кукурузу и пшеницу, в несколько меньших количествах — подсолнечник, сою, ячмень и рапс. При завозе зерна его качество определяют в современной лаборатории. Отбор проб из грузовиков происходит автоматически, прямо на платформе весов.

В зависимости от назначения элеваторы подразделяют на хлебоприемные, или заготовительные (принимают зерно, очищают от примесей, сушат и отгружают потребителю, емкость 15-100 тыс. т); производственные (сооружают при мельницах, крупяных, комбикормовых, крахмалопаточных заводах и т. п., 10-150 тыс. т); линейные (предназначены для длительного хранения зерна, 100-150 тыс. т); перевалочные и портовые (строят в местах перевалок зерна с одного вида транспорта на другой — на крупных ж/д станциях, в морских портах, 50-100 тыс. т).

В преддверии большого урожая

Украинские аграрии завершили сев яровых зерновых культур. И хотя весна была капризной, нынешний год имеет все шансы принести нашей стране новый рекордный урожай, как это происходило несколько последних лет. Тем более что благодаря раннему приходу весны аграрии вышли в поля раньше обычного. Ясная и теплая погода в марте и апреле способствовала росту и нормальному развитию растений, что дало надежду на хороший будущий урожай.

Однако в мае ситуация в ряде западных, центральных и южных областей переменилась — обильные и затяжные дожди замедлили ход полевых работ. Для сравнения: в 2018 г. сев зерна был полностью завершен уже к середине последнего весеннего месяца.

Оптимистичным оценкам будущего урожая способствует также и то, что озимые культуры успешно перезимовали. По словам замминистра аграрной политики и продовольствия Владимира Топчия, погодные условия для их перезимовки в этом году выдались лучшими за последние пять лет. Однако особенность нынешнего лета — сочетание высокой температуры с высокой влажностью. Это, в свою очередь, определяет особые требования к хранению собранного зерна.

Как утверждают эксперты компании Pro-Consulting, ежегодно Украина теряет 15% урожая зерновых из-за неправильного хранения и дефицита мощностей по хранению. Проблемой остаются и старые элеваторы, которые работают неэффективно, в принципе не позволяя качественно хранить зерно. Кроме того, нехватка транспорта, наряду с дефицитом мест хранения, побуждает фермеров реализовывать урожай прямо с поля по крайне низким ценам.

Особая тема, важная в разрезе экспорта сельскохозяйственных грузов из Украины, — перевалка зерна в морских портах. На сегодняшний день она происходит в 13 морских портах, как на государственных причалах, так и на частных. По прогнозам аналитиков, рост конкуренции в перевалочном бизнесе приведет к снижению ставок и будет вынуждать игроков к повышению энергоэффективности и скорости перевалки, что, в свою очередь, потребует новых, более совершенных элеваторов.

Как считает заместитель руководителя аграрного бизнеса по элеваторному направлению “Эпицентр К” Светлана Никитюк, в ближайшие годы рынку понадобятся линейные элеваторные мощностью на 100 млн т единовременного хранения зерна. По ее словам, в текущем маркетинговом сезоне практически все производители столкнулись с проблемой промышленного хранения урожая. Из-за нехватки зернохранилищ часть поздних зерновых многие из аграриев вообще оставили зимовать на полях.

Дефицит линейных элеваторных мощностей в Украине на сегодняшний день составляет более 40 млн т. В пересчете на области нехватка элеваторов составляет около 2 млн т в каждой.

Ситуация с портовыми элеваторами немного иная. Последние пять лет их строительство шло очень активно. Однако у них совсем другая задача — зарабатывать на оборотах перевалки. Заниматься сушкой и доработкой зерна, даже имея собственные сушилки, они не слишком стремятся. Нередко даже зерновозы разворачивают из портового элеватора назад, отправляя их досушивать и доочищать зерно на ближайшем линейном элеваторе.

Сейчас портовую перевалку обеспечивает большое количество элеваторов. В ближайшие пару лет на рынке можно будет увидеть даже избыток их мощностей. Это положительно скажется на агропроизводителях, ведь цены на перевалку снизятся. Для сравнения: сегодня при перевалке больших объемов в портах Одессы (от 1 млн т) речь идет о тарифах на уровне $8-10/т. Хотя еще несколько лет назад элеваторные услуги в портах стоили $21-22 на каждую тонну зерна.

Кто и как готовится к сезону

Ежегодно в агрономический сезон свои коррективы вносят погодные условия, а на маркетинговый сезон влияют логистические проблемы. Например, в прошлом году в июне-июле шли сильные дожди, так что единственным способом сохранения качества выращенного зерна и улучшения его характеристик оставалась дополнительная обработка и сушка на элеваторах. При этом сложная ситуация с “Укрзалізницею” приводила к преимущественно автомобильной отгрузке зерна с элеваторов, а это дороже, что снижает общую рентабельность производства.

В этом году количество осадков в некоторых регионах тоже превышает обычную норму, значит, раннюю группу зерновых придется везти и дорабатывать на элеваторах. По сути, у агропроизводителей есть один хороший выход — развивать внутреннюю инфраструктуру промышленных элеваторов самостоятельно. И пытаться сразу интегрировать систему линейных элеваторов в железнодорожную логистику.

Сегодня роль элеваторов в структуре зернового рынка в корне меняется — из мест хранения зерна они превращаются в высокотехнологичный инфраструктурный бизнес. Многие фермеры и небольшие сельхозпроизводители имеют собственные токи и сушилки. Однако напольные склады обычно не рассчитаны на большие объемы и долговременное хранение, в отличие от современных элеваторов с конусными силосами. Преимущество современного промышленного элеватора не только в качественной доработке, но и в возможности сформировать большие товарные партии зерна. А это уже совсем другая цена для мелких агропроизводителей. Именно поэтому с 2019/20 маркетингового года крупные владельцы элеваторов планируют хранить на своих мощностях зерно сторонних производителей, предлагая, кроме собственно сушки и доработки, также быстрое принятие и отгрузку на маршрут.

Возникает вопрос: как тут может помочь государство? Стоимость строительства современного зернового элеватора под ключ составляет около $200 на тонну хранения. Стоимость элеваторного оборудования при этом — около $100 на тонну хранения.

В прошлом году в Украине действовала госпрограмма компенсации строительства и реконструкции элеваторов, которая предусматривала возвращение 25% от стоимости оборудования (без НДС). Основным ее требованием было использование отечественного оборудования. В этом году ситуация несколько изменилась. В январе в госпрограмму были внесены изменения и дополнения, согласно которым на компенсацию могут также рассчитывать те элеваторы, где устанавливается оборудование иностранного производства.

Однако на всю эту программу на 2019 г. запланировано всего 980 млн грн. Для сравнения: только на элеваторах одного из агрохолдингов, вводимых в эксплуатацию в текущем году (новые или после реконструкции), сумма компенсации должна быть на уровне 480 млн грн. И пока неизвестно, удастся ли компании получить средства, обещанные государством.